hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Category:

«Пиртолётка летит…»

Любил описанный мной ранее, в рассказе «Военный матрос», Лёня напевать за работой. Обычно он это по-ненецки делал, в связи с чем мы долго считали его выдающимся носителем национального фольклора и тысячелетних традиций коренных народов Севера.

А тут как-то солнышко выглянуло, сидим мы все на палубе, над нами вертолёт в Уренгой пролетает, рядом Лёня сплеснивает трос и, раз такая аудитория, напевает по-русски. Мы прислушались к словам, а слова такие:

«Пиртолётка летит –

Керосинка пахнет.

Ты дурак, железный трос –

Моя палец уколол.

Пиртолёт летун сидит,

Тащит рыпа Уренгой…».

Ну и так далее…

И тут мы, наконец, поняли: наш Лёня вовсе не знаток древних песен и сказаний, а реинкарнация народного любимца сталинских времён великого акына Джамбула Джамбаева, автора таких тогдашних хитов как «Собака бая Кадырбая», «Я избираю Сталина» и «Песня о батыре Ежове». Менее талантливая, не исключаю, личность, но с тем же жизненным акынским кредо: что вижу, о том и пою.

Поплыли мы в тот день в губу: не рыбачить, не охотиться, а работы работать. Уже почти закончили, тут начал ветерок подниматься. Нехороший это симптом в местном климате, пора валить в речку. Убегаем от ветра в устье протоки, но быстро мы бежать не можем: нас в лодке трое, бутор всякий, груз, измеритель течений, батометры, прочие научные приблуды, баки, якоря… Буквально пять минут – и такой штормяга начался! Стало нашу перегруженную лодку заливать потихоньку: отчёрпываем, но куда там! Один у нас выход – выброситься хоть куда-нибудь от этой волны, чтоб окончательно не затопило.

А впереди как раз небольшой островок. Выбросились на мель, разгрузили наш «Прогресс», затащили всё это на возвышение… А дело, смотрим, совсем кислое: всё сильней ветер, всё выше нагонная волна, всё больше прибывает вода, всё меньше наш островок становится…

И тут над нами пролетает вертолёт, удирает от шторма в посёлок. Мы ему машем руками, он над нами чуть вильнул – дескать, вижу! – и дальше полетел. А что – тут и дураку понятно: не присесть ему при таком ветре, не забрать ему нас.

Начали мы готовиться к самому нехорошему, к экстренной эвакуации: сложили всё, связали и закрепили; полностью очистили лодку, оставили только вёсла, мотор и бак; надули спасжилеты и одели их, поскидав телогрейки, прямо на штормовки; связали спасательный круг с лишним пробковым жилетом длинным концом. Непонятно, чем дело может кончиться… надо бы приготовиться.

И тут – сирена! И вываливается из тумана наш «Никифор Бегичев». Болтает его как поплавок на волне, чуть-чуть ещё – и перевернёт! Это мужики нас спасать приплыли. Близко подойти они не могут, мелко – бросил нам Лёня конец, привязали мы к нему нашу облегчённую лодку, и подтянули шпилёнком ребята нас к борту, помогли вскарабкаться.

Мокрые мы все насквозь, от холода зуб на зуб не попадает – так у начальника как раз бутылка спирта в загашнике для таких дел припасена; а на камбузе – горячий чай. Чуть отошли, набились в рубку, капитан нам и говорит: «А в посёлке пока тихо! Штиль!». – «А как вы узнали?». – «Да прибегает к нам летун с аэропорта: это не ваши там в устье штормуют, жёлтый «Прогресс»? Скоро потонут, спешите!».

Пришли в посёлок. И точно – здесь пока тихо! Странный климат в этих краях…

Взяли пяток коньяка в лабазе, пошли вечером в общагу к вертолётчикам знакомиться и проставляться. Мы, не исключаем, им же теперь жизнью обязаны? Отличные мужики оказались! Хорошо посидели, подружились. А под конец, когда уже спели все хором «Ой, то не вечер…» и прочую всем известную нетленку, мы им исполнили и новую для них песню: «Пиртолётка летит – керосинка пахнет…». Очень она им понравилась! Наша это песня - сказали они - отличная песня, авиационная!

А на следующий день, как чуть стихло, поплыли мы за брошенным нами вчера имуществом. А нет никакого имущества! И островка нет! Есть маленькая песчаная кочка среди воды, а посередине лежит наш двадцатипятикилограммовый гидрологический свинцовый груз. И больше ничего – всё волной смыло! Предстоит большое списание… опять бодаться с бухгалтерией!

Забираем мы груз, а над головами вертолёт на Уренгой пошёл. Вильнул он над нами – дескать, видим вас, ребята – и дальше наши новые друзья полетели. Мы за это дружно спели им с земли ихнюю авиационную песню: «Пиртолётка летит – керосинка пахнет…».

Tags: Таз, матрос, песня
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments