?

Log in

No account? Create an account

June 16th, 2014

Мне и говорят: ты ж домой едешь? Забери с собой Лёху! Его жена ждёт! У него завтра открытие выставки! До метро его доставишь, а дальше он сам…

Я, дурак, и согласился…

А Лёха вон, на диване сопит. Ему чего? Вернисаж какой-то утром, корреспонденты, вспышки, мировая слава… Лёха принёс перед этим, подустав при монтаже выставки, шесть Агдамов, и две трети выпил лично. Математики есть, или мне прояснить эту нехитрую арифметику?

Ладно, растолкали Лёху… Повёл я его к жене и к вселенской славе… До остановки троллейбуса, вроде, всё хорошо шло. Только ополчился тем вечером Лёха почему-то на художника Рубенса: и баб тот толком не умел изобразить, и натурщицы у него – одна толще другой, и вообще – половину его ученики, я уже подзабыл фамилии, намалевали… В общем, плохой он был художник, этот Рубенс, не то, что Лёха!

Подкатывает троллейбус. Лёха заходит, окидывает притихший салон недобрым взором… Все замерли… А Лёха не так, чтоб сильно крупный, но такой… борода клочковатая… невысокий, но весьма кряжистый… глаза дикие… типа Малюты Скуратова…

– «И куда, уроды, вы в эту ночную пору собрались?», грозно спросил их Лёха.

– «Мы до метро!», робко пискнул салон троллейбуса.

– « А ничего, если я с вами тоже поеду? Я вам сейчас про Рубенса доскажу!».

– «Нет-нет, что вы. Нам приятно, и про Рубенса неплохо было бы послушать», пропищал салон.

И Лёха им прочитал лекцию. Ох, какая это была лекция! Мне и троллейбусу было интересно, в особо ярких местах женщины даже ахали, но вот художник Рубенс при некоторых Лёхиных пассажах явно в тот вечер в гробу ворочался… Доехали до метро . Троллейбус искренне Лёхе поаплодировал на прощание…

Провёл я Лёху и вниз, в метро. Стоим на платформе. Лёха такой деловой: стоит с грозным видом, ждёт поезда….

– «Не понимаю!», говорит: «Что эта сука Брежнев начал вытворять? Хоть бы меня спросил… Почему так поезда редко ходят?».

– «Так ведь ночь, Лёха!»

– «Нет, надо было ему со мной посоветоваться, этому бровастому придурочному генсеку! Я ведь ночью часто езжу… знаю это дело».

С горя достаёт пачку Беломора, закуривает. К нам по платформе направляется милиционер….

– «Лёх, нас сейчас заберут, затуши папиросу!».

– «Куда заберут?»

– «В милицию! Здравствуйте, товарищ сержант!»

Лёха на него смотрит, затянулся беломориной…

– «Ну что,…», говорит: «…служивый? Ваши довольны премией в этом месяце?».

– «Ну да, хорошая премия…», опешил милиционер: «Но, товарищ, здесь метро и…».

– «А доволен – так и пошёл нахер, ты приличным людям курить мешаешь, чудо!».

И милиционер ушёл…. Я вообще перестал рядом с Лёхой понимать реальность, не бывало так тогда при советской власти.

Подходит поезд. Лёха входит быстро в вагон. Стоит, докуривает беломорину. Решительно её растаптывает ногой…

– «Эх!», говорит: «Ну что я с такими несознательными людьми могу поделать? разве что их воспитать?».

Достаёт откуда-то из кармана рулон троллейбусных билетов…. Когда он успел кассу в троллейбусе вскрыть и этот рулон украсть? Проглядел я…

– «А ну-ка, граждане! Быстренько все приобретаем билетики! У нас поезд коммунистического труда, а вы все – безбилетники! Проезд пять копеек!».

Идёт по вагону и, что интересно, все ему безропотно отдают по пять копеек, а Лёха им аккуратно выдаёт по билетику…

Просто сюр!

Но не довёз я Лёху тем вечером домой…

Вот зачем на той пересадке тот полковник-лётчик стоял? Прямо в мундире, прямо на перроне, прямо на Лёхином пути?

Меня-то утром отпустили… А Лёху через пятнадцать суток только.

И вернисаж без него открылся, и работы там его имели определённый успех…

Не довёз я тогда Лёху, дурак! Не тому человеку такое важное дело друзья доверили.

Но поездку эту я хорошо помню до сих пор…

Tags:

promo hydrok september 19, 2016 19:25 7
Buy for 20 tokens
Было это ещё в те годы, когда мысль о борьбе с пьянством и алкоголизмом ни в одну из поражённых клинически необратимой старческо-коммунистической деменцией голов членов Политбюро ЦК КПСС ещё не пришла. Работали мы тогда в посёлке Тазовский: освоение Нового Уренгоя и прочая бравурная из телевизора…

Надо отдать ему должное, уж если мой друг Лёха за что брался, то делал это добротно и доводил дело до конца.

Женился он тогда, и выделили в квартире молодожёнам комнату родители жены. Квартира большая, дом академический, там и дедушка, и папа академиками были. Окно комнаты выходит на Ленинский проспект. Красота!

Но скучно Лёхе жить в этой комнате. И решил он в ней построить камин. Притаранил кирпичей, мрамора и гранита всякого, цемента. Две недели он камин строил, но построил. Чудо, а не камин получился! Загляденье просто: мрамор блестит, а труба через всю комнату выведена в форточку.

Съездил Лёха на дачу специально, привёз оттуда целый рюкзак дров. Пригласил нас в гости на открытие камина.

Расселись вокруг. Лёха чиркнул спичкой – и с первого раза дрова разгорелись! Тяга отличная, дрова пощёлкивают, тепло пошло по комнате. Сидит Лёха страшно довольный и гордый перед своим камином в кресле, портвешок медленно потягивает.

Вдруг, что такое? Суета какая-то слышна на Ленинском проспекте: гудки гудят, сирены воют. Наверное, какого-нибудь очередного мобуту из Внуково в Кремль везут, частенько тогда по Ленинскому этих советских друзей, всяких мобут и амилкаров кабралов, кортежами в Кремль доставляли.

Выглянули в окно: и точно, перекрыт Ленинский, не ездят машины по нему. Зато куча скорых и пожарных машин собралась, лестницы пожарные раскладывают. Пожар, наверное, где-нибудь, мы так подумали. Но нас-то это никак не касается?

Вдруг безумная трель звонка, в дверь кто-то входную колотит… Пошёл Лёха открывать. И вваливается в комнату целая толпа в брезентухах и противогазах, с топорами, ранцами какими-то, шланг за собой тащат.

Тут нам и стало всё понятно: еловые Лёха дрова с дачи приволок, от них такой чёрный дымина из форточки на Ленинский проспект валит!

Оштрафовали крепко тогда Лёхиного тестя-академика, и он заставил Лёху камин разобрать.

Жалко, такой камин хороший был! Всего один раз им удалось попользоваться…

Tags:

Были мы в гостях у Андрюши, и заглянул к нему Лёха на огонёк. Уже сильно нетрезвый по своему тогдашнему обыкновению. Принёс ещё с собой, добавил. Вдруг засобирался срочно: «Забыл! Я же сегодня с Витькой обещал выпить! Надо ехать, ждёт меня Витька! Андрюш, я возьму у тебя какую-нибудь книжечку почитать в дороге?».

Ушёл Лёха. Через некоторое время зашёл зачем-то Андрюша в отцовский кабинет. Возвращается весь белый, аж трясёт его.

– «Вот же урод! Этот дебил книжку с отцовского стола взял, лежала она там… Отец узнает – убьёт меня! А, не дай бог, потеряет он её? Катастрофа!».

Лёху мы хорошо знаем, не исключена такая возможность…

– «А чего ты так нервничаешь? Подумаешь, книжка… А что за книжка?».

– «Архипелаг Гулаг, второй том. Отцу почитать дали…».

М-да… Трудно в это сейчас поверить, но в те годы за подобную книжечку реальные срока давали. И немалые.

Звонит Андрюша Витьке:

– «Слушай, Лёха у тебя?»

– «Да нет. Он зашёл, в дугу пьяный, мы с ним по стакану выпили и он домой пошёл отдыхать».

Звоним Лёхиной жене Аньке: «Лёха дома?».

– «Да нет, он у Витьки!».

Какой, нахрен, у Витьки? Там идти-то, в соседний подъезд…

– «Как придёт, звони срочно! Дело очень важное!».

Позвонила Анька только утром Андрюше…

– «Андрюш, нашёлся Лёха!».

– «Ну, давай его скорей!».

– «Не могу. Этот гад в милиции, в камере, суда ждёт. Подрался он с кем-то у нашего подъезда, их всех и забрали!».

Мама родная, там же всех обыскивают, в милиции… Беда!

Вернулся Лёха домой на четвёртый день. Довольный – на этот раз дело ограничилось штрафом и тремя сутками, а не пятнадцатью. А Андрюша эти три дня провёл в полном ужасе и ожидании катастрофы. Ещё хорошо, что отец в командировке у него был…

Звонит Лёхе Андрюша:

– «Лёха, где книжка?».

– «Какая книжка?»

– «Зелёненькая такая. Ты у меня её почитать в дорогу брал…»

– «Я? Почитать? В дорогу? Не имею такой привычки, в дороге читать. Ты не путаешь? Нет у меня никакой книжки… Аааа, зелёненькая такая? Так я её, наверное, у Витьки оставил!».

Вот же повезло, так повезло!

Tags:

Чем только Лёха в своей жизни не занимался: и живописью, и графикой, и ювелиркой, и керамикой… Талантливый он был человек! Разносторонний!

Вот до скульптуры у него как-то всё руки не доходили… Но тут неожиданно дошли!

Упала огромная сосна у него на даче. Распилил её Лёха на здоровенные чурбаки и занялся скульптурой. Скульптура – она ведь не обязательно из гипса или, там, бронзы? Бывает и деревянная…Инструментов специальных, резцов всяких, у него не оказалось. Ну ничего, зато было два топора: один большой, другой туристский топорик…

Вот, целый день Лёха этими топорами свои чурбаки долбит, только треск стоит. Надо отметить, весьма странные у него произведения получались – сразу так сходу и не поймёшь, а что это? Но щепок кругом уже горы накопились…

А тут как раз наш сосед женился, взял он в жёны молодую балерину из Большого. Пригласил нас в гости, на жену посмотреть. Девочке восемнадцать лет, прелесть, что за девочка – тоненькая такая, вся воздушная, вот сейчас, кажется, в небо улетит…

Лёха с неё весь вечер глаз не сводил. «Слушай!», говорит: «Нельзя такую красоту не запечатлеть! Приходи ко мне завтра, буду твой портрет писать. Придёшь? Только пораньше приходи, часов в восемь утра. Свет в это время хороший! А позже уже нельзя портрет писать! Да, и в белое оденься! Придёшь?».

Та аж зарделась. Ну ничего себе: не каждой настоящий художник, член Союза, предлагает с неё портрет писать!

Всю ночь она, бедная, не спала, переживала и готовилась… Утром накрасилась, оделась во всё белое. Пошла с мужем к Лёхе на участок. Подтянулись и мы посмотреть на сие действо.

Лёха вышел к гостям какой-то мрачный. Посмотрел на небо и объявил: «Пасмурно сегодня! Свет не тот! Нельзя портрет писать! Ну ладно, раз пришла, я тебя изваяю». Посадил её на стул, минут пятнадцать придавал ей нужную позу… «Вот так и сиди!», говорит: «И, главное, чтоб не шевелиться, а то всё испортишь!».

Девочка так и застыла в этой позе, даже ресницами боится пошевелить. Лёха пошёл за сарай, выкатил, кряхтя, оттуда огромную полутораметровую колоду, поставил на попа. Вынес свой топор. Посмотрел на девочку – и хрясть топором по колоде! Посмотрел с другого ракурса – и бум, только щепки во все стороны летят!

У девочки глаза стали как блюдца, глядит она с ужасом на Лёху…Полчаса он так долбил, потом устал. «Всё!», говорит: «Готова статуя!». Я в искусстве, конечно, не очень разбираюсь, но несколько удивила меня эта скульптура: на человека непохоже, щепки во все стороны торчат… Абстракционизм, наверное, стиль такой у художников называется?

Долго этот статуй стоял у Лёхи за сараем. А потом, когда осенью похолодало, он его распилил на дрова и сжёг в печке.

Tags:

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala