?

Log in

No account? Create an account

April 6th, 2014

Вот не помню, откуда мы взяли Сергеича! Чей-то дальний родственник он был. Более того, подкупило нас в Сергеиче то, что человек он немолодой был и в ресторане поработал, если по трудовой. А уж кем – я и не помню, но точно, что не поваром.

Но взяли такого повара, притащили почти за десять тысяч вёрст. Уже наутро, после празднования приезда, он решил показать своё мастерство. Я, говорит, особо ничего выдающееся из имеющихся на борту продуктов приготовить не смогу! Поэтому буду готовить на обед рататуй!

И таким интересным это заграничное слово нам показалось, что всё утро нет-нет, да и пройдёт каждый, кося глазом на процесс, мимо камбуза, где колдует Сергеич. Одно странным казалось: набор продуктов, из которых это экзотическое блюдо у них во франциях готовится. Непростой рецепт! Вроде, всё как бы и по уму: картошка, макароны, тушёнка, лаврушка с перцем. Но вот зачем туда же пошли две банки минтая в масле, это совершенно непонятно! Европа, однако!

Часам к семи вечера блюдо было готово! Пахло и выглядело оно довольно странно, но под оставшийся спирт пошло. Не могу сказать, что Сергеич нас потряс, но посмотрим, что дальше будет!

На завтрак Сергеич порадовал нас омлетом из яичного порошка. Вот это есть было совершенно невозможно. Впрочем, к утру местные друзья подвезли нам огромную копчёную нельму, поэтому завтрак в целом удался.

Так и пошли дальше серые будни: вечером рататуй, утром омлет. И, в принципе, всё. Оголодал малость народ, но первую неделю терпел.

Одно непонятно – это странный запах из камбуза. Чем-то знакомым пахнет, но точно, что не рататуем, этот экзотический аромат мы уже начали различать. Впрочем, дней через пять всё стало понятно.

Очень странным стал Сергеич! Готовит весь день свой рататуй, но на палубе не появляется. Занят сильно, видимо!

На шестой день выполз. Выглядит странно, глаза нехорошие. Сел на кнехт, закурил, посмотрел дикими глазами на берег, где догнивали облепленные мириадами чаек десятки списанных посудин и нам сказал: «Куда я попал? Нет, ребята, вы мне объясните, куда я попал? Рассказать кому – х… поверят!».

Произнёс эту эпохальную фразу и обратно на свой камбуз спустился по трапику. Следующие два дня так он там и просидел, сам с собою разговаривая. А на третий мы его оттуда извлекли, донесли до рейсового борта и отправили обратно на материк. Нам сумасшедшие не нужны, некогда ими заниматься! Оставшиеся после Сергеича на камбузе в сорокалитровом молочном бидоне литров пять гороховой браги мы вылили за борт. Вот так весь этот сезон и прожили мы без повара, сами по очереди готовили.

Впрочем, не без пользы провёл Сергеич у нас эту неделю: остались от него надолго в местном экспедиционном фольклоре непонятные чужим слово «рататуй» и фраза «Рассказать кому – х… поверят!».

promo hydrok september 19, 2016 19:25 7
Buy for 20 tokens
Было это ещё в те годы, когда мысль о борьбе с пьянством и алкоголизмом ни в одну из поражённых клинически необратимой старческо-коммунистической деменцией голов членов Политбюро ЦК КПСС ещё не пришла. Работали мы тогда в посёлке Тазовский: освоение Нового Уренгоя и прочая бравурная из телевизора…

Вот, как оказалось, женился наш капитан. Мы прилетаем – а он недели за две до этого наконец женился. На бухгалтерше из конторы. Ну и, понятное дело, взял с собой молодую жену в рейс поварихой.

Ничего плохого я про Наталью сказать не могу! Готовит, грех жаловаться, вкусно. Но как-то так, нерегулярно что ли… А есть хочется постоянно.

Проблема с ней такая, довольно деликатная. Сильно она, видимо, неравнодушной оказалась – как бы это повежливей? – к супружеским утехам. Иной раз сутки капитан в рубке не появляется, не выходит из своей семейной капитанской каюты. А пароход стоит на приколе. Аж иссох весь, побледнел наш капитан. А крепким до женитьбы парнем был! Ну да ладно, у него медовый месяц.

Мы уж и намекаем вежливо Наталье, чтоб она полегче… А она покраснеет, похихикает – и опять за своё!

Дело, конечно, хорошее… но только, молодожёны, не одни вы похудели и иссохли, а и все окружающие тоже. Впрочем, исхудал только капитан – а повариха Наталья только пышней телом от замужества становится! Видать, конституция у неё такая, обмен веществ.

Недели три мы терпели это буйство молодой плоти, а потом, когда пришли в посёлок, слёзно попросили капитана оставить жену на берегу.

Так он и сделал, скрепя сердце и не без первого семейного скандала, а вместо Натальи взяли мы поварихой бабу Валю.

Тут работа и пошла, одни её пирожки чего стоили, бабавалины!

Ох, и оторва же была повариха Люська на самоходке! Странная девка! Иногда целую неделю ходит весёлая и довольная, песенки напевает, а потом раз – и запустит в кого-нибудь из команды сковородкой. И ещё хорошо, если холодной и пустой, а то один раз горячей с растопленным маслом в механика попала, две недели в бинтах ходил.

Мало кто с ней отваживался связаться, хотя вроде мужики небоязливые были на пароходе. Я так вообще, временный и прикомандированный, сильно её побаивался, хотя ко мне она хорошо относилась.

Улетел я в конце навигации на северный завоз на другую речку, а когда вернулся – Люськи уже не было. И рассказали мне про неё мистическую историю.

Поругалась она из-за чего-то с капитаном, попросила пристать к берегу. Пойду, говорит, прогуляюсь, надоело мне с вами, дураками. И ушла по тундре.

К вечеру забеспокоились ребята, пошли её искать. Нет Люськи! И куда делась – непонятно. Видимость – на километры, тундровые озёра все мелкие, не утонешь. Ближайшее жильё – километров двести, пешком не дойдёшь по болоту. Сквозь землю провалиться, как в сказке, вроде тоже несподручно, мерзлота там у нас.

Выкликали по рации ещё несколько судов, собралось в итоге человек пятьдесят. Растянулись цепью и пошли искать. Трое суток так ходили, не нашли Люську. Потом ещё несколько раз её искали, и с земли, и с вертолёта. Не нашли. Испарилась Люська.

Даже в какой-то момент задумались – а была ли она вообще, эта повариха Люська, или всем им она привиделась?

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala