hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Все дороги закрыты для мужчин-евреев

Сейчас кажется, что это решение было довольно грамотное от царского правительства.
И дело не в оголтелом антисемитизме. Не было бы, на минуточку, Мартова, Троцкого. А без них Ульянов - говно в проруби. А Кобу бы полиция закрыла на втором ларьке.
Просто не было бы Гусинского, Березовского, Ходорковского.
Жириновского, Ротенбергов, Путина. И вооще! Нечего тут Рокфеллерам...баронам Шафировым всяким... Екатеринам Скавронским... генералам Евреиновым... Да и всяким сынам Малки-ключницы, рабей хазарской дщери,  тоже, если по большому счёту!
А была бы духовность кругом и скрепы! То есть лепота и православие. Но тут возвращаемся к Малкиному сыну...


      7                                                                                         Минск, 22 Мая 1892

Дорогая Соня!

Несколько дней тому назад я Вам отправил письмо, в котором обещал вскоре написать более обстоятельно. Хотелось мне тогда побеседовать с Вами по поводу последней части Вашего письма, в которой Вы высказываете такие мысли, которые меня ужасно удивили и поразили. Вы затронули одно из забавных мест нашего больного социального организма, и мне приятно было встретить у Вас такую большую дозу здравомыслия, которой я, признаться, не ожидал. Я говорю «мне приятно было», хотя в то же время каждое Ваше слово как ножом резало моё сердце. С одной стороны я рад был, что у Вас явилось сознательное отношение, хотя бы к тому предмету, о котором Вы писали; а с другой – мне больно было, что эта сознательность пришла вместе со своими неизменными спутниками – разочарованием и страданием. Да, Соничка, таков уж удел человека: или остаться в первобытном животном состоянии и наслаждаться минутами удовлетворения своих незатейливых шкурных потребностей, или же вкусить с древа познания и вести жизнь, полную «житейского волнения и битв». Библейская легенда об изгнании Адама и Евы из рая, как раз нельзя лучше, поясняет мою мысль. При таких условиях, по-моему, следует держаться девиза императора Фридриха: « (по-немецки неразб.)»

Перейду к сущности затронутого Вами вопроса. Вы жалуетесь на то, что музыка, та музыка, к которой Вы так страстно стремились, ради которой Вы пожертвовали столько времени и столько труда, на которую возлагали столько надежд и т.д. и т.д. – что эта музыка не удовлетворяет Вас вполне, что у Вы часто, сидя за роялью в консерватории, «сердце от боли сжимается и на глазах появляются слёзы», что Вы не знаете, главным образом, «что из этого выйдет», и что Вас сильно мучит вопрос, для чего Вы жертвуете лучшие годы своей жизни, проводя их в изучении скучных гамм и этюдов и находясь вдали «от близких и дорогих людей»? Вы себе теперь только задаёте эти вопросы, меня же они занимали ещё до отъезда Вашего в Варшаву. Я об этом очень много думал тогда (как вообще обо всём, касающемся Вас) и пришёл к такому заключению. Вас, мало знакомую с жизнью и её требованиями, тянуло куда-нибудь туда, dahin, в заманчивую даль, где Вам рисовались золотые горы; Вы уверили себя, что у Вас есть талант к музыке (я его всегда отрицал) и рисовали себе те счастливые минуты, когда восхищённая толпа рукоплещет очаровавшей её артистке; Вы представляли себе только результат труда и таланта, а не самый труд; Вам хотелось пожить самостоятельно, попробовать вольной жизни. Мамаша Ваша, как более практическая, имела при этом свои виды; позвольте мне о них не говорить. И вот, благодаря совпадению Ваших мечтаний и мамашиных надежд, поездка состоялась. Что же думал я тогда о raison d’être Вашей поездки? А вот что я думал: пусть себе едет, поездка во всяком случае будет для неё (т.е. для Вас) полезна, хотя по совершенно другим мотивам. Во-первых, пусть поучится музыке, кой-какие способности к ней у неё есть, желание учиться тоже, отчего же в таком случае не учиться хорошей и приятной вещи, тем более, что возможность давать уроки музыки может пригодиться в «минуту жизни трудную», ведь все мы в руках слепой и несправедливой судьбы, как знать, что ожидает человека в будущем? Так что, по-моему, каждый человек должен иметь в запасе какую-нибудь специальность, которая могла бы спасти его от нужды при неблагоприятном повороте колеса фортуны. Во-вторых, думал я, поездка эта принесёт ей пользу ещё и в том отношении, что она, живя в чужом городе и среди чужих людей, сделает, как выражаются немцы, очень много (нем. неразб.), которые необходимы каждому человеку, а ей в особенности. Она научится понимать людей, научится их оценивать по достоинству, узнает, как делается всё то, что в Минске маменька преподносила ей готовым и, главным образом, научится думать и взвешивать факты.

