hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Category:

Осетрина

Подавляющая часть людей очень любит эту рыбу. Соглашусь, вкусная она! Только сейчас мало кому по карману. А мне – так вообще это фиолетово! Недолюбливаю я осетрину после одного случая. Хотя, вроде, и больше трёх десятков лет прошло, но как-то в рот она мне не лезет… Почему? Сейчас расскажу!

А работала тогда наша большая экспедиция на реке Терек в Чечено-Ингушетии. И было нас там из начальства трое, причём я – самый младший молодой инженер. И случилось так, что главный начальник куда-то уехал, а второго начальника срочно вызвали в Москву, а я как раз возвращался в лагерь из Пятигорска, так что встретились мы в этом славном городе с Борей лишь на посещение хинкальной, в коей раздавили пузырёк портвейна «Кавказ». Я Борю спрашиваю:
- А вот сколько мне без вас, начальники, этой шайкой руководить? У нас же, Боря, студенты все как на подбор в этом году: как бы не сожрали они, юношу неопытного, меня! И чем их кормить?
- Не боись! Я ж не знал, что мы с тобой тут встретимся, так что оставил тебе на питание экспедиции целых сто рублей! На десять дней должно хватить, а потом и мы с Колей из Москвы денег подвезём!
- А кому оставил?
- Студенту Илье! Он, вроде, из этой банды самый надёжный!
- Боря! Ты в своём уме? Нашёл кому деньги оставлять! Впрочем, даже ему за один день такую сумму не пропить…

Возвращаюсь я в наш палаточный лагерь к обеду. Студенты дружно наслаждаются какими-то липкими макаронами. Я Илье:
- Сдавай деньги!
- Какие деньги?
- Те, что тебе Николаич на колпит оставил!
- Так мы вчера в станицу съездили и все их потратили! Зато теперь запас есть! Вон, полпалатки продовольствием заставлено! И, не поверишь, такая удача нас в магазине поджидала!
- Ну пойдём, посмотрим, что за удача…

Заходим в камбузную палатку. И действительно, угол заставлен какими-то коробками. Только подозрительно они выглядят.
- Илья! А в коробках что?
- Так я ж и говорю, повезло нам! Ты когда-нибудь видел, чтобы по пятьдесят семь копеек? Я так впервые!
- Что по пятьдесят семь?
- Так вино! Мы сразу четырнадцать ящиков взяли, только два вчера выпили уже.
- А еда?
- Ну и еду тоже взяли на сдачу! Пять пачек макарон получилось! Только три пачки сегодня за обедом съели.
- А хлеб?
- Так хлеба у нас вчера две буханки оставалось, поэтому хлеба не брали.

Да…дела! Нас двенадцать рыл, и все организмы быстрорастущие и прожорливые. А из еды у нас на десять дней две пачки макарон. А в кармане у меня три рубля. Ну ещё пустые бутылки сдадим… всё равно девять дней голодать! Вот что тут делать, ума не приложу! Салман в отъезде на Сулаке, у него бы занять денег мог бы… Впрочем, есть один выход – только довольно опасный он…двум смертям не бывать! Командую зелёному с похмелья технику: «Макс! Поплыли!».

А Терек, надо вам сказать, река осетровая. И как раз в этот месяц севрюга с осетром на нерест попёрли. Но ловить их строжайше запрещено! За это – тюрьма. И лодки на реке в связи с этим тогда были полностью запрещены: как увидит где в кустах рыбнадзор спрятанную лодку, тут же пробивает ей днище и топит. Ну, правда, если это не лодка их родственников и кунаков, а родственников и кунаков у храбрых рыбнадзорцев – полреки!

Поэтому вся река в сотнях мест перегорожена самоловами, половина из которых этому рыбнадзору и принадлежит… помнится, спросили мы у нашего рыбнадзоровского друга Салмана:
- Салман! А ты давно в рыбнадзоре?
- Так уже, почитай, второй год! Все родственники скинулись, чтобы меня на эту должность определить! Тридцать тысяч заплатил!
- Сколько? (А такие деньги в те года даже представить себе было трудно – это три «Волги» или кооперативная трёшка в Москве).
- Некоторые и по пятьдесят платят! Но я уже себе и племяннику «Жигули» купил, дом построил, вот сейчас брату достраиваю, оба дома в коврах и хрустале… жалко, через год уволят!
- А почему уволят?
- Так посадят на два года меня! А за моё место уже Реваз сорок тысяч обещал заплатить! Но семья эти два года бедствовать не будет: законсервировал я сто трёхлитровых банок икры… как-нибудь продержатся!

Мы начали подсчитывать в уме: икра стоит сорок рублей килограмм. Сто трёхлитровых… семь на ум пошло… продержатся несомненно! Но это ж сколько рыбы надо было поймать? Здесь белуги нет, а с одной севрюжки… лучше про это не думать! Недаром, что в прибрежных сёлах и станицах процентов девяносто мужского населения сидело, из них половина за браконьерство, а остальные по пустякам – так, порезал кого. Традиция такая у местных! Это как в армию сходить в других местах: пока не отсидел, даже жениться неприлично.

Вот поэтому рыбнадзор на Тереке даже тогда со служебными калашами плавал. Опасная работа! На всей реке моторок только у них пяток, ну и две рабочих по спецразрешению у нас! А оружия на руках у населения даже в те спокойные и застойные времена… лучше про такое тоже не думать! Мы поступали тогда так: цепляешь винтом самолов, мотор глохнет. Надо распутывать, а это дело непростое: крюки острейшие, режут руки. Казалось бы, взял нож и… вот не стоит так делать!

Крюки тогда самоловные для местных браконьеров производили в третью смену на каком-то секретном военном заводе из дорогущего незатупляемого стратегического суперсплава, каждый крюк стоил рубль. А на снасти их сотня-другая, а ты эту снасть обрубил. А кусты на берегу иногда шевелятся: там хозяин этой снасти сидит. А вот с чем он там сидит, то ли с двустволкой, то ли со шмайсером… об этом тоже лучше не думать! Шмальнёт из кустов по тебе, если ты неправильно поступил – и поминай, как звали! Поэтому распутываешь, режа руки, ты снасть бережно, а если на крюках рыба, которая тебе дико мешает снасть распутывать, то ты её кустам показываешь: если икряная, то оставляешь и мучаешься или на другой крюк насаживаешь, а если самец осетровый – можно и в реку сбросить, не очень самцы бракуш интересуют. Но вот чтоб взять себе? Не положено так здесь! Мы с Максом давно эти несложные правила запомнили и стараемся по самым уловистым местам на своём «Прогрессе» не плавать.

Но знаем мы и такие места, где… нарочно в тот день стали мы винтом на снасти с Максом напарываться! Начинаем распутывать снасть: есть икряная самка! Вдвоём, приподняв с трудом, её показываем кустам, аккуратно насаживаем на другой крюк. А вот и самец килограмм на двенадцать: показываем его кустам и делаем пантомиму «Ням-ням? Очень кушать хочется!». Кусты через некоторое время начинают одобрительно колыхаться – значит, кидаем рыбу в лодку! Хотя, правильно ли мы поняли это колыхание? Но жрать-то вообще нечего! Можно и рискнуть!

В общем, килограмм двести мы с Максом в тот день в лагерь рыбы привезли. На ужин у нас была осетровая уха на первое и севрюжий шашлык на второе. У студентов аж за ушами трещало, какая вкуснота! Ещё несколько вёдер и детскую ванночку балыка мы засолили. Десять дней точно продержимся теперь мы, если пустые бутылки на хлеб поменять.

Но беда приходит откуда не ждёшь: на пятый день взбунтовался вверенный мне партией и правительством студенческий коллектив!
- Ну не можем мы эту осетрину больше жрать! От одного вида… ты начальник или кто? Хоть бы каши какой купил или макарон! Не будем мы работать – всё, бастуем! А осетрину свою ты засунь знаешь куда…
- Ребята! Я и сам её видеть уже не могу. Но где я вам денег на макароны возьму? Вон, Илюшку благодарите! Это он так талантливо все деньги на пойло потратил!
- А нас это не касается! Да и вино паршивое было, да и кончилось оно! Короче, начальник! Вот где хочешь жратву ищи: ты, начальник, обязан нас кормить!

Просто бунт на корабле! «Баунти» какой-то! Броненосец «Потёмкин», мать вашу так! Вот что делать? Сел я в 66-й, и хоть прав у меня на грузовики (да и вообще никаких) тогда не было, поехал, дрожа руками на руле, в станицу. Захожу в дом к Салману, там его брат:
- А Салман не вернулся?
- Ждём, дорогой! А что хотел?
- Да денег немножко занять… неудобно, конечно! Но тут какая история приключилась…
- Слушай, брат! Зачем тебе этот деньги-шменьги? А почему раньше не заходил? Ты не волнуйся! Езжай свой лагерь-шмагерь, свой экспедиция! И не волнуйся ничем! А я со свой кунак, он магазин товаровед, скоро к вам заеду!

И действительно, через пару часов подкатывают к нам «Жигули». Из салона разгружаются коробки: макароны, крупы, хлеб, овощи, консервы. А потом оп: открывается багажник - а там три ящика шампанского, пятилитровая бутыль чачи и связанный живой баран!

Хорошо, когда ты дружишь с добрыми и отзывчивыми людьми! Такой праздник живота мы тем вечером закатили! Шашлык-машлык… и ни грамма осетрины!

Вот с тех пор я осетрину как-то недолюбливаю: кушать могу, а так - нет!

Tags: Терек, восьмидесятые, осетрина
Subscribe
promo hydrok july 19, 2016 17:04 9
Buy for 20 tokens
Попал Л.И. Брежнев в ад. Встречают его черти: - Добро пожаловать, дорогой Леонид Ильич, давно вас ждём! Мы тут с товарищами посовещались: вы же видный деятель партии, знаменитый полководец, гениальный писатель - так что можете выбирать себе муки по вашему вкусу! Идут по аду. Кого-то на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments