hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Categories:

Судьба элитного грузчика

Кто получал высшее образование в семидесятые, тот точно знал: денег честным трудом, кроме родителей и стипендии, взять негде. Вообще негде! Примерно до 4-го курса: вот там, в процессе написания курсовой, могли куда-нибудь и на полставки пристроить. А это ещё 35-45 рублей, полставки техника или уборщицы какой. Были, конечно, и поудачливей специальности – например, медики. Ночные морги и скорые их брали, но тоже не так, чтобы с распростёртыми объятиями, надо было ещё и поискать.

Это что касается мальчиков. Девочкам же не светило вообще ничего по закону: почему-то, их везде ненужный переизбыток тогда наблюдался.

Но была одна работа, мимо которой, кроме совсем слабосильных математиков и наглых мажоров, мало кто проскочил. Это погрузка-разгрузка, особенно ночная. Крайне острый дефицит кадров испытывали в те годы всякие хлебозаводы, овощебазы, железнодорожные узлы. Штатные грузчики, как правило, к вечернему времени находились уже в полной зюзе: а хлеб надо к утру отправить в булочную, а морковку – в овощной. Про срочное «три вагона угля, и чтоб к утру» – это вообще без студентов или солдатиков, а где их ночью взять, было тогда что-то нереальное.

Работа тяжёлая, но малость на пиво или еду для ребят из общаги подзаработать было можно. Вот, скажем, хлебозавод наш родной № 6: смена от 24-00 до 8-00… но смена – ерунда! Оплата-то сдельная: сорок копеек тонна. Зато хлеба свежайшего жри сколько хочешь! А если вдруг подфартило, и ты перемигнулся с кем из женщин из кондитерского цеха… Там мало что торт «Наполеон» мог для торговли дефектный обломиться, так иногда и сэкономленный на этих всяких тортах коньячный спирт мог поступить в твой организм не растворённым в сахаристой массе, а непосредственно из посуды, поданной тебе натруженными руками жаждущей мужской ласки кондитерской нимфы в белой косынке. Некоторые, особенно вечно голодные ребята из общаги, заводили в этих цехах вполне себе серьёзные романы… даже знаю случай, когда подобное кончилось свадьбой. И, по-моему, уже внуки у ребят!

А ты поди, перекидай за ночь тонн пятьдесят деревянных лотков (в зачёт только хлеб, то есть все сто), и чтоб быстро-быстро? Делается это вдвоём: каждому к утру по десятке рублей набегает иногда. Десятка – это скромно, но с тарелкой креветок, сходить два раза в пивную с однокурсниками. Но, когда едешь после этого домой со смены, то твёрдо знаешь – сегодня никаких занятий и пивных не будет! Тут бы отоспаться и передохнуть…

Про товарняки я лучше промолчу – это вообще работа не для белых людей!

Учился с нами Петька. Хороший парень Петька был! Главное – вот куда не понесут тебя ноги при прогуле лекции: хоть в «Лужу», хоть в «Тайвань», она же «Формоза», хоть в «Яму», хоть в «Пльзень», хоть на ВДНХ… не такой уж большой выбор был пивных в те годы… одно точно знаешь: вот заходишь ты – а там наверняка Петька уже! Есть с кем пообщаться!

И, главное, неимоверно богат был по тем временам Петька! Мало того, что у него водились рубли, так и чеков для «Берёзки» хватало у парня – так, иногда, после пива, удавалось Петькиным друзьям полакомиться каким Курвуазьём или Белой Лошадью. А друзей (и особенно подруг) у Петьки было много. Нежадный Петька был парень, дружелюбный, симпатичный!

А почему? Так он поляк был! Из страны, можно сказать, победившей народной демократии. Папа у него работал, не соврать, военным атташе в посольстве; а мама, бери выше, заведовала посольским магазином. Тоже милейшие люди оказались! Хорошо к однокурсникам своего единственного сына и надежды семьи относились и временами нас подкармливали, когда мы у Петьки в гостях в дипломатическом доме обнаруживались.

Лекция уже началась… Вбегает в аудиторию Петька, извиняется перед профессором (когда ему было надо, он категорически забывал русский язык и говорил с диким акцентом: а лектору оно надо – иностранца позорить? Так и в партком могут вызвать за нарушение связей с дружественными странами СЭВ и Варшавского Договора). Подсаживается, шепчет нам: «Ребята! В перерыве срываемся! Надо пять человек! За час двадцать тонн разгрузим?».

– Петь, а что за груз? Оплата какая?

– Про груз вам лучше даже не знать! А оплата очень хорошая!

Срываемся с лекции. Бежим бегом (ребята все спортивные) в польское посольство. Там всего-то километра три. По дороге выясняем подробности:

– Петь, ну ты толком объясни – что за дела?

– Мама утром сказала: в магазин пришли фуры, их надо до обеда разгрузить. А у нас вчера праздник национальный был: наши все с утра опять в жопу! Помогут твои друзья – заплатим! Так мама сказала!

Прибежали. Стоит фура с польскими номерами. Смотрим: а груз-то там! Ну смех один! Не уголь какой навалом – аккуратные такие коробки картонные с выпивкой, сигаретами и прочими необходимыми в дипломатической деятельности товарами.

Растянулись цепочкой: опыта, чай, до фига уже. Играючи разгрузили эти фуры за час…

Выходит строгая мама с бумагами: так, ребятки, в фурах было восемнадцать тонн… Пять рублей за тонну… итого девяносто рублей!

У нас глаза на лоб полезли: ничего себе! За час развлечения? Наверное, столько даже Брежнев не получает! А Петька – к маме: и что-то он там ей талдычит. «Пшепрашем, пшепрашем»… чего он хочет, этот Петька: бери деньги, да скорей праздновать!

Мама махнула рукой, отдала Петьке какой-то список, и ушла. Петька:

– Мужики! Победил я маму! Берём не деньгами – а из магазина по списку! Во лафа!

Читаем мы этот список, глазам своим поверить не можем, там цены для посольских в рублях: сигареты «Мальборо» –30 копеек пачка (это до Олимпиады, на чёрном рынке – два рубля); водка «Выборова» – рупь тридцать: спирт 96 градусов питьевой – рупь пятьдесят; коробка шоколадных конфет, девчонкам на закуску - семьдесят четыре копейки!  Вот спирт… так это ж два с половиной пузыря беленькой? Парадиз! Коммунизм! Предел мечтаний!

Набрали мы сообща в магазине всяких коробок на девяносто рублей. Много получилось. Поймали такси, поехали к другу на квартиру – у него как раз родители в санаторий уехали – в-общем, больше нас на лекциях и семинарах никого преподаватели следующую неделю и не видели. Зато полкурса у нас перебывало, и даже один старший преподаватель Серёга по практическим – он за это нам всем всё прошлое и будущее зачёл!

Хорошая неделя была! А потом – сессия. Не сдал её Петька! Выгнали ни за что такого хорошего человека!

И уехал он доучиваться в свой Варшавский университет.

Но там, известное дело, тоже есть русское посольство и торгпредство.

И грузчики там тоже иногда требовались.

А у Вадима туда как раз отца советником по культуре (полковничий, а то и генеральский, тогда был чин соответствующего ведомства) перевели… Он Петьку с польскими друзьями-студентами тоже привлекал по рекомендации сына к подобным грузческим форс-мажорам (да и отца его знал по работе хорошо). Так вот она и была - пресловутая дружба народов!

А где сейчас мой тогдашний приятель пан Петька? Ну не знаю я!

Tags: грузчик, семидесятые
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments