July 4th, 2014

Стакашки гранёные

Вот и до Чокурдаха добрались тревожные симптомы с материка: совсем там, похоже, издыхает советская власть. Раньше хоть авиацией чего в магазины подкидывали, а этим летом ничего не возят. Магазины притихли, потихоньку подчищают склады, ждут навигации и северного завоза.

Ценники, впрочем, на полках пока сохраняются, но что с этих полок купишь: консервы минтай в масле, сок яблочный в трёхлитровых банках, чай грузинский, лавровый лист, макаронные изделия перья второй сорт, ещё несколько видов подобной несъедобной лабуды. Ну, хлеб ещё. А вот вкусные и питательные продукты, как то водка, тушёнка, мясо и помидоры очищенные в собственном соку – те на полках есть, но только по талонам. Хорошо ещё, на рыбалку съездили, засолили пару десятков омулей, а то голодновато было бы.

А у нас пароход в ремонте, плунжерный насос сдох: делать нечего целый день, скучно, бродим по посёлку, по всем его пяти улицам. И вдруг набредаем на загадочную вывеску, не было такой раньше: «Уценённые товары». Заходим. Небольшая комнатка, заставленная ящиками и коробками, продавщица. Ага, думаем, это старый склад почистили для новых запасов перед завозом!

Ассортимент странноватый: стёкла для керосиновых ламп; книга «Наш Ильич» (какой сбрендивший плановик завёз в Чокурдах пятьсот экземпляров? Там и читать столько народу не умеет, а уж про Ильича и подавно не станут); какие-то сильно погрызенные леммингами ситцы удивительных расцветок; стиральные машины «Малютка», про которые все знали, что в этой партии после выхода с завода ни одна более двух часов не могла проработать даже теоретически; ну и прочий подобный отстой. Осматриваемся. Вдруг видим коробку, на ней ценник: «Стакашки гранёные» – 1 коп.

Опа-на! Ну-ка, ну-ка… Вскрываем коробку, а там такая прелесть! Гранёные «мухинские» стопочки лежат, каждая в бумажку обёрнутая… объём такой культурный, пятьдесят грамм...  самое то… хрен разобьёшь… в руку как влитые ложатся… Берём, тут и думать нечего! Тем более, на пароходе у нас с подобной посудой некомплект.

– Нам вот этих стакашек!

– А сколько?

– Ну… пятьдесят дайте!

– Ребята, их в коробке сто сорок четыре. Берите всю коробку!

– Давайте!

Отсчитали рубь сорок четыре, понесли удачное приобретение на пароход. Только делать с ним пока нечего: спиртное всё кончилось, а чай из таких ёмкостей ведь не будешь пить? На это эмалированные кружки есть. Лежит приобретение, ждёт своего часа!

А через пару дней началась выдача талонов на провизию и спиртное местным жителям, пошли и мы в исполком приписываться.

– Так… московская экспедиция… пять человек… паспорта готовим…

– Стоп, стоп! Нас не пять! У нас ещё бригада на прорези навигацию обеспечивает!

– А там сколько?

– Да мы не помним! Примерно девять (вообще-то, у нас там и нет пока никого)…

– Пусть приезжают, запишем паспортные данные, выдадим талоны…

– Как приезжают? Тут плыть три дня сюда, два обратно! А они первый сухогруз с провизией ждут провести! Вот, пока они ездить туда-сюда будут, сухогруз в море стоять будет – вас жёны на части порвут! Давай талоны!

Выдали нам талоны на четырнадцать человек. Пошли отовариваться. А неплохо, между прочим… На спиртной талон полагались исполкомом в тот месяц одна бутылка «Спирт питьевой 95%», два портвейна и одно сухое болгарское. На месяц, конечно, не густо – а вот пару-тройку дней с пользой для здоровья и укрепления дружбы в коллективе провести можно…

Дотащили всё это хозяйство на пароход, вскрыли коробку со стакашками гранёными, помыли их тщательно. Приготовились, в общем!

И потянулись к нам в гости наши местные оталоненные друзья. И каждый с гостинцами: кто принесёт «Спирт питьевой 95%» и копчёного муксуна, кто – портвейн и жёнины пирожки свежие… Вот чтоб сухое болгарское кто принёс – нет, такого не припомню. Женский это напиток, так здесь считается!

А полярный день ведь… ночи и вечера нету…сидим, меняясь чуть поспав, уже часов тридцать за столом, стакашками гранёными чокаемся и всякие значительные умные мужские разговоры разговариваем.

Вдруг вваливается к нам целая толпа: вся команда с соседнего танкера под руководством капитана.

– Мужики! Мы к вам в гости, и не с пустыми руками! Можно мы с вами посидим? У вас, говорят, здесь интеллигентно!

– Это в каком смысле?

– Да сидите вы культурно! А то у нас механик жахнул сразу кружку спирта и в люлю рухнул, толком и не пообщаться! А у вас вон какая посуда, с такой долго сидеть можно! Да и бак с нельмой свежей замурцованной мы принесли, самим не осилить!

– Не вопрос! Подсаживайтесь!

Три дня мы так, со сменой делегаций, гостей принимали. И каждому уходящему дарили на память презент: по два стакашка гранёных. На четвёртый поплыли работать, новую навигацию обеспечивать, а стакашков всё равно полкоробки оставалось.

Долго у нас эти стакашки на пароходе держались, хотя и бились потихоньку. А потом однажды попали мы в шторм, упала у нас коробка со стакашками с полки на железный пол, и осталось их только три. А вот куда эти три потом делись, я и не помню точно, врать не буду…

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…