Всё это и ещё многое другое думал я тогда и, как видите, признал поездку Вашу очень полезной во многих отношениях.

Теперь вернёмся к Вашему письму, в котором Вы в неясных ещё, может быть, для Вас самой, но совершенно ясных для меня выражениях, сообщаете о некоторых сделанных Вами (нем. неразб.). Вы уже видите теперь, что такого таланта, который выдвинул бы Вас, у Вас нет, что учение само в себе не заключает чего-нибудь особенно приятного, что в этом отношении оно представляет труд, и тяжёлый, упорный, даже неблагодарный (в начале), что все Ваши мечты о блеске и внешнем эффекте рассеялись, как только действительность заявила свои права и т.под.. Вам уж стали приходить в голову такие мысли, как «что из этого выйдет?», Вам, как видно, захотелось чего-нибудь более существенного, более реального, более жизненного.

Что могу я Вам ответить? Вы возбудили старый и вечно новый вопрос: что делать женщине? Да, Соничка, люди поумнее меня с Вами много об этом думали, много спорили, писали, много копий было переломано борющимися сторонами, а вопрос этот остался открытый даже для христианских женщин Запада, не только для русских евреев. Все дороги закрыты для мужчин-евреев, что же говорить тут о женщинах? Талмуд говорит, что горе, поражающее всех или очень многих, заключает в себе для каждого отдельного человека половину утешения. Утешьтесь также этим, Вы страдаете от болезни нашего века, от болезни, поразившей всех еврейских женщин, что же тут особенно жаловаться? Вы счастливее очень многих, а о несбывшихся мечтах, о разбитых иллюзиях, о горьких разочарованиях нам не рассказывайте; поверьте, этого добра у нас больше, чем у Вас.

Мой совет: продолжайте учиться музыке, лучшего нет теперь занятия, курсов нет, о зубодёрганье Вам думать не следует, чего же Вы хотите? Жизнь больше пока не даёт… Отвечайте мне на моё письмо. Ведь нам поговорить наверно не удастся. Не откладывайте до личного свидания, а напишите сейчас. Я Вас очень прошу об этом.

О себе писать нечего. Когда всё у меня устроится, я тогда с лёгким сердцем, в юмористической форме сообщу обо всём. Теперь же не трогайте этой лужи. Мне необходимо в ней сидеть, но Вам зачем шлёпать по ней?

Моя старшая сестра вчера вечером уехала в Бреславль произвести очередное удаление опухоли живота. Субботу она проведёт в Варшаве, отдохнёт и поедет дальше. Вернётся ли она?… Операция очень опасная.

У нас в банке скоро будут большие перемены. Приедет из Петерб. Новый директор на место скончавшегося Венгерова и начнёт править по-своему. Очень вероятно, что я выступлю тогда из банка. Посмотрим.

Довольно на сей раз. Лизе сердечно кланяюсь. Пусть она не будет в претензии, что ей не ответил на её письмо. Разве можно от меня требовать, чтобы я теперь написал ещё одно письмо? Уже рука у меня заболела. Если бы я от Вас получал письма, вдвое меньшие моих, то и тогда я был бы очень доволен. Впрочем, дело не в количестве.

                                                     Ваш, преданный Вам друг Яков                                                                                           

Tags: письма прадеда
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments