October 29th, 2018

Лишние люди

Вроде бы всё, что хотели, мы за эту неделю сделали. По шестнадцать часов пахали, но всё сделали! Можно и отдохнуть.

Ткнулись носом в берег, зачалились и попадали по койкам. Вот поспим - и отдыхать начнём! Кто как будет отдыхать: кто на охоту пойдёт, кто на гору за грибами полезет, кто потащится вверх по притоку на заводях хариуса в облаке мошки на спиннинг таскать. Кто что любит!

Только заснули - грохот по борту, подошёл к нам путейский пароходик. Ну как тут не проснуться? Выползли на палубу, они нас и спрашивают:

- Мужики! У вас лишние люди есть?
- Лишние? Есть! Мы все на этом празднике жизни лишние! А вам зачем и надолго ли?
- Да... поневодить мы в устье на косе решили! А нас всего четверо - а невод у нас сами знаете какой, метров двести! Его вчетвером не вытащить! Ну и вторая лодка нам нужна! Дня на два.

Посовещались мы с капитаном:
- Вон, матроса-практиканта забирайте! Ну и студента! Они сейчас точно лишние, всё равно их из пушки не разбудишь! Хоть какая от них польза будет, от комсомольцев этих!
- А лодку дадите?
- И лодку забирайте - мы как минимум два дня здесь плотно стоять будем.

На третий день с утра забеспокоились мы с Лёхой-капитаном: нет наших бойцов, да и лодки нет. И, главное, практически впустую отдых прошёл: грибов нет ещё, куропатки все куда-то попрятались, хариус не берёт практически. Еда на борту кончилась, питаемся одними макаронами с последней банкой тушёнки - придётся в посёлок за продуктами идти. А как без этих лишних членов экипажа уйдёшь? Да никак!

Лишь к вечеру третьего дня опять ткнулся с нами рядом путейский пароход. Вернули нам наш молодняк, те сразу спать завалились. Лодку нашу мы на борт кран-балкой вытянули и закрепили, готовимся к дальнему походу за продовольствием, и тут нам они:

- Давайте, выгружайте свою долю!
- Сейчас, вон - держите тазик!
- Какой тазик? Мы что - герои труда что ли тазики вам передавать? Ваша доля - вам и выгружать! Но мы бы посоветовали вам всё же кранбалкой это делать, мужики! Уж больно мешки тяжёлые!

Перегрузили мы на борт причитающуюся нам за лодку и наших юных рыбаков часть улова. Килограмм триста перегрузили. Так что ни в какой посёлок мы в этот день не пошли, а сварили уху из нельмы и налимьих печёнок, нажарили муксуна, замурцовали чира... объелись так, что от стола не встанешь! Ну и ещё сутки оставшуюся рыбу шкерили и солили. А потом подумали: ну что мы будем время терять на походы туда-сюда? В ближайшую неделю вряд ли нам рыба надоест, вкусная она!

А ведь в принципе неплохо, когда у тебя на борту лишние люди есть!

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…

Не расстанусь с комсомолом!

По радио напомнили, что такой великий праздник сегодня!
Чего уж греха таить, есть что вспомнить про эту организацию!
Но сейчас лень... тогда перепощу свой же старый комсомольский мемуар!

… а поехали мы тогда с Серёжкой в Одессу. Вот зачем и почему – плохо уже помню. Видимо, «Гамбринус» посетить, на Привоз сходить… поселились в Аркадии, а почему – тоже уже плохо помню.
Знал я, где-то в городе Одессе отдыхает мой друг художник Лёха… но вот как его найти? Большой же город!

После «Гамбринуса» бредём по жаркой Одессе, и вдруг вывеска: Областной Комитет Коммунистического Союза Молодёжи. Я Серёжке:

– Давай зайдём?
– На хрена?
– Лёху поищем…
– Ты чего? Это же последнее место, где он может быть… пошли уж сразу в милицию или в суд!
– Есть один план!

Заходим. Постовой милиционер: «Вы по какому вопросу, молодые люди?».
– Мы комсомольцы! Студенты МГУ! Приехали с БАМа! Нам бы кого из секретарей…

Тот чуть честь нам не отдал, БАМ из всех радиоточек тогда, немедленно кому-то звонит… Приходит порученец, отводит нас в кабинет, там такой вальяжный комсомолец, лет за сорок:

– Какие трудности, друзья?
– Друга по БАМу хотим найти! Сами мы москвичи, комсомольцы, только что с БАМа (это, кстати, почти правда – неделю как из Нижнеангарска)… а друг-комсомолец у вас здесь в Одессе отдыхает от трудов - может, слышали про Северомуйский туннель? - фамилия такая-то…
– Так не вопрос! Комсомолец комсомольцу всегда поможет! Сейчас разыщем… Пал Палыч, разыщи ребятам друга! А чайку пока не хотите? Нет? Так, может, коньячку? За наш комсомольский БАМ по рюмашечке! Знатный мне коньячок комсомольцы Молдавии тут подогнали! Тридцатилетний, между прочим!

Через час возвращается Пал Палыч и сухо докладывает (две бутылки тридцатилетнего комсомольского как корова языком слизнула уже, половина ушла на похмельного секретаря): «Был такой. Пансионат «Жемчужина». Но два дня его нет там, ищем… Вы где остановились? Найдём – сообщим!».

Поехали мы в свою Аркадию… после коньяка пивом догоняться…
Утром нас будят менты… Что такое? Мы, вроде, ничего плохого вчера не делали? Стоит воронок, рядом два рядовых, а нам капитан:

– Выполнили мы поручение обкома! Нашёлся ваш друг!
– А где он?
– Ну как сказать? Есть тут одна хаза… женщины лёгкого поведения… типа притона… он там третий день гужуется, запой у него… вот адрес! Вы бы лучше забрали оттуда его, товарищи! А то неровён час…Можно идти?
– Идите, капитан! Спасибо за службу!