June 6th, 2014

Преступление и наказание

Отдыхали мы на зимние студенческие каникулы в пансионате. Сессия сдана, стипуха получена – ну чего не отдохнуть? Весело отдыхали, даже довольно бурно, я бы сказал.

И вот, в какой-то вечер после дискотеки кто-то предложил идти кататься с горки. А как с неё кататься? Санки одни на всех, на ногах не интересно, а детские санки-ледянки тогда ещё не выпускала советская промышленность. Но народ же с незаконченным высшим образованием, чай не дураки? Были сняты во всех номерах крышки от унитазов, вот на них, в нарушение всех «правил проживания отдыхающих» и стали кататься. Прямо летишь на этой сидушке, скользкая она! Аж дух захватывает!

И только Игорьку с Женькой этого показалось мало. Вернулись они в номер и открутили весь унитаз. Раза три на нём съехали, а потом он взял и разбился: не для этого, видать, дела его проектировали. Увидел это безобразие дежурный администратор, вызвал милицию. Забрала милиция Игорька с Женькой, повезли в соседний городок.

Вернулись они только утром: Игорёк, парнишка здоровый, килограмм на сто двадцать, пышет оптимизмом и страшно довольный приключением; а Женя, юноша субтильный, очень недовольный, весь в синяках и с сильно разбитой физиономией.

Рассказали они драматическую историю.

Сначала всё пошло, вроде, и неплохо. И менты оказались ребята не жестокие, уговорили они их тормознуть газик у сосисочной на въезде в город, где все дружно за Женькин счёт насладились местным плодововыгодным вином. Но служба и милицейский долг через час возобладали, повезли их в отделение, посадили в клетку. Скучно сидеть в клетке, стали Женя с Игорьком песни петь. А голоса у них громкие… и песни такие, всё больше матерные частушки и унизительные куплеты про советскую милицию. Не понравилось это служивым, рассадили их по разным клеткам.

Обиделся на этот негуманный поступок Игорь, начал их материть и требовать, чтобы ему вернули соседа, скучно ему одному в клетке. А ругался он, надо отметить, виртуозно: начал с малого загиба Петра Великого, потом перешёл на личности милиционеров, потом вспомнил милицейских родственников, прояснил и некоторые биологические тайны их происхождения. Разбушевался, в общем. Милиционеры посмотрели – ну какой дурак с таким лосем будет связываться? – и поступили довольно мудро: открыли соседнюю клетку и начали за каждую фразу Игоря наказывать Женю. Игорь про их бабушек – они хрясть Жене по морде; Игорь про их внешний вид – они бум Жене по печени!

Уже и Женя кричит: «Заткнись, идиот!». А Игорёк то ли не слышит, то ли вошёл в раж, но никак прекратить ругаться не желает. Довольно долго это продолжалось, пока ментам не надоело. Утром их отпустили. Сообщили по институтам про хулиганство: но как-то особых последствий это не имело. И действительно, ну как комсомольская организация должна реагировать на фразу в протоколе: «Вели себя антиобщественно, катались на государственном унитазе с ледяной горки, чем причинили пансионату материальный ущерб в размере…»? Поржать дружно разве что и выговор без занесения, глупо же за такое объявлять с занесением? Прямо вот так и заносить в личное дело?

Тут, если по совести, вообще благодарность стоило бы объявить будущим инженерам за неожиданное технологическое решение и доставленное чтением протокола удовольствие…

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…