?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Продолжение.


В то же время ВМФ Австралии мало что мого предпринять для защиты морских коммуникаций: в Тихом океане не было ни одного австралийского военного корабля. Ближайшим
портом, где находилось военное судно Маноора (воспомогательный крейсер), был Дарвин, расположенный в четырех днях пути. Штаб ВМФ имел и другие проблемы - 5 декабря близ берегов Нового Южного Уэльса на минах, поставленных немецким рейдером Пингвин, подорвалось грузовое судно Нимбин, двумя днями позже – британский теплоход Хартфорд. Так война подступила к берегам Австралии. Австралийские коммунисты тем временем продолжали агитацию против «империалистической» войны и записи в армию.

В австралийском парламенте начались дебаты по вопросу об адекватности морской безопасности в австралийских водах. Информация о потопленных судах попала в печать и на радио, общественное мнение было взбудоражено тревожными известиями. Вследствие этого штаб австралийского ВМФ обратился к британскому адмиралтейству с просьбой вернуть определенное количество австралийских военных судов из Средиземного моря в Австралию.

Двадцать первого декабря 1940 года Комет, Орион и Кулмерланд встали на якорь близ острова Эмирау, к северу от Кавьенга. На берег высадили всех пленных членов экипажей и пассажиров с потопленных судов за исключением небольшого числа попавших в плен военнослужащих. На берегу оказалось около 500 человек. Им оставили небольшую лодку для того, чтобы они смогли добраться до более крупного острова и обратиться за помощью. Позднее освобожденные пленники исключительно высоко отзывались о капитане Эйссене, который вел себя образцово по отношению к ним. Заметим, что немецкие рейдеры открывали предупредительный огонь по грузовым и пассажирским судам только в том случае, если последние не подчинялись приказу остановиться. Топили суда после того, как с них были сняты команда и пассажиры.

После захода на Эмирау, Кулмерланд отправился обратно в Японию, Орион – к острову Мауг в Мариинском архипелаге для ремонта двигателя. Капитан Эйссен повел Комет обратно к Науру для бомбардировки портовых сооружений. Остановившись на траверзе острова, Комет поднял военный флаг Кригсмарине и послал радиосигнал с приказом очистить причалы и нефтехранилище. Но поскольку толпа любопытных не расходилась, Эйссен дал предупредительный выстрел, который быстро разогнал зевак. Затем начался настоящий артобстрел, оставивший на месте порта руины. Примечательно, что пожар уничтожил крупный штабель фосфоритов, уже закупленный японцами, столь опрометчиво предоставившими немецким рейдерам возможность промежуточного базирования в своих портах. Комет тем временем шел на юг...

Оставленные на берегу острова Эмирау члены экипажей и пассажиры потопленных судов каким-то образом узнали о планах бомбардировки Науру. Те, кто сумел вовремя добраться до Кавьенга, отправили в штаб австралийского ВМФ предупреждение о готовящемся нападении, но военных кораблей, способных предотвратить рейд, просто не было. Это и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. Крейсер Сидней и вспомогательный крейсер Вестралия были отозваны домой из Средиземного моря. В начале января 1941 года Сидней, блестяще проявивший себя в боях с кораблями итальянского ВМФ, отправился в Австралию. Девятого февраля крейсер прибыл в Сидней, где был восторженно встречен жителями города.

Примерно в это же время, 3 декабря 1940 года, от причала в Гданьске отошел еще один немецкий рейдер – Корморан. На второй день плавания рейдер замаскировался под советское грузовое судно Вячеслав Молотов, порт приписки – Ленинград. Все надстройки были выкрашены в коричневый цвет, труба – в черный с красной полосой. На мачте был поднят красный флаг. Некоторое время после этого команда развлекалась, используя в обращении слово «товарищ» и приветствуя друг друга по рот-фронтовски поднятием вверх согнутой в локте правой руки со сжатым кулаком. Офицеры не обращали на это внимание, справедливо считая это признаком хорошего расположения духа…

Судьбы Сиднея и Корморана пересекутся год спустя – 19 ноября 1941 года. В короткой схватке близ побережья Западной Австралии оба корабля будут потоплены, причем из команды Сиднея не уцелеет никто.

Однако, вернемся на Комет. После бомбардировки Науру капитан Эйссен повел рейдер к берегам Новой Зеландии для охоты на торговом пути Новая Зеландия – Панама. Здесь он достиг самой южной точки своего плавания – команда увидела берега Антарктиды. В конце февраля 1941 года капитан Эйссен получил приказ переместиться в юго-восточный сектор Индийского океана. Он знал, что крейсер Сидней базируется во Фримантле (морской порт близ Перта), и старался держаться подальше от побережья Западной Австралии, понимая, что при встрече с первоклассным крейсером его шансы будут невелики. Несколько месяцев рейдер безуспешно искал новые жертвы вдали от обычных маршрутов грузовых и пассажирских судов. Удача, казалось, покинула «Комет». Двадцать первого мая согласно новому приказу Комет вновь отправился в Тихий океан.

В начале августа капитан Эйссен услышал по радио репортаж о том, что патрульные самолеты австралийских ВВС выгнали немецкие рейдеры из своих территориальных вод, и сделал в бортовом журнале соответствующую запись. Опытный моряк хорошо понимал, что подобная задача была австралийцам не под силу – слишком велик континент. Однако, вполне вероятно, что радиорепортаж сыграл свою роль в его решении переместиться ближе к берегам Новой Зеландии, а затем двинуться на восток к берегам Южной Америки. Четырнадцатого августа Комет неподалеку от Галапагосских островов Комет наткнулся на британское судно Australind. Его радист пытался передать сигнал бедствия, и корабль был обстрелян, в результате чего погибло несколько моряков. Уцелевшие члены команды  были сняты с британского судна, после чего оно было взорвано. Через пять дней немецкий рейдер захватил голландское судно Кота Напан и потопил  британский  транспорт  Девон. На захваченное голландское судно перевезли большую часть пленных, и призовая команда повела Девон в Атлантику и дальше в Германию (позднее у берегов Сьерра-Леоне на него перегрузит своих пленников немецкий рейдер Атлантис). Комет тоже пошел на юг, воздерживаясь от новых атак. Обогнув мыс Горн, он вошел в атлантические воды и 26 ноября 1941 года прибыл в Шербур. Последний отрезок пути оказался наиболее трудным – Комет  постоянно атаковали британские торпедные катера и самолеты. Но и здесь удача сопутствовала капитану Эйссену – одна из бомб угодила в «Комет», но так и не взорвалась. Тридцатого ноября Комет прибыл в Гамбург. Беспримерное кругосветное плавание, длившееся 516 дней, завершилось.




Кругосветное плавание "Комета" - июль 1940 - ноябрь 1941

За прошедшие со дня выхода в море полтора года ситуация в мире сильно изменилась. Считанные дни оставались до нападения японцев на Пирл-Харбор и начала большой войны в Тихом Океане. Уже несколько месяцев шла советско-германская война. Части вермахта стояли под Москвой. Арктика, которую капитан Эйссен хорошо изучил во время перехода по Севморпути, стала ареной ожесточенных сражений, в которых бывшие партнеры по переходу стали смертельными врагами. Наблюдения капитана Эйссена в Арктике позднее сослужили немцам хорошую службу – в августе 1942 года немецкий линкор Адмирал Шеер, используя отличное знание ледовой обстановки на трассе Севморпути, дошел до Таймыра, потопив ледокол Сибиряков и обстреляв порт Диксон.
Второе и последнее плавание «Комета» была гораздо короче, чем первое. Оно длилось только два дня. Седьмого октября 1942 года оснащенный новыми орудиями и радаром Комет под командованием нового капитана Ульриха Брокзиена вышел в море в сопровождении четырех торпедных катеров и нескольких тральщиков. Британская разведка была в курсе предстоящей попытки немецкого рейдера прорваться через Ла- Манш в Атлантику. На переходе из Гавра в Шербур в коротком бою с кораблями Королевского ВМФ Комет был подожжен и взлетел на воздух. Вместе с кораблем погибла вся его команда – 351 человек.





В.Ф.Воробьев. Кругосветка рейдера "Комет". сб. Гангут. вып.16 (1998) и 19 (1999)
M. Montgomery. Who Sank the Sydney? 1981
B. Winter. HMAS Sydney. Fact, Fantasy, Fraud. Brisbane, 1984
P. Adam-Smith. Prisoners of War from Gallipoli to Korea. 1992
T. Frame. HMAS Sydney. 1993

Компиляция и перевод материалов – Владимир Крупник
www.warsstory.org
promo hydrok november 15, 2016 23:48 20
Buy for 20 tokens
Неожиданно вспомнилось тут... Обсуждали мы тут с друзьями происхождение всяких ругательств, вспомнил и я довлатовское загадочное "Абанамат!". Меня поправили из Израиля: оказывается, йеменцы и сирийцы так ругаются уже больше двух сотен лет. Но пришло это арабское слово с русскими…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
fynjygun
Feb. 13th, 2018 10:17 am (UTC)
Класс!!!
Спасибо.
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Keri Maijala