December 18th, 2014

"Верить вообще никому нельзя!

... А вот мне - можно!" .
Примерно так говорил папаша Мюллер, крайне обаятельным человеком сыгранный артистом Броневым. Но Броневой был немножко в курсе, кого он играл: вся его семья была подобными тварями, только местными,  уничтожена, да и его судьба была ими перековеркана сильно...
Так вот!
Папаше Мюллеру в исполнениии Леонида Сергеевича, дай Бог ему здоровья  - верю!
А этим пидорасам, хоть кого в телевизоре из них мне покажи - ну не верю я!
Такая, видать, у ребят кредитная история... ну и артистические данные...
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…

Дорожное происшествие

Был у меня приятель Женя. Нет, он и теперь есть - просто во Франции проживает...

Фарцовал он тогда всячески. Идея Жени состояла в том, чтобы слинять из этой советской помойки – а для этого, на первую пору, пока освоишься, надо накопить сколько-то денег в несоветских дензнаках. В принципе, у него это получалось.

Жил Женя в какой-то жуткой коммуналке в ту пору, переехав с женой, уж не знаю почему, из элитного жилья родителей. Но жил на Тверской.

Машину Женя себе тоже купил: какую-то поразительно убитую шестёрку, побывавшую ранее в  неимоверных баталиях с другими участниками дорожного движения… Но «шестёрку»!

Одевался Женя тоже очень экстравагантно тогда: он мог напялить на себя какую-то замаранную извёсткой телогрейку, а сверху намотать умопомрачительной длины и вызывающей красоты французский шарф….

Милицию, надо сказать, в те годы подобное очень нервировало. Они ещё к такому не привыкли тогда.

Едем мы как-то с Женей на его шестёрке. Она то едет, то раздумывает: на фига ей это надо. Останавливаемся у светофора. И вдруг: «Бум!». Нам кто-то въехал в зад.

Я Жене:

– Жень! Нам в жопу въехали!

Женя белого цвета и абсолютно не реагирует:

– Подожди чуток. Сейчас, ты иди-разберись: а я подумаю пока, прикину…

И сидит за рулём как прикованный…

Я вышел разбираться: во въехавшей в нас машине за рулём девочка-одуванчик. Ей явно не то, что руль – ей приличный член нельзя в руки доверить! Она сидит за рулём, вся трясётся, плачет – первая авария у неё! Я её утешаю, как могу…ну ерунда, ну бампер…

Наконец, выходит и Женя. Идёт он как зомби. Цвета белей петербургских ночей… Достаёт ключи…

«Если это так – это полный трындец! Мне не жить!», говорит Женя. Я ничего не понимаю…

Дрожащими руками он пытается засунуть ключ в личинку замка своего багажника. Получилось! Закрывает глаза… распахивает багажник! И выражение лица у него тут же меняется!

– Слушай, кошёлка! Ты где права купила, дура? Курсы хоть какие пройди…

– Да… я виновата… А вы не знаете, это лишение прав? Да я вам заплачу!

– Лишение – это если мы ГАИ ждать будем… Так что вали отсюда скорей, малахольная!

Девочка, не веря своему счастью, тут же по газам. Я заглядываю в багажник, там какие-то коробки штабелями лежат красивые. Опа-на!

– Жень! А это что?

– Это видики. Не мои. Случись чего – мне кранты, убьют, да и тебя за компанию как свидетеля... Каждый как два таких жигуля стоит. Ох, и повезло же мне сегодня с этой дурой! Всё цело! А бампер и так битый всегда был…

Только появились тогда видеомагнитофоны. Ну очень дорого они тогда стоили!