September 10th, 2015

Сакральные песни россиян

Начиная примерно с года 93-го россияне, включая некоторых олимпийских чемпионок и депутатов Госдумы, начали петь примерно так:



А теперь запели своё, привычное...



Вернулись теперь, наконец, к корням, к сакральному и привычному, эти шаловливые потомки Святого Владимира Крестителя, мать их так, наши дорогие россияне и россиянки!

Спасибо Путину за это!

promo hydrok july 19, 2016 17:04 9
Buy for 20 tokens
Попал Л.И. Брежнев в ад. Встречают его черти: - Добро пожаловать, дорогой Леонид Ильич, давно вас ждём! Мы тут с товарищами посовещались: вы же видный деятель партии, знаменитый полководец, гениальный писатель - так что можете выбирать себе муки по вашему вкусу! Идут по аду. Кого-то на…

Луч света в тёмном царстве

Знаете ли вы реку Индигирку? Нет, не знаете вы реки Индигирки!

А если и знаете, то не были вы там в августе-сентябре 1991-го…

На материке бардак. А у нас – срыв навигации и северного завоза. В магазинах – хоть шаром покати! Спасают ягодничество, охота и рыбалка. Но это ведь пока… Скоро минус пятьдесят. Всё по талонам! Мужики злые ходят, женщины плачут и гладят головки неразумных детей. Дети от этого тоже начинают плакать и звать папу. Папы от этого становятся только ещё злей. И, главное, выпить нечего. Снять стресс нечем! Даже дрожжи кончились сухие на складах, только для пекарни! Даже брагу не поставишь!

И хрен бы с ней, с едой! Есть ещё склады… В крайнем случае, забьём все окрестные стада оленей зимой. Но вот топливо… ни одного танкера! А топить чем? На лес и уголь котельные так сходу не переведёшь… а электричество где брать? Ощущение Апокалипсиса… Бросила нас матушка-Россия! Похоже, не переживёт река эту зиму…

Кто чем занимается. Я вот, разведав уголь на крайний случай (есть у меня про это рассказ, про, будь она проклята, про Красную Речку), был с летучей бригадой выдвинут на передний край: проводить ожидаемые караваны. Речные восьмисотки, все какие есть на реке, тут же. Караваны мифические паузить… И у каждого из экипажа на их бортах жёны, дети. Верят они в своих мужей и пап! А те уже ни во что и не верят…

Всё готово! Ждём! В бинокли смотрим! Тишина! И вдруг – на горизонте чёрная точка. И явно к нам направляется… Мы прыг на пароход и поплыли на сближение… Что за чушь?

Немец-моряк. Чёрный такой. Откуда? Подымаемся на борт…

Весь экипаж - человек восемь, двигатели чуть ли не опечатаны, стармех даже по-немецки уже не разговаривает - забыл напрочь все языки, только когда стакан видит, то одобрительно мычит...

Но, выяснилось, эти замечательные культуртрегеры хотят нам помочь всякими полезными товарами! За рубли! А у нас этих рублей…

Связались с посёлком. Срочно распаузить немца! Хоть что-то нам привезли, хоть и немцы. Наверное, это гуманитарная помощь пришла?

Начали паузить… Странный ассортимент, однако… Привёз он нам напиток "Зуко" в пакетиках, прокладки женские, зажигалки одноразовые, водки "Горбаетчов", "Распутин" и какой-то фантастический французский коньяк, целых 55 оборотов (двести грамм с ног валят - видимо, по просьбам жителей Индигирки французские виноделы такое одноразово изготовили). На гуманитарную помощь как-то не очень похоже… но берём!

Мы улетели на соседнюю речку: там караван пришёл.

Но пришлось обратно вернуться. И к нам караван тогда всё-таки появился. С месячным опозданием. Танкера, сухогрузы… про это вы можете у меня прочитать в рассказе «За капусту».

Но, как мне потом рассказали друзья, следующий месяц после неожиданного появления этого немецкого «Летучего Голландца» вся река была в нирване. Сенокос был сорван напрочь у якутов! Все пьяные…

Я сейчас думаю: наверное, это нам молодой Обамка так тогда нагадил? Или всё же комсомолка Меркель?

Надо Бастрыкину сообщить – пусть против них дело за срыв сенокоса возбуждает скорей!

Про поэзию

Николай Гумилев «Родос»

                                                                      Памяти М. А. Кузьминой-Караваевой

На полях опаленных Родоса
Камни стен и в цвету тополя
Видит зоркое сердце матроса
В тихий вечер с кормы корабля.

Там был рыцарский орден: соборы,
Цитадель, бастионы, мосты,
И на людях простые уборы,
Но на них золотые кресты.

Не стремиться ни к славе, ни к счастью,
Все равны перед взором Отца,
И не дать покорить самовластью
Посвященные небу сердца!

Но в долинах старинных поместий,
Посреди кипарисов и роз,
Говорить о Небесной Невесте,
Охраняющей нежный Родос!

Наше бремя — тяжелое бремя:
Труд зловещий дала нам судьба,
Чтоб прославить на краткое время,
Нет, не нас, только наши гроба.

Нам брести в смертоносных равнинах,
Чтоб узнать, где родилась река,
На тяжелых и гулких машинах
Грозовые пронзать облака;

В каждом взгляде тоска без просвета,
В каждом вздохе томительный крик, —
Высыхать в глубине кабинета
Перед пыльными грудами книг.

Мы идем сквозь туманные годы,
Смутно чувствуя веянье роз,
У веков, у пространств, у природы,
Отвоевывать древний Родос.

Но, быть может, подумают внуки,
Как орлята тоскуя в гнезде:
«Где теперь эти крепкие руки,
Эти Души горящие — где?»

Кобздец! А ведь сравнительно второстепенный поэт, друзья?
Не помню, писал я ли про это? Я держал в руках его "Африканские Дневники", этого горячего юноши... с крыльями бабочек, с москитами,  с пятнами,  которые эти  пятна опытные криминалисты смогли бы идентифицировать как слёзы... Мальчишка! Но какой...Типа по ДНК... грохнули его! Ну ни за что! А он же Георгиевский Кавалер... давайте, ребята, чтоб такого больше не было! Альтернатива во всех новостях и в голливудских блокбастерах...
Не! Это всё не просто так!
Кобздец! Мы, теперешние, так уже и не можем?
Эй, всякие энтео? Да я вас за это...
Из карабина попробуем? А по тарелочкам?
Да я вас, мразь подзаборная! Только по-честному!
А в подвале - там вы, безусловно, главные!

Он полугениален в стихе.  Я так думаю!

Как капитан капитану....

Задали мне тут вопрос. А почему, капитан, ты пишешь "поплыли". А в литературе термин от капитанов "пошли".
Я задумался. А потом ответил:
"Так я ж речной капитан! Моряки ходят, а мы плаваем... ни на что не претендуем..."

Про это и в классической русской поэзии есть:

Полюбила моряка, от него я драпала,
Не хочу, чтоб кроме дрони, всяка сука лапала...

Полюбите, девки, море! Полюбите моряков!
Моряки е...ся стоя у скалистых берегов!

Как вам мой хитрый филологический ответ? Не... по филологии выходит, что речники надёжней! За ними такого народом, включая поэзию, пока не замечено....