hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Красная Речка - лично поздравляю с Днём чекиста вас, тварей

Оригинал взят у hydrok в Красная Речка

Когда мы первый раз поплыли изыскивать возможности добычи угля на Красной Речке и его вывоза самоходками, нам сказали так: «Мужики, вы там поаккуратней!» – «А что такое?» – «Нехорошее место эта Красная Речка! Гиблое... Не любят её у нас!».

Почему это вспомнил? Да прочитал известия, как дерутся сейчас в Белой Горе люди за мешок картошки, и как десятки гружёных всякими полезными для местного населения продуктами питания и нефтепеработки, а также углём, судов вмерзли в лёд, так и не закончив своего пути в навигацию нынешнего северного завоза.

Вообще – доставка угля с Лены на Индигирку меня всегда очень восхищала. Подумаешь, несколько тысяч километров и пара перегрузок… Нужная вещь для котельных, этот уголь. Необходимая даже. Если бы не одно но…

Есть такая гора на реке Индигирке – Дымящаяся Гора. Да и не гора это вовсе, а просто берег реки. А больше подобных гор на берегах рек нет нигде в мире (пусть геологи меня поправят, если кто про такое знает). Состоит этот подмываемый берег из пласта каменного угля, а прозвали его так потому, что при сильном ветре часть реки скрывается в дымке из-за выдуваемой им с горы мельчайшей угольной пыли. Выглядит это так:

Coal

Красная Речка – приток реки Индигирки, уходящий своими излучинами в нагорья. Известна она также тем, что там находится месторождение угля, буквально у самого берега и почти на поверхности: содрал метр-другой мерзлоты, и вот он – столь нужный для котельных уголь. А в верховьях – и золотишко есть, возятся там потихоньку, как говорят, какие-то чёрные старатели. Хорошая речка! Красивая.

Была осенняя межень, воды мало, и чтоб проникнуть на эту речку и оставив пароход, пошли мы туда на двух гружёных по самую ватерлинию приборами и бензином «Прогрессах». Остановились передохнуть и поменять баки. Красивое место для этого выбрали: правый берег – поросшая лиственничником сопка, левый – низменный, заливаемый в половодье и заросший кустарником, сразу видно – самое заячье, лисье, песцовое и куропачье место. Правда, времени на охоту у нас ну совсем не было.

Заметили мы на сопке какое-то странное сооружение. Полезли посмотреть – оборудован по всем правилам стрелковой науки бруствер, рядом очень старая и разваливающаяся крошечная избушка-зимовье, под ногами – россыпь помутневших от времени гильз от карабина; посмотрели маркировку – 1942 год. Ну, понятно – оленей бить на переходе сделали себе такое удобство охотники.

Хотя, если подумать, что за чёрт, ни один олень в этом месте реку переходить не будет, не выберется он на правый берег и не спустится с него! Загадка…

Сделали работу, вернулись на пароход. Но всё не дает мне покоя это удивительное сооружение, и решил я расспросить про него нашего матроса, а был он природный местный якут. Тот как-то посерьёзнел, замялся, не хотел это обсуждать. Но выжал я из него рассказ; хотя теперь думаю, что может и зря я это сделал, рассказ оказался интересным, но нехорошим и жутковатым каким-то…

Такая была там история. Был в войну в верховьях Красной Речки лагерь. Не очень и большой, может пара-тройка сотен зэков, десяток-другой вохры и начальник-капитан. Мыли в ледяной воде по ручьям золотишко, стране нужна была валюта. И придумал хитроумный начальник для повышения добычи устроить соцсоревнование. И стимул выбрал для зэков ну очень заманчивый: кто намоет за неделю больше всех золота, получает справку об освобождении и путёвку с подписью и печатью для зачисления, как полностью искупившего вину, в действующую и истекающую кровью в эти годы на фронтах армию.

Вручали эти бумаги на утреннем разводе, под завистливыми взглядами менее работящих зэков стахановца вели на берег, давали ему скудную пайку и сажали в вёсельную лодочку, на которой он по течению за несколько суток мог спуститься в Чокурдах, где был перегонный аэродром и откуда лендлизовские «Дугласы» с «Аэрокобрами» на материк летали ежедневно.

И мчался он, подгоняемый бурными водами Красной Речки, к новой жизни! Правда, не очень долго… а до выбранного нами для привала места. Там, по речной струе, лодку прижимало к левому берегу на мелководье с обратным течением, и, пока освобождённый зэк пытался от него отгрести, сидящий на сопке за бруствером местный опытнейший охотник-эвен, зимой бивший белку в глаз, а для этой работы летом состоявший на сдельщине – «чпок!», и с ним кончал.

Лодочку с телом прибивало на побочень, труп оттаскивали в кусты – было там кому из мелкого зверья о нём позаботиться – а лодочку через неделю-другую буксировали обратно в лагерь. Вернули, дескать, из Чокурдаха! Полетел на материк бывший враг народа и ваш сосед по бараку, а ныне искупивший свою вину красноармеец, сражаться с фашистским захватчиком …

И вновь, не смыкая глаз и матерясь от боли в распухших суставах, сутками без отдыха мыли в тяжёлые военные годы золотишко враги народа и прочие уголовники. Каждому хотелось намыть больше всех! И, если спокойно и юридически разобраться, ну откуда у рядового капитана такое право - освобождать заключённых, особенно врагов народа? Глупость это, даже если война идёт. Мечтания необразованных уголовников и опытных врагов...

Начальник лагеря после войны по заслугам был награждён боевым орденом и переведён на материк на повышение. Не зря его в органы взяли, отличный офицер и настоящий коммунист оказался, прекрасно организовал работу! Давал золота стране, психолог, мать его…

Вот поэтому Красную Речку местные как-то до сих пор недолюбливают.

Нехорошее это место… гиблое. Хотя и красивое!

Subscribe
promo hydrok july 19, 2016 17:04 9
Buy for 20 tokens
Попал Л.И. Брежнев в ад. Встречают его черти: - Добро пожаловать, дорогой Леонид Ильич, давно вас ждём! Мы тут с товарищами посовещались: вы же видный деятель партии, знаменитый полководец, гениальный писатель - так что можете выбирать себе муки по вашему вкусу! Идут по аду. Кого-то на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments