?

Log in

No account? Create an account
Великолепные артисты читают великолепные стихи."Такая уж поговорка у Лёньки теперь была"
Вот и всё...

promo hydrok september 13, 2015 14:36 2
Buy for 20 tokens
Писал я тут уже про наш давний героический поход по заданию администрации аж двух новопридуманных улусов для разведки возможностей вывоза угля с Красной Речки с целью спасения их населения. А тут благодаря p_syutkin в На лису пойдёте, на волка? — На медведя! вспомнил и ещё одну…
Жил-был дурак. Он молился всерьез
(Впрочем, как Вы и Я)
Тряпкам, костям и пучку волос -
Все это пустою бабой звалось,
Но дурак ее звал Королевой Роз
(Впрочем, как Вы и Я).

О, года, что ушли в никуда, что ушли,
Головы и рук наших труд -
Все съела она, не хотевшая знать
(А теперь-то мы знаем - не умевшая знать),
Ни черта не понявшая тут.

Что дурак растранжирил, всего и не счесть
(Впрочем, как Вы и Я) -
Будущность, веру, деньги и честь.
Но леди вдвое могла бы съесть,
А дурак -на то он дурак и есть
(Впрочем, как Вы и Я).

О, труды, что ушли, их плоды, что ушли,
И мечты, что вновь не придут,-
Все съела она, не хотевшая знать
(А теперь-то мы знаем - не умевшая знать),
Ни черта не понявшая тут.

Когда леди ему отставку дала
(Впрочем, как Вам и Мне),
Видит Бог! Она сделала все, что могла!
Но дурак не приставил к виску ствола.
Он жив. Хотя жизнь ему не мила.
(Впрочем, как Вам и Мне.)

В этот раз не стыд его спас, не стыд,
Не упреки, которые жгут,-
Он просто узнал, что не знает она,
Что не знала она и что знать она
Ни черта не могла тут.


Tags:

Случайно попалась мне такая подборка перлов этого замечательного спортивного, но особо футбольного, комментатора, актёра, педагога, народного артиста Грузинской ССР Константина (Котэ) Ивановича Махарадзе.

Правда не нашёл в ней своего любимого его (ржали мы тогда минут десять, футбол был забыт), с неповторимым акцентом, перла с прямой трансляции одного из матчей с участием Тбилисского "Динамо":
"Удар!  Штанга! Эщо удар! И варатар Отар Габелия ловит мяч наконэц! "...пауза... Котэ поправляется: "Я, дорогие тэлезрители, имэл ввыду - в канце канцов!".

За подобные шуточки его не раз Гостелерадио отстраняло от прямых эфиров, но каждый раз он отговаривался неполным (он, на мой взгляд, владел им почти в совершенстве, уж намного получше руководителей Гостелерадио) знанием русского языка...

Скучно для телезрителей прошёл чемпионат мира... его не комментировал великолепный Котэ Махарадзе:

- Армейцы Москвы играют в красных трусах с синими рукавами.

- Бабангиду сегодня играет в белых бутсах, а в остальном играет спокойно, уравновешенно.

- Боковой арбитр принимает красивые позы. Возможно, он раньше занимался балетом.

- Были у его шансов возможности!

- В этой позиции у Карпова стоит лучше.

- Вот он держит соперника за трусы, за футболку, за бока… практически за все что можно, держит.

- Вот Тихонов бежит за мячом, подбегает к вратарю и овладевает им.

- Вот… удар! Я на него обратил внимание еще в гостинице.

- Вратарь Воробьёв был готов к этому и вовремя раздвинул ноги…

- Вратарь не вводит мяч в игру и показывает партнёрам, чтобы они шли подальше.

- Да-а-а, как говорится в одной известной народной поговорке: «Сколько ты не атакуй, а счёт-то уже 0:2».

- До начала матча - пять минут, счёт по-прежнему 0:0.

- За левыми воротами расположились болельщики «Лацио». Они все голубые.

- Защитник датчан поднял ногу, и атака голландцев захлебнулась.

- Защитники остановились, и нападающий спокойно расстрелял вратаря.

- Здесь Каспаров впервые начал думать.

- Здорово, конечно, среагировал Боннер: по-нашему, по-вратарски, в красивом прыжке, с нарушением правил - как полагается.

- И настал соперникам греков полный Пападопулос. Они могут теперь идти Загоракис!

- И наш форвард падает в штрафной площадке! Что говорит судья? А судья говорит, что сегодня на улице довольно холодно, и с земли надо подниматься.

- И тут на выручку пришла перекладина ворот.

- Игроки разбились по парам и толкаются.

- Как бы нашим сегодня не посрамиться. САМ ПРЕЗИДЕНТ ЗИМБАБВЕ НА ТРИБУНЕ!!

- Как говорят, стоит, стоит футболист, потом раз - и гол забил.

- Как технично спортсмен облизал планку!

- Киевляне не допускают грубых ошибок и вообще играют из рук вон хорошо.

- Клинсман предлагает себя очень активно…

- Красивые, стройные ноги у Канниджы, и прическа тоже так себе, ничего.

- Кривов хотел пробить сильно и точно, но не получилось - Да, неудачно лёг на ногу футболисту его кожаный дружок.

- Кузмичев только занес ногу для удара, как его по ней и ударили.

- Леоненко разминается уже 45 минут. Не перегрелся бы.

- Литманен имел трех защитников - двоих сзади и одного перед собой.

- Можно только удивляться скорости африканских футболистов: в джунглях особо не разбежишься.

- Мяч, перехитрив сам себя, ускакал за правую штангу.

- He успела закончиться тридцать третья минута первого тайма, как началась тридцать четвертая.

- Олич идет к воротам, выходит к воротам…. Забыл Олич, зачем пришел к воротам.

- Он поставил ногу типа шлагбаум.

- Онопко получает мяч в центре поля. Вся его фигура как будто говорит: «Кому бы дать?»

- Отличный удар Агаховы. Правда, мяч прошёл выше ворот, но сразу видно, что Агахова - игрок высочайшего уровня!

- Пенсионным бегом Кобелев побежал подавать угловой.

- С мячом немцы, в данном случае - француз.

- С мячом спартаковец, перед ним защитник. Спартаковский форвард нащупал изъян между ног противника и быстро им воспользовался. Да-а-а, спартаковская школа.

- С чувством выполненного долга встаёт с нашего нападающего армянский защитник!

- Сбивают Александра Паляницу. Арбитр показывает, что помощь врачей уже не нужна.

- Сильный удар - и футболист «Болтона» чуть не убил игрока своей команды.

- «Спартак» забил столько же мячей, сколько и «Интер» - ни одного.

- Справа от нас масштабная такая морковь…

- Стоило вратарю расслабиться, как он тут же заработал себе мяч между ног.

- Судья Батишта сжимает в руках свой инструмент.

- Такое впечатление, что у Бубки шест увеличился после отдыха.

- Такой жест футболисты показывают в двух случаях: когда забивают мяч и когда недовольны решением арбитра.

- Титов получил пас от австрийца. Хороший пас. От своего такого не получишь.

- Только-только голландцы начали входить во вкус, и вот Петит пришел во время этой еды.

- У Левицкого были проблемы с локтевым суставом, поэтому он играет в наколеннике.

- Удар был очень сильным. Мяч попал в голову защитника. Если есть мозги, возможно, будет сотрясение.

- Уж не знаю, чем вратарь остановил мяч, но он застрял между ног.

- Ушел, ушел хитрый мяч, не дался…

- Физические данные у этого игрока довольно хорошие: рост 183 сантиметра, вес 71 САНТИМЕТР.

- Чем хорош Виктор Онопко - приставучий такой игрок.

- Чем-то японская дзюдоистка напоминает мне мою жену. Но только чем-то…

- Шовковский получает пас от своего друга по жизни - Владислава Ващука. Кстати, они женаты.

- Шотландцы отлично играют головой. Они уже рождаются так.

- Шумахер целует кубок, тренера, конструкторов и даже свою жену.

- Элистинский защитник пристроился сзади к Лоськову, но у него ничего не получилось.

- Это пас кому-то из родных или близких на трибунах.

- Это понравилось болельщикам, и они начали болеть за свою команду.

- Этот свитер у него - счастливый! Он его уже пятнадцать сезонов носит, не снимая!..

- Я помню, как сейчас, в этот тяжелейший дождливый матч в Киеве - футболисты мочились на каждом шагу!..


Tags:

Автомобиль Геринга - 4

Продолжение

Выбрали мы себе барашка на рынке, начал продавец нам его для шашлыка рубить. Вдруг подбегает крайне возбуждённый его друг-джигит:

- Реваз, бигы скарэй! Очин ты нам нужын! Только фото свой беры! Скарэй, дарагой!
- Пагади, пакупатэл атпушу!
- Какой пакупатэль? Скарэй! А то уедет, фота нада! Вэсь Кутаиси нами с табой гордытся будэт!

Продавец откладывает топор, извиняется перед нами «На минутачку, дарагые!», снимает забрызганный кровью фартук, достаёт из-под прилавка фотоаппарат "Зенит" и мчится к выходу. Увидев этот его манёвр, немедленно пустеет и весь мясной ряд, состоящий исключительно из детей горских и закавказских народов, за ним потянулся тут же и дынно-фруктовый, чьи работники торговли представляют в дружной семье советских народов солнечный Азербайджан и жаркий Узбекистан.
Через минуту остаёмся лишь мы, да зеленной ряд, где торгует женская часть этих советских республик. Но укроп-киндзу мы уже купили, нам там ничего не надо! Но интересно же, куда народ побежал: может, там драка какая или авария? Надо бы тоже посмотреть!

Выходим из рынка и видим, что наш Мерседес облеплен толпой смуглых галдящих мужчин, принимающих на его фоне самые причудливые и горделивые позы, а наш мясник Реваз и ещё какой-то пожилой хмырь (хорошим человеком оказался в результате Рауф Поладович!) двумя фотоаппаратами их фотографируют, причём большинство из них хватаются для кадра за столь любовно надраенные Виталиком фары и блестящие крылья своими отнюдь не стерильными руками, и те все уже все захватаны.

Виталик им грозно кричит; «А ну-ка брысь, уроды!». Уж не знаю что, но скорей всего маршальская фуражка у него на голове, производит на абреков большое впечатление, и толпа несколько отшатывается, но тут же начинает переговоры:

- Зачэм так гавариш, камандыр? Твой такой машин?
- Ну мой! Кто тронет – руки поотрываю, ишь – заляпали всё грязными руками, придурки!
- Вай! Зачэм кричиш, зачэм ругаешься? Тряпачка пратром – савсем блистэт будэт! Разрэши фот сдэлать, камандыр?

Деятельный мозг Виталика тут же срабатывает в нужном направлении:
- Всем что ли? Нет, вам нельзя! Вот Ревазу – можно! Давай фотоаппарат, Реваз! Вот тебе можно – тебя я даже за рулём сфотографирую, ты хороший человек! Я ж профессионал с Мосфильма! Кинооператор! В лучшем виде фото будут!

Реваз раздувается от гордости, передаёт Виталику свой фотоаппарат, достаёт из кармана пластмассовую расчёску, тщательно приводит в порядок пышные усы. Виталик открывает ему водительскую дверь и тот принимает картинную позу за рулём, а толпа с завистью на него смотрит. Виталик щёлкает несколько постановочных с ним кадров, в одном даже для пущей красоты напяливает на мясника Реваза свою роскошную золотую фуражку. Толпа немеет от зависти.

Пока Виталик занимается этим художественным творчеством, из дверей рынка появляется пожилой Рауф Поладович и несёт под руками здоровенные две дыни, которые перекочёвывают под руководством видного деятеля искусств фотографии и кинематографа Виталика на наше заднее сиденье. Ещё пять кадров с щедрым Поладычем, в том числе и за рулём нашего лимузина!

Оценив такую возможность, продавцы один за другим тянутся внутрь к своим прилавкам: кто пакет с персиками выносит, кто черешню, кто гранаты, кто виноград, кто – шмат домашнего сала. Пришлось Виталику открыть багажник, куда под его чутким руководством все эти дары природы аккуратно складываются, а в зависимости от ценности принесённого груза он решает, как дарителя сфотографировать: просто рядом с лимузином, на подножке лимузина, за рулём лимузина, либо, уж совсем за что-то ценное и вкусное, за рулём и в маршальской фуражке.

Так что заняло посещение рынка у нас не менее часа, доставило крайнее удовольствие и небывалое развлечение его работникам, да и нам тоже, а также принесло полный багажник всяких вкусностей, причём за мясо денег с нас мясник Реваз категорически брать отказался, а Виталику поклялся в вечной дружбе и попросил заезжать к нему почаще.

Закуской мы оказались обеспечены на несколько дней, так что теперь в вино-водочный (тогда они с 11 торговали), денег мы для него на рынке сэкономили кучу, да и пора спешить в Малаховку на шашлыки, заждались нас Ирина с подругой там уже, поди!

Продолжение следует


Автомобиль Геринга - 3

Продолжение

На следующий день выяснилось, что Виталик опять исчез, причём исчез абсолютно на ближайший месяц. Дома его нет и соседи не знают, где он. На тогдашней его работе, где он непонятно кем числился, но чинил купленную старенькую и брошенную дипломатами иномарку директора, нам сообщили, что Виталик взял отпуск за свой счёт под предлогом лечения больного дедушки, а поскольку в трёх местах в заявлении было указано, что дедушка этот – ветеран войны, то ему не отказали. Учитывая то, что ни про какого Виталикова дедушку-ветерана никто слыхом не слыхивал, мы решили, что он опять срочно улетел в какую-нибудь экзотическую сибирскую глухомань.

Объявился он по телефону, однако, через месяц, и сразу с заманчивым предложением:

- Мужики! А вы что в субботу делаете? Мы с Ириной вас в гости приглашаем на её дачу в Малаховку, я теперь там живу. На шашлыки, можно с ночёвкой и даже с подругами – дача большая, все поместятся. Мясо, закуска  и вино с меня, водка – ваша. Встречаемся у метро в десять, нам ещё на рынок за мясом заехать надо. Я на машине буду.
- Погоди, а если с подругами получится? Как мы в неё всемером поместимся?
- Не бойтесь, поместимся, гарантирую!

С подругами тогда у нас не у всех получилось, но собрались в назначенный час, ждём Виталиковых гоночных жигулей, предвкушая смертельное путешествие с визгом шин и свистками вдогонку гаишников. Однако вышло немного не так.

Медленно-медленно подкатывает к метро что-то такое непонятное, угольно-чёрного сияющего цвета с блестящим хромом и медными фонарями, по виду – чуть подлинней грузовика ЗИЛ, на капоте гордо высится мерседесовская звезда. Мы оцепенели и рассматриваем это чудо техники. Из водительской двери вылезает Виталик, в джинсах и застиранной майке, но на голове у него почему-то расшитая золотом генеральская фуражка, и нам командует:

- Ну что застыли? Залезайте! Я что ли вам двери открывать должен?
- Виталя! А эээтто что?
- Это? Тачка моя новая! Залезайте, сейчас всё расскажу!

Мы залезаем. Двое впереди умещаются, трое – назад садятся и сходу открывают рты. Сиденье размером с двуспальный диван – благородная старая кожа, ноги можно полностью перед ним вытянуть. Перед сиденьем – выдвижной столик, под ним – бар с хрустальными графинчиками и такими же стаканчиками, двери отделаны панелями из благородных пород дерева, к ним прикреплены вазочки хрустальные для цветов, из каждой благоухает по розе. В графинчиках призывно плещутся всякие полезные для человека жидкости, по виду – коньяк и ликёр какой-то, предусмотрена и закуска – пачка печенья «Юбилейное». Одно плохо – спросить мы у Виталика ничего не можем, поскольку между задней и передней частью этого автомобиля – стекло толщиной чуть не в руку, и похоже что пуленепробиваемое. Однако Виталик нажимает кнопочку и стекло это медленно  отъезжает. Вот теперь можно и поговорить!

- Так что это такое?
- Что-что! Тачка моя новая! Мерседес называется!
- Так мы видели по значку, что Мерседес! Но откуда?
- Ирина мне дала покататься, пока моя в ремонте! А может, и вообще подарила!
- А у неё такая откуда?
- Папа из Германии в 45-м привёз! Только она лет тридцать в сарае простояла: запчастей к ней не достанешь! Вот мы с ребятами из НАМИ целый месяц её в этом сарае  и восстанавливали: пока движок перебрали, пока резину наварили, пока тормоза до ума довели… умучались все, но теперь отлично ездит! А вообще-то это Геринга машина!
- Какого Геринга?
- Того самого! Германа! Рейхсмаршала авиации!
- А кто ж у Ирины папа был?

Виталик называет фамилию и нам становится немножко понятней: в учебниках эта фамилия много где есть, в конце войны – командующий одним из фронтов. Тогда даже и полковники себе всякие Опель-Кадеты из Германии привозили, а уж маршал… Виталик продолжает хвастаться:

- Гроссер-Мерседес называется! Их всего-то десять штук таких лимузинов сделано было, а уж сколько сейчас их в мире есть, никто не знает, у нас – так вообще один такой! Может, их вообще таких два осталось? Вот у меня и, может, у английской королевы, но у неё самого Гитлера тачка! Движок под восемь литров, мощность под двести, только ездит медленно да и бензина жрёт как Урал какой, скучно мне на нём рулить! Но зато все оборачиваются.
- А почему медленно?
- Так бронированный он, хоть из пулемёта стреляй! Тут только стёкла больше всех моих Жигулей весят! Шофёр папы Ириного, правда, половину брони снял тогда, но часть снять невозможно, так что даже таким движком больше 120 эти четыре тонны не разогнать, пробовал уже! А вы что как неродные там сзади сидите? Наливайте себе из графинчиков, для вас же приготовлено!

А мы что? Нас долго уговаривать не приходится! Наливаем себе коньячка: лимузин Геринга по улице плывёт, прохожие его рассматривают, половина водителей останавливается, гаишник встречный в струнку вытянулся и чуть нам честь не отдал, но поближе, видимо, понял – не правительственный это ЗИЛ, розы благоухают, коньяк и печенье вкусные… Хорошо сидим!

Обидно только, что путь до рынка короткий! Плавно тормозит Виталик прямо у входа на крытый Черёмушкинский рынок, пора нам и за мясом!

Продолжение следует

Автомобиль Геринга - 2

Продолжение

Обзванивает нас как-то вечером Виталик:
- Мы ж не виделись, почитай, уже больше месяца! А у меня день рождения скоро! Так что приходите завтра, как раз суббота,  ко мне часиков в семь! У меня одна знакомая товаровед есть на Очаковской продбазе, обещала мне несколько ящиков чешского пива (редчайший тогда дефицит!) заныкать! Так что днём я потаксую чуток, накоплю денег, в шесть выкупаю это пиво, а с вас рыба! Жду!

Собрались мы, приходим к семи: нет Виталика! Час ждём, второй пошёл… прикрепили мы к двери записочку и отправились со своей рыбой в соседнюю пивную, там он нас найдёт. Но в тот день Виталик так и не появился, с концами пропал Виталик! Мы за него, безусловно, волнуемся, но не так чтоб очень – не в первый раз какие-то у него приключения новые в жизни, скорей всего. И точно: на следующий день он опять нас обзванивает:
- Мужики! Вы на меня не обижайтесь… там такое дело вчера случилось, долго объяснять… но пиво я взял, четыре ящика! Так что давайте сегодня, только не у меня, записывайте адрес!

Ну что ж, вторая попытка: собрались мы у метро, подходим к дому - адрес вроде тот, но вот что там Виталик забыл, явно же дом генеральский, пафосный сталинский ампир со статуями на фронтоне, гербами и звёздами? Поднимаемся, кругом гранит и мрамор, звоним в дубовую дверь, открывает нам какая-то незнакомая женщина – красивая, но для нас взрословата несколько, даже Виталика минимум лет на пятнадцать постарше! Мы ей:
- Ээээ… нам бы Виталия!
- Я Ирина! Проходите, ребята, в столовую – он там спит, умаялся, бедняга! А я пойду на кухню вам креветки варить!

Мы ничего не понимаем… идём по длиннющему коридору, все стены какой-то живописью завешаны в потускневших рамах – и подборочка такая странная: то Налбандян, то Ефанов, то вообще какая-то жуткая советская мазня, то явно малые голландцы, а может и вовсе не малые, а очень даже большие? И всё явно подлинники и музейные вещи – вот за что их в тёмный коридор сослали? И, главное, кто? Ну не Ирина же эта? И куда мы вообще попали?
Заходим в огромную столовую, на стенах тоже всякая живопись развешана, посередине – неохватный круглый стол, вокруг него расставлены стулья с гнутыми спинками (уж никак не меньше, чем реставрированные после Остапа работы мастера Гамбса, а то и екатерининских времён), в углу – штабель картонных коробок с пивом, у стены – гигантских размеров кожаный диван, а на нём спит одетый  Виталик беспробудным сном, лишь от храпа борода колышется! Пьяный что ли? Да нет, непохоже…

С трудом мы его растолкали, он смотрит на нас спросонья и говорит:
- Вот спасибо вам, мужики, что пришли! Вы уж меня извините за вчерашнее! Но позвонить кому уже поздно было! Всё так неожиданно случилось…кстати, вы с Ириной уже познакомились?
- Да почти! А что за Ирина-то, толком объясни! И что это за квартира?
-Тут какое дело… возвращаюсь я из Очаково домой, пивом уже загрузился, а тут такой ливень! Ну и вот...
- Что «вот»? Ты толком говори, что случилось-то?
- Ну как что? Ливень же, я и говорю! А вот если бы не этот ливень, я бы вас вчера так не подвёл бы!
- Виталя, у тебя вечно природа виновата, а ты вообще ни при чём! Давай, рассказывай!
- Так я и рассказываю! Загрузился я на складе пивом, еду обратно, если чуть поднажать – точно к семи поспеваю! А вы ж это Очаково знаете, такая мунькина жопа, и тут, как назло, этот ливень, просто стеной… вы ж его видели тоже вчера?
- Да видели… короче, Достоевский хренов!
- Ну так я и рассказываю: еду я из-за этого ливня небыстро так, видимость плохая на дороге…
- Небыстро – это километров сто двадцать по городу?
- Скажете тоже! Гораздо медленней, просто ползу! Ну максимум сотню! Кругом – никого, все от ливня попрятались! Вдруг вижу – прямо по дороге вдоль обочины она идёт, босиком и вся мокрая! Ну я и затормозил… а вы бы не затормозили бы?
- Мы – не знаем, мы бы по мокрой дороге на такой скорости в кювет улетели бы! И кто «она»?
- Так Ирина же! Мне её жалко стало, я окошко приоткрыл и ей говорю: «Прыгайте в машину, девушка, а то простудитесь! А туфли вы где потеряли, надо искать?». А она мне: «А зачем они теперь мне? Да у меня и денег нет, так что спасибо!». Я ей: «Денег мне не надо, я не на работе уже – прыгайте скорей, я вас домой довезу, а то так и до воспаления лёгких недалеко!». Села она на заднее сиденье, добился я от неё адреса – рядом же с моим почти, крюк небольшой! Поглядываю на неё в зеркало, пытаюсь разговорить – а она молчит и лишь плачет иногда! Ну, доехали мы, а я же к вам тороплюсь, говорю ей: «Приехали!». А она мне: «А можно я вас кофе напою? Ну пожалуйста, хоть на полчасика зайдите! А иначе – я не знаю, что я с собой одна сделаю!». И вид такой у неё – чую, сделает же! Пришлось зайти на минуточку… вот всю ночь мы с ней и проговорили. Интересная женщина, образованная, редактор в издательстве. Тяжёлый у неё случай!
- Только проговорили? Да знаем мы тебя, психолога-гинеколога! Не свисти!
- Клянусь, ребята! Но надо ж бабу спасать, тем более такую красивую? Что ж я, гад какой что ли? Но вроде немножко я привёл ей мозги в порядок… хотя там тяжёлый у человека случай!

Тут вернулась эта непонятная Ирина с огромной супницей креветок, распаковали мы первую коробку – отлично посидели, отметили Виталиков день рождения! Ирина сначала молчала, а потом несколько ожила, даже как-то на нашу болтовню реагировать стала и чуть порозовела, а то бледней смерти была. Но время позднее, пора и по домам! Она нас провожать до машины пошла: а та глухо не заводится. Виталик открыл капот, светит переноской – а там весь двигатель в масле! Головку повело или ещё что, но тяжёлый случай, надолго встал аппарат.

И тут Ирина смотрит на нас и говорит:
- Спасибо вам, мальчики! Рада была с вами познакомиться, надеюсь не последний раз вас вижу! Видно, так бог рассудил, спас он вчера меня, а сейчас вторично намекает… пойдём домой, Виталик, я тебя кофе напою! Ну пожалуйста, пойдём! А завтра поедем на дачу, там у меня для тебя, пока эту чинить будешь, другая машина в сарае стоит, только её завести надо, она лет десять уже, как отец умер, там заброшенная совсем стоит... но ты ж её легко заведёшь, мой милый?

Продолжение следует…

Автомобиль Геринга

Мой тогдашний друг и шофёр нашей экспедиции Виталик был, без преувеличения, выдающимся человеком! Во всех смыслах этого слова. Его, так сказать, физические возможности и отдельные части тела просто навечно поражали половину человечества! О таком было забыть нельзя, многие потом утверждали! Но только половину… нам-то, его друзьям, какое дело до его баб и их восхищения отдельными виталиковыми частями тела? Всеми женщинами сразу даже Виталик был тогда заняться не в состоянии, у него всегда это дело предваряла любовь-морковь и прочая романтика, а иначе он тесных физических взаимоотношений с противоположным полом себе не представлял.

Был он фулюганом из Зарядья… таким, классическим, если бы не одно но: в его шестнадцатикомнатной коммуналке одну комнату занимал поэт и студент Литинститута, а другую – кинооператор и кинорежиссёр, прямо настоящий, ВГИК закончил, у Тарковского работал! Вся эта троица была неразлучна с детского сада, вот под их влиянием Виталик и сошёл тогда с кривой дорожки несомненного будущего урки-сидельца, а может, да даже и наверняка – характер такой, и целого будущего вора в законе.

Один приобщил его к хорошей литературе, другой – научил пользоваться кинокамерой. Но в институт Виталик, первый хулиган их класса, не поступил тогда и был по своим физическим и психоэмоциональным качествам мудрым армейским начальством направлен служить в ВДВ, причём, по словам Виталика, не просто в ВДВ, а в спецназ ВДВ. Там он получил массу почётных значков и даже какую-то медаль, побывал в Африке какой-то секретной, сделал стремительную карьеру от рядового до старшего сержанта, но закончил службу всё же ефрейтором. Разжаловали недоброжелатели! И, не сомневаюсь ни минуты, было за что…

Мы, честно говоря, в этом мифическом «спецназе ВДВ» одно время сомневались, но до одного случая: это когда Виталик из-за неправильного обращения к официантке местного кафе в одиночку и при помощи всего лишь вилки уложил на пол команду заштормившего в бухте Рудной сухогруза. Секунд за двадцать. Всех шестерых, при этом двое всё же успели достать ножи, за что им и досталось не в пример остальным четверым: руки эти с ножами Виталиком были им надолго испорчены быстро, но очень аккуратно, без особой жестокости, а так, чтоб неповадно было. Официантка эта, очень симпатичная девушка, как нам показалось, вообще не поняла, из-за чего весь сыр-бор, но на оставшийся нашей экспедиции месяц в Виталика влюбилась безбожно и навек. Да и вахтенная на борту команда сухогруза этого на Виталика не обиделась, а уже по скором приезде на берег под командованием деда и боцмана, позже наших хороших друзей, для разборок с ним коллективно постановила, что обращение к незнакомой тебе женщине сходу на букву Б в присутствии совсем незнакомых тебе людей настоящего советского моряка украшать не может никак и должно строго, немедленно и по заслугам быть наказано. Пусть даже и продолжительным пребыванием в  судовом лазарете.

Долго можно про подвиги Виталика рассказывать! Я ж говорю, неординарный он был человек! Расскажу лишь про один случай…

Где-то в середине восьмидесятых съездил он покалымить на какой-то золотой прииск, а на заработок там он купил себе подержанный Жигуль-трёшку. Шикарная по тем временам вещь! Как хороший механик что-то там он подкрутил в двигателе, а через одного из наших друзей, вице-чемпиона РСФСР по кольцевым гонкам и мастера спорта, достал и присобачил на это детище Тольятти какой-то сдвоенный карбюратор от Форда-Мустанга, после чего оно начало ездить со скоростью под двести и никакой гаишной, даже форсированной и даже экспериментальной с роторным двигателем Ванкеля, были тогда в ГАИ и такие, машине догнать его не представлялось возможным, чем Виталик широко и с большим удовольствием пользовался.

Когда у Виталика не было денег на бензин для сдвоенного карбюратора, то он подвозил на своём гоночном болиде голосующих граждан, с такси тогда туго было, причём с тротуара за трёшку он их брал пышащими здоровьем, а до нужной им точки доставлял очень быстро, но в прединфарктном состоянии. Вот с этого история эта и началась...

Продолжать, друзья? Или неинтересно? J

Кровавый царизм

"Расписание чинам Томской Губернии" (две Франции тогда):
25 генералов (действительных статских, Тайный лишь губернатор, генерал-лейтенант (тоже Тайный, если по Табели) воинский начальник, у него под началом максимум полковники. Есть Прокурор (д. ст.) и начальник Судебной Палаты (д.ст.). Попечитель Учебного Округа (д.ст, как у Ульянова-Ленина папаша). Начальник Жандармского Управления - подполковник. Тюремный управитель и над ссыльными главный начальник - полковник.

Остальные 20 генералов - профессора Томского Университета, так положено по Табели о Рангах было при кровавом царизме.

Вот, собственно, и всё, что мы хотели знать про кровавый антинародный царизм.

Почему вдруг заинтересовался: мой прапрадед - директор Томской Губернской Гимназии тогда, статский советник, сын поляка-ссыльнопоселенца по делу о восстании 1831-го года.

На чин выше по Табели, а уж по уважению намного больше, чем главный жандарм этой огромной Губернии.

Все их сыновья у него учатся, чего уж там, свои люди мы, не по чинам - а свои!

Вот кто такой этот жандармский подполковник, нам на него глубоко насрать!

Уже даже и по чинам. Так думали тогда все генералы-профессора, да и большинство просто приват-доцентов Императорского Университета - коллежских и статских (полковников и бригадиров армейских) советников тогда по Табели.

P.S. Как-то мне туда, в эту глухомань тогдашнюю, но в то время, резко захотелось перенестись. Вот сейчас Маск (на Рогозина всё же надежда слабовата) изобретёт машину времени и...

Подражая Нашему Всё

Есть у Александра Сергеевича такая серия рассказов, но более всё же исторических анекдотов, под названием Table Talk.
Ну, про то, как его прадедушка глиста из задницы Петра Великого вынимал...

Расскажу-ка и я один семейный исторический анекдот...

Мой прапрадедушка Иван Иванович по молодости, в чине мичмана, совершая дальний поход, тушил пожар в Португалии. И там познакомился с совершенно случайно попавшим на их линкор совсем юным наследником Александром Александровичем, поезда тогда из Испании в Россию не ходили ещё, вот ему на халяву, чтоб побыстрей из путешествия к маме-императрице вернуться, их линкор в Лиссабон, с Испанией разборки были, и подогнали туда. Сдружились тогда на пожаре этом ребята! Позже эта юношеская дружба продолжилась и в духовом квартете, и на царской яхте, но это совсем другие рассказы...

Через много-много  лет мой прапрадедушка, в числе прочих флотских инженеров, спускал на Балтийском Заводе на воду свой очередной броненосец.

На церемонии спуска на воду и банкете ожидался сам Государь Император.
Вот чем Государя удивить, загодя спросили не особо чиновного, но былого друга с юных лет тогда ещё Наследника, моего прапрадеда Ивана?
Вот всё у Государя есть, что он захочет - то и будет! А вот чтоб его по-настоящему удивить?

Тот начал  судорожно думать... и придумал!

"Мы,по молодости, когда опосля пожара с визитом эскадры посетили Брест..." -сказал Иван Иванович - "...зашли там с Наследником  в один местный кабак, и там нам принесли на закуску под БожолеНуво один местный сыр... так Государь Наследник его три фунта стрескал и нахваливал! Но у нас такого сыра в России нет - он очень вкусный, но с червяками специальными, в этом весь и смак под молодое вино, и только там его делают!".

Ивана Ивановича даже и сам Морской Министр, дядя Императора,  уважал... а Государь, как всем известно, выпить был всё ещё не дурак... короче, послало Морское Министерство в Брест миноноску какую мелкую, а то и целый крейсер, за эти сыром, чуть ли в новейший крейсер "Варяг" по размеру, а может и его самого. Ну,типа с дружественным визитом...заодно и сыра с молодым вином прикупить, такое секретное задание.... но на обратном пути корабль попал в шторм, поболтало его весьма изрядно на жаре и задержался он малость...

Банкет в разгаре, уже и во всех менях прописано, типа божоленуво-червячныйсыр, любимый сыр Государя!  Весь Петербург обсуждает, все мечтают пригласительный билет на этот банкет получить и этот сыр попробовать!

Император, правда, не приехал, то ли у Наследника понос, то ли у Императрицы голова болит, или фрейлина Долгорукая опять какая понесла, или ещё что, но поспел к банкету вовремя крейсер, чай русские же геройские моряки!

Но дядя его, Генерал-Адмирал, тут как тут, да и весь Двор и всё Адмиралтейство, ясен пень... все на банкете присутствуют!

Все ждут сыра... подают молодое французское вино с только что причалившего крейсера... и к нему какой-то сырный продукт, навроде современного Камамбера или Пармезана какого импортозамещённого... все в шоке! Это же вообще жрать невозможно и неинтересно, фи! Такое и Верещагин уже скоро под Вологдой делать начнёт...

Все так этого любимого Императором экзотического сыра с червяками ждали! А тут такой облом! Скандал фактически! Иван Иванович белого цвета!

И тут к Ивану Ивановичу подходит Главный Придворный Официант  и говорит громким шёпотом, так что всем слышно:

"Извините-с, Иван Иваныч-с! Сыр-с ваш сейчас подать-с не можем-с! За дорогу они разбежались-с! Ловим-с! Чуть позже-с подадим-с!".

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala