hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Categories:

Муха Машка

Была очень давно островная полярная станция (остров Генриетты вроде бы, как мне рассказывали), осенью с парохода там сгрузили зимовать трёх человек и собаку. И на тебе, у одного – через неделю аппендицит! Хорошо ещё была возможность перенаправить вертолёт, забрали бедолагу и повезли на операцию. Осталось там двое зимовать.

До весны и начала следующей навигации – ничего. Только связь на ключе. Передача метеоданных, редкие личные телеграммы. Двоим сложно: стоять на вахте по двенадцать часов непрерывно, ходить каждые три часа на площадку при минус пятьдесят и в темноте – это очень сложно. А пожрать приготовить, а дизель, а хозяйство?

И вдруг в метеорологической Управе замечают, что на ключе – только один почерк. Хотя данные передаются исправно, просьб и жалоб вроде нет. Зимуют мужики, работают.

Но забеспокоились. Спрашивают: «А что с Серёгой?». Идёт морзянка: «Серёга на рыбалке». Через неделю: «Серёга вышел». Куда вышел? Там выйти никуда нельзя! Какая, нахрен, рыбалка? Какие там, мать их, могут быть экскурсии по острову вокруг полярки?

Через месяц совсем забеспокоились. Через два послали вертолёт. Нашли летуны место среди торосов, присели. В балке – лохматый и абсолютно одичавший Вова спит, нестриженая борода на ключе. Грязь какая-то несусветная. Серёги нет. Странно всё это…

- «А где Серёга?» - «Серёгу задрал медведь!» - «Где задрал?» - «Там, за балком, я его камнями присыпал» - «А что не сообщил?» - «Не хотел начальство беспокоить!».

И глаза у Вовы такие нехорошие. Невнятно он как-то говорит, смотрит как-то не по-людски, даже выпить не хочет за встречу.

Раскопали кучу камней. Лежит заледенелый Серёга. Голова пробита топором. Какой, ёлы-палы, медведь?

Притащили Серёгу. И тут Вова забился в конвульсиях и закричал: «Муха! Муха! Машка моя! Не прощу! Серёга! Сука! Прибью!». Связали Вову, отвезли к докторам на материк, прокололи всякими полезными для Вовиного организма лекарствами. Там он и разговорился.

Такая, оказывается, там случилась история: когда похолодало, а собака убежала и с концами пропала, из живности на полярке осталась одна муха. Летала, садилась на стекло, ползала. Вова её подкармливал сладкой водой. Очень полюбил он эту муху, назвал Машкой. А потом муха исчезла. А в балке и на всём острове – их двое. Конечно, Серёга её убил! Хотя и врёт, что даже пальцем Машку не трогал. Слово за слово… а топор – вот он, лучину для печки щипать.

Сколько в психушке провёл Вова - этого я не знаю.
Законсервировали ту станцию. На два года. На третий – послали следующую тройку зимовать.

Не знаю, что там сейчас… позакрывали с тех пор большинство островных станций. У депутата Чилингарова, что ли, спросить? А зачем, да и откуда ему про это знать? Он вообще давно не в теме, этот бывший комсомольский герой-бородач…

Tags: Арктика, старое
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments