hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Categories:

Я – селькуп!

В советские времена малочисленные народности даже в армию не призывались по закону. Вроде как их и так мало, непонятно по-каковски они говорят, эти носители языка и древних традиций, а у нас этих прочих, немалочисленных, призывников и так в СССР много…

Например, мой знакомый Валера, ныне доктор физмат наук, а тогда отчисленный из Физтеха не за двойки, а за пьянство и прогулы, студент (да уж… удалось парню тогда сделать практически невозможное!), вот он как избежал тогда призыва?

Другие лежали по психушкам, резали себе вены, всячески портили своё здоровье и занимались членовредительством, лишь бы от армии по идейным, или каким другим, соображениям откосить; даже объявляли себя диссидентами и шли в тюрьму… А вот неглупые Валерины родители просто вовремя записали в его паспорте не национальность по отцу (тут и к доктору не ходи, непросто служить в армии мало того что очкастому и субтильному математику-москвичу… но когда вдобавок чёрным по белому в паспорте записано «еврей»), а национальность по матери – «удин». Есть такой гордый дагестанский малочисленный народ! С кинжал ходит, национальная песня поёт! Их нельзя в армию!

Кстати, я не уверен, что соображения именно такие были у партии и правительства, исключительно по поводу сохранения численности этих народностей и их уникальной культуры и языка. Подозреваю, что были и более прозаические аргументы, чтоб их в армию не брать: а вдруг эти абреки всех нахрен вокруг перережут, захватят чего из военного имущества Державы – например, тачанку с конями, нарты со служебными собаками, или, не приведи маркс, танк с пушкой, и пойдут на ЦК? С них, малочисленных, станется… Боевые ребята!

Приехали в Салехард на поезде: у нас груза под тонну, и должны мы дальше двое суток плыть на рейсовом пароходе в Тазовскую губу. Приходим на пристань купить билеты.

Уж как-то очень на пристани оживлённо! Стоит огромная толпа: а вот что внутри этой толпы происходит, это абсолютно непонятно – лишь слышны иногда женские взвизги, а временами вся эта толпа, как сверхновая звезда, вдруг быстро увеличивает свою окружность, а потом опять сжимается.

Мы подошли: интересно же! Но не видно ничего из-за спин! Только слышны какие-то крики; да и толпа как дышит – то расширится, то сузится. Ладно, приобрели билеты, присели на скамейку покурить – мы же не торопимся, пароход только вечером…

Через некоторое время приезжает милицейский воронок, начинают служивые командовать: «Граждане, расходитесь! Не мешайте милиции! Ничего тут нет интересного! А ты, Петрова, давно из обезъянника? Иваныч, нахер пошёл отсюда, а то заберу! А тебе, Афанасий, два раза повторять? А ты, Ябтане, давно по морде не получал? У тебя и имя такое… Вали отсюда!».

Маленький тогда был город Салехард! Оцениваем мы пока его как гости из столицы: по-домашнему здесь работают правоохранительные органы, вежливо так работают, ласково так, практически по-отечески… не то, что у нас в столице!

Чуть раздвинули менты толпу… И открылось нам главное – посередине стоит человек местной коренной национальности. Одет он очень странно: в дорогом костюме, в белой рубашке, в галстуке … а поверх всего этого – грязная оленья малица. А на малице почему-то болтается орден Ленина. А в руке у человека – ножик. Хороший такой ножик: острый, самодельный, сантиметров тридцать длиной!

Пьяный он в дымину, на ногах почти не стоит. Лишь иногда делает выпад этим ножиком в пространство – так вот, почему так толпу болтало? – и кричит грозно: «Я – селькуп!».

К нему милицейский капитан обращается, но близко, из-за ножика, не подходит: «Хадко Нойкович! Ну, пожалуйста! Отдайте ножик! А я вам коньячку… Ну, Хадко Нойкович! Вас и в обкоме давно ждут!».

У человека что-то явно в голове происходит после этих слов. Он смотрит на капитана: «Киняк?». Капитан ему: «Коньяк! Хороший коньяк, Хадко Нойкович, вкусный! Петров, тащи из газика!».

Приносит сержант бутылку коньяка и стакан, наливает. Непонятный нам Хадко Нойкович опускает ножик и принюхивается… Но просто так сдаваться он явно не готов: «А Валя?» – «Да не волнуйтесь вы, Хадко Нойкович! И коньяк, и Валя… Нам поручено вас к Вале в гостиницу отвезти! Ну что, меняемся? Я вам стакан коньяка и Валю – а вы нам ваш ножик? Временно, ей-богу! Отдам завтра! Ну Хадко Нойкович, а?».

Коньяк перевесил. Отдал Хадко Нойкович ножик капитану, выпил стакан, и повели его аккуратно служивые в газик под руки…

Мы вообще ничего не понимаем! Мы ж не местные… Толпа разошлась уже, мы сидим – нам идти до отплытия парохода особенно и некуда. Подходит к нам портовый бич: закурить есть?

– Да есть! Угощайся! Садись, отдохни с нами! Бери пиво! Да не стесняйся… Слушай, а что это было?

– Так это ж Хадко…

– А что за Хадко?

– А вы не местные, что ли? С Таза, из Красноселькупа… Бригадир ихний, депутат… рыбак он, говорили кореша, ну вааще мастер! Под водой рыбу видит!

– И что?

– Так он и в Москве был, ему сам Брежнев Героя вручал в Кремле… Сейчас сюда приехал, в обком, новый орден получать…

– И что случилось?

– Так Валька… А так, говорят, он мужик непьющий…

– А что за Валька?

– Так блядь ихняя, в гостинице обкомовской… Горничная она там… Там, говорят, вроде правила такого партейного у них – кто с мест коренной орден приехал получать, тому потом Валька…

– Это как?

– Вроде как русскую из обкома натянуть - почётным там у них это в стойбищах считается… больше, чем орден… есть потом что бригаде рассказать, сравнить… А она ему не дала: иди, говорит, сначала помойся, селькуп вонючий… от тебя рыбой пахнет! Он и обиделся: пошёл с горя в ресторан, нажрался там, всех вокруг напоил – у него этих денег, как у этой Вальки мандавошек! Потом пошёл на причал билет домой брать, даже покупки свои в гостинице побросал, так переживал; здесь ещё в ресторане выпил…ну и понеслось! Вот же сука эта Валька! Нехорошо с Хадко получилось… Неудобно как-то…не по-людски...

Вот, сейчас вспоминаю подобное, и опять убеждаюсь: уж на что была омерзительна Советская Власть в некоторых своих проявлениях, но о простых и хороших людях она матерински, хотя и временами, и избирательно, и редко, но думала и заботилась…

Не то, что нынешняя… там теперь одни вальки…

Tags: Таз, восьмидесятые, селькуп
Subscribe
promo hydrok november 11, 2018 17:43 Leave a comment
Buy for 20 tokens
В стародавние советские времена наша экспедиция сменила речку, и опять из одной заполярной помойки мы спецрейсами перебросили свой нехитрый, но весьма объёмный, одних лодок пять штук, бутор, в похожую другую. Только собаки там немного иначе выглядели, менее лохматые, но зато часть – не с…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments