November 20th, 2019

Голубая чашка

Вот сколько себя помню (а помню я себя давно, даже сказать неприлично юным девам), мне очень нравилась эта чашка и я часто этого дяденьку на ней в детстве рассматривал и хотел быть на него похожим! Особенно учитывая весьма редкое сочетание орденов на этом вельможе екатерининских времён: Андреевская лента вкупе с шейным Георгием (а такой орден мало у кого тогда был, его в спальне императрицы никак не получить).

История её появления в моей семье не то, что туманна, но даже и известна: эту чашку с портретом своего прапра перед смертью подарила моей бабушке её гимназическая подруга соученица-княжна,  а вот фамилию её никто не помнит! По легенде - это единственная оставшаяся чашка из большого кофейного сервиза, некогда заказанного и подаренного за что-то матушкой-императрицей Екатериной Великой одному из своих любимцев.

Я без малого полвека пытался про эту Голубую Чашку хоть что узнать... хоть у музейных экспертов, хоть как... не получалось! Терялись они в догадках... пяток фамилий у них под это сочетание и возраст проходил! Кроме одной, правильной...

Устроили мы вчера с другом мозговой штурм, используя русофобский интернет: там несколько кандидатур рассматривалось. И выяснилось: вот на хрена теперь эксперты эти? Тут лишь малость погуглить... остановились сначала мы на трёх кандидатурах, потом на двух, потом осталась только одна.

Это генерал-фельдмаршал и однокашник Суворова князь Александр Александрович Прозоровский, они вечно своими батальными подвигами мерялись и орденами и викториями между собой бахвалились.

Хотя князь СанСаныч и при Хотине, Гросс-Егерсдорфе и Цорндорфе ранен, и Очаков брал,  и Анапу на штык во главе колонны у турка брал, и Крым брал, и в Польше осыпан лаврами, и Берлин брал и им заведовал, и Сиваш геройски форсировал, и Москвой главнокомандовал при Чумном бунте... но помнят сейчас только Суворова!

При этом Председателем Совета Георгиевских Кавалеров (реально решающим, кому давать орден этот, а кому нет, императоры лишь их решения утверждали) был именно князь Прозоровский, а не князь Суворов.

Так что этот Екатеринин фаворит, князь Александр Александрович Прозоровский - реальным российским героем, оказывается, был!

Перефразируя Бродского, больше всего после патриотов я не люблю антипатриотов.

А русский патриот рюрикович князь Прозоровский писал матушке-императрице тогда так:

"Купил я им вина, чаю, кофею, сахару и другой столовой провизии, а столовую посуду отправил свою. Белья ж постелю, шлафорки и сертуки, так как они были взяты в одних кафтанах, а уже осенние холода наступили, собрав своё и от офицеров, что у кого было. Одних только не доставало к их пути карет, то я об них и писал к послу, чем я их и снабдить был не в состоянии. <...> Не взирая, что они [поляки], по положению их дел поведением нашего двора не могли быть довольны, они не преставали к нам являть всякие вежливости. Каждый в войске нашем офицер, имеющий хорошее поведение, не только в Варшаве, но в земле приниман был преласково."

Генерал-аншеф Прозоровский в Донесении Императрице Екатерине о Польском Умиротворении 1768-го года.

promo hydrok december 18, 2014 02:14 3
Buy for 20 tokens
Был у меня приятель Женя. Нет, он и теперь есть - просто во Франции проживает... Фарцовал он тогда всячески. Идея Жени состояла в том, чтобы слинять из этой советской помойки – а для этого, на первую пору, пока освоишься, надо накопить сколько-то денег в несоветских дензнаках. В принципе, у…

За Магеллана!

Сегодня, оказывается, день рождения Фернана ди Магальянша, более известного миру как Фернандо Магеллан.

К тому же у нас на судне у механика пса так звали, только без второй буквы Л по невысшему образованию его хозяина.

Магелан этот был псом симпатичным, но при этом тварью редкостной: однажды, когда мы оставили без присмотра сваренный на весь экипаж огромный чан макарон с десятью банками тушёнки, нам пришлось довольствоваться лишь макаронами - это отродье дьявола аккуратно всю тушёнку оттуда выело, при этом брезгуя макаронами, а потом от непривычки к подобным деликатесам в таких количествах, жалобно поскуливая, обосрало нам всю палубу.

Ну, за Магеллана, друзья?