hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Category:

Туалет типа сортир

Больше месяца мы в тот год пароходом на одном месте базировались. А пароход у нас маленький – жить-то на нём можно, а вот гальюн – не очень комфортный, да и надоели всем эти железные стены и дырка в палубе. И решили мы возвести в тундре капитальное строение: туалет типа сортир.

Яму в мерзлоте не выкопаешь – отрезали сваркой полбочки, поставили, набрали по тундре досок, сбили коробку, обшили рубероидом, чтоб ветром не поддувало, положили на полочку нарезанные газеты и книги потолще («Анна Каренина» без первых ста страниц и «Избранные речи и статьи М.А. Суслова», том 2): сиди и наслаждайся! Почему такая литература, а не Юлиан Семёнов какой? А нечего долго засиживаться! Другие тоже хотят на твёрдой земле справить свои культурные потребности!

Загляденье просто, а не сортир, получилось! Все пароходы нам завидовали и в гости, когда подчаливали, напрашивались в это сооружение. А чтоб всем было ясно, что занято помещение, придумали мы простое приспособление: дёрнул за верёвочку – и такой красный флажок подымается и гордо реет на ветру. Указывает он всем жаждущим и страждущим: потерпи, друг! Придёт и твоё время!

С тяжестью на сердце покидали мы осенью нашу привычную швартовку со столь милым нам, с любовью построенным собственными руками, строением – ведь снесёт его весенним ледоходом.

Но есть в жизни высшая справедливость! Приплываем по весне (а весна здесь в середине июня) – стоит, родимый! Греет душу!

Пришвартовались. Кто чем занимается: механик шпилёнок красит, студенты лодку на воду спускают, мы с начальником вьючники распаковываем, всякие приборы и оборудование достаём. Первым делом, конечно, надо бы ружья и ракетницы проверить: нельзя нам без этого по технике безопасности далеко от парохода в тундру уходить и в речку уплывать. Категорически запрещено!

Вроде, не поржавело ничего… Но работает ли? И что за патроны мы получили? Может, плохие? Собрали ружья, зарядили: а куда стрелять? Голая же тундра кругом…

И только гордо высится на плоскотине наш туалет типа сортир. Патроны взяли семёрку, чтоб сооружение не попортить – с такого расстояния не пробьёт!

Начальник взял свою тулку: бабах! Я приложил к плечу свою верную вертикалку: и сразу из двух стволов! Хорошие патроны нам в этом году выдали!

Вдруг, как в немом кино, медленно-медленно открывается в нашем сортире дверь, и оттуда низко-низко и опасливо показывается голова инженера Иваныча:
– Вы что, придурки, охерели что ли?

Мы просто застыли в ужасе:
– Ив-ваныч! А ты к-как там оказался? Предупреждать надо!
– Так я сразу, пока вы швартовались, туда побежал – уж больно соскучился!
– А ф-флажок?
– Так за зиму ветром флажок сдуло! Надо новый вешать!
– Ну извини…
– Чего там извини: я только присел, книгу взял почитать… Всё, думаю, каюк мне – если картечь или пуля, изрешетят ведь, идиоты! И, главное, в такой позе неудобной помирать…

А флажок красный мы немедленно новый привесили… да и больше таких испытаний никогда не проводили.

И в дополнение: а почему, собственно, в романе «Анна Каренина», любовно положенном нами в описанном выше сортире, не хватало первых ста страниц? Но богаты закрома памяти! Чуть порылся  в них – и вспомнил я!

С этой книгой вообще много весёлого и поучительного связано.

Не припомню одного, кто этот том на пароход привёз, видимо кто-то из студентов. Наверное, умным хотел показаться. Но, не получив одобрения этому своему гипотетическому качеству, не стал обратно увозить труд бородатого графа.

Многие потом пытались эту книгу читать, я в том числе (перед этим я её читал уже раза три). Но ни у кого толком это не получилось: видимо, перестаёт такая литература работать северней 67-й параллели…

Взялся за чтение этого великого произведения однажды и мой любимый старший коллега легендарный геодезист Леонидыч…

«Надоели вы мне! И вообще, всё меня достало!», – сказал он, резко бросив карты на стол – «Пойду-ка я лучше книгу почитаю! У кого есть книга?».

Был какой-то затяжной шторм, и мы третий день от безделья играли в тыщу. Просветов в небе никаких. Леонидыча можно было понять: к этому моменту он проигрывал уже какое-то неимоверное количество спичек. Коробков, не соврать, больше трёхсот уже.

Наш капитан даже несколько приобиделся:
– Леонидыч! Ты вообще что ли наш пароход не уважаешь? Только у меня их три! И у Витьки две: одна про дизель, вторая – как плести сеть.
– Про дизель мне не надо! А у тебя, небось, тоже такая мутота?
– Обижаешь! Про Анну Каренину читать будешь?
– Да читал я про эту Каренину! Но давно… неси, буду перечитывать!

Капитан Лёха спустился в каюту, принёс увесистый том. Леонидыч на него скептически посмотрел:
– Та, которую я в техникуме читал – она, вроде, поменьше была… У тебя, Лёха, что? Полная версия что ли?
– А то! Самое свежее издание, исправленное и дополненное!
– Хорошо! Пойду перечитывать – некоторые места я там уже плоховато помню.

Читал он весь сезон это повествование про несчастную Анну. Дошёл почти до пятьдесят второй страницы. Там ведь в чём проблема была?

«Вот же гадская книга!» – пожаловался мне однажды Леонидыч. «А в чём дело?» – ошарашенно спросил я. «Там в начале – до фига по-французки! А я этот язык плохо знаю!» – сообщил мне Леонидыч. «Так там внизу перевод!» – удивился я. «Он мелкими буквами, ищи эти очки… Неужели по-людски сразу нельзя было написать?» – высказал свой критический взгляд на творчество графа Льва Николаевича его читатель: «Ни хрена потом непонятно! И вообще – тяжёлая литература…».

Справедливость последнего замечания я вскоре оценил. Поселились мы с Леонидычем в одну каюту. Спальники верблюжьи, читать можно только на спине, держа книгу над собой двумя руками. Леонидыч подымает свой фолиант, начинает читать… а тот постепенно придавливает его руки. Через минуты три раскрытая книга ложится читателю на лицо, загораживая нос, из-за чего генерируется дикий храп. Мне приходится вылезать на холод из нагретого уютного спальника, снимать это творение мятежного графа и класть его на пол, иначе спать невозможно. И так примерно месяц…

На следующую навигацию Леонидыч немедленно потребовал от капитана принести книгу. Видать, зацепило!

Капитан Лёха книгу принёс, но как-то неуверенно…
«Это что такое?» – грозно спросил его Леонидыч, ища недочитанное место с пометкой.

Действительно, первой сотни страниц в книге не хватало…

«Понимаешь, Леонидыч, тут какое дело…» – начал, запинаясь, оправдываться капитан. «Какое? Что за дела у вас тут без меня были? Опять, как с той самогонкой, всё на неизвестных тебе блядей сваливать будешь?» – поставил его на место Леонидыч. «Да вот… пока мы пароход к навигации готовили… три недели нелётная погода была…» – продолжил своё оправдание нашкодившего второклассника капитан Лёха.

– И что?
– Так газет свежих не было! Ни одной газеты в посёлке не найдёшь!
– Понял. Не дурак… но почему именно моя книга?
– Так Витька свою про дизель не дал… А вторая у меня в каюте: «Возрождение» Брежнева – она вообще ни на что не годится! Там бумага такая плотная… сам попробуй!
– Тут согласен! Пробовал… спорить не буду… видать, не судьба дочитать мне этот прекрасный роман! С середины уже неинтересно…

А для других дел, а именно для оборудования нашего туалета типа сортир – вполне сгодились позже эти приключения ветреной блондинки (по жизни) Анны и её окружения: мечтательного Левина, симпатичной дурашки Долли, глупенькой Китти, наглого офицеришки графа Вронского и прекраснодушного и очень положительного по сравнению с остальными персонажами человека г-на Алексея Александровича Каренина…

Tags: Арктика, старое
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment