hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Губы окаянные

Писал я тут уже про наш давний героический поход по заданию администрации аж двух новопридуманных улусов для разведки возможностей вывоза угля с Красной Речки с целью спасения их населения. А тут благодаря p_syutkin в На лису пойдёте, на волка? — На медведя! вспомнил и ещё одну сопутствующую ему историю. А дело было так:

Ну совсем тем сентябрём мало воды в реке стало: не проходит даже наш «Ярославец» через этот перекат! Тыркались-тыркались: нет глубин! И решено было идти дальше на двух лодках. Загрузились по борта оборудованием и бензином и ранним утром погнали. А гнать нам километров сто пятьдесят ещё, да вверх, да лодки гружёные, да течение сильное… Часов восемь-десять нам ходу, однако.

Приплыли на место. Весь день работали, устали как собаки, пора бы и обратно. Готовить не стали, перекусили хлебом с тушёнкой и поплыли вниз: а вниз гораздо веселей и быстрей, успевай только на перекатах от топляка разного уворачиваться. Я, честно говоря, закемарил. Вдруг лодка делает какой-то немыслимый манёвр, я – головой о борт. Продираю глаза и ничего сначала не понимаю: наша лодка делает непонятную дугу, а вторая чуть выше тоже какой-то странный радиус описывает. Что такое?

Оказывается, сохатый реку переплывает и не дают мужики ему к берегу приблизиться. Мне Палыч: держи ручку! А сам ружьё из чехла вытаскивает одной рукой, но собрать-то и зарядить его – тут две надо.

Сохатый бедный смотрит на всё это обречённо, не доплыть ему до берега, не спастись. Чпок-чпок, и погиб он во цвете лет… а ведь в правильном месте переход себе устроил, тут людей сроду не бывало. Конец за рога – и вытянули мы еле-еле его на берег. Здоровый, бродяга!

А как мясо на пароход доставить? Надо его разделывать, сохатого этого.

С нами двое местных опытных охотников, один так вообще чуть ли не профессиональный бывший. Достали они свои ножики и началось. Честно говоря, ни разу не видел, чтоб такую тушу так быстро и со знанием дела одними ножиками охотничьими разделали грамотно. Но часа три это дело заняло. Распределили мясо по лодкам, чуть бортами воду не черпаем: килограмм больше двухсот этого чистого мяса получилось. Но что тут поделаешь? Впереди зима, а ещё ни одного каравана не пришло, как бы с голодухи не околеть…

Плывём себе, мчимся. Но в сентябре уже темнеет по ночам капитально, дело к полярной ночи. Опасно, как бы на что не напороться. Выбрали островок, причалили, разожгли костёр из плавника. Настолько устали, что даже есть не хочется, просто вырубаешься. Так часа три в полном нокдауне у костра и просидели, а тут светать начало. Надо домой на пароход гнать, тут всего-то часа два ходу осталось. Подходим к лодкам: это что такое? Борт в крови, одного мешка с мясом нет, чуть поодаль он разорванный в клочья валяется. Мы Иннокентию: это кто так нахулиганил тут? Он к следам присмотрелся и нам спокойно: «Мишка, однако, приходил. Но маленький. Кушать мясо хотел, но мало-мало взял!». Во дела! А мы и проглядели…

Доплыли до парохода, подняли всё на борт из лодок и попадали по койкам. Но поручили матросу на обед нам свежатинки пожарить: уж которую неделю только на тушёнке сидим. К обеду с трудом встали, морды ополоснули и дружно в кубрик, охотничьими трофеями наслаждаться. А матрос наш расстарался вовсю: и супчик со свежатинкой, и жарёха, и – ни разу не пробовал – лосиные губы как-то по-особенному приготовленные, и печёнка, и тушится у него что-то на печке. Вкусно аж жуть, особенно после почти двух суток работы и голодухи!

Вдруг вой мотора рядом с пароходом, стукается что-то о борт и вваливается к нам парочка мужиков: серьёзные такие мужички, один с карабином, другой поверх бушлата опоясан ремнём, а из кобуры ручка пистолета торчит. Всё, приплыли! Это ж рыб (он же здесь и охот) надзор! А за сохатого штраф – мало не покажется! Это не считая уголовного дела…

Они нам:

- Обедаем, товарищи?

- Обедаем! Присаживайтесь!

- Да нет уж, мы сытые… А мясо откуда?

- Да, встретили мы тут местных охотников… они мешок свежатинки дали…

- Местных?

- Ну а каких ещё?

- Ой, как стыдно врать…

- Почему?

- Почему-почему… у местных такой обычай: губы достаются только тому, кто этого сохатого положил. Вот готовыми он угостить может, а дать кому – не имеет права по обычаю.

- А мы и не знали…

- Ладно, мужики! Считаем, что мы этого не видели! Вы уголь-то разведали?

- Разведали! А вы откуда про нас знаете?

- Да река слухом полнится. Все про это уже знают. Всем же зимовать. Спасибо вам, мужики! Мясо у вас есть – а порыбачить не успели?

- Когда? Мы только вернулись.

- Это дело поправимое!

Кинули они нам на борт несколько чиров и тайменей и поплыли дальше браконьеров ловить.

Вот какие, оказывается, есть интересные обычаи у некоторых коренных народов Крайнего Севера!

Теперь будем знать!

Tags: Индигирка, девяностые, лосиные губы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Помню, глуп я был и мал, слышал от родителя...

    Когда деревья были большими, а Храма Христа Спасителя уже и ещё не было, раз в неделю зимой нас начали водить на урок физкультуры в бассейн…

  • Мистер Нетрололо

    Неожиданно наткнулся на эту редкую запись. Удивился несколько. А он ведь, пожалуй, тогда и поартистичней и потехничней и Хиля, и Магомаева был.…

  • Всё новое - это хорошо забытое старое!

    Источник № 1: Вернусь к Г. Вильду. Весьма характерен также «Tagebuch». Каждый служащий должен был заносить в соответствующую графу то,…

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments