hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Category:

Как это принято в Одессе (полнометражный фильм)

Может, кто запутался в своё время в этих многочисленных сериях моего рассказа про одну давнюю нашу поездку в Одессу? Или просто их пропустил?
Напомнили мне тут про Одессу-маму...
Пришлось поднатужиться и серии объединить в один полнометражный фильм!



Приплыли мы тогда в Одессу ранним утром, вышли на причал. Видим - на скамейке уже сидят две характерного для тогдашней Одессы вида женщины в люрексе и что-то с упоением обсуждают. Мы к ним вежливо обращаемся:
- Скажите, дамы, а как нам сейчас лучше добраться отсюда до Фонтанов?

Наш достаточно простой вопрос внёс неожиданное и приятное разнообразие в их оживлённую беседу:
- Гляди, Софа, этим молодым людям таки надо на Фонтаны! Интересно, что они там собираются делать?
- Я думаю, Рая, что эти молодые люди неместные и приехали в Одессу по делу или отдыхать.
- А какое дело может быть у этих молодых людей на Фонтанах, если они приплыли на "Комете" из Белгорода? Может, эти молодые люди чи комиссия, чи шо? А почему тогда они таки без галстуков?
- Да, Рая, очень странные молодые люди! Интересно, откуда они и зачем посещают Одессу?

Мы понимаем, что эти глубокие рассуждения подруг могут длиться до бесконечности и пытаемся внести ясность и всё же получить ответ на свой вопрос:
- Мы вообще-то из Москвы. Но приплыли из Белгорода. А на Фонтанах будем жить в пансионате.

Полученная информация порождает к нам целый ряд новых вопросов:
- Таки посмотри, Софа, эти молодые люди из Москвы! Интересно, а они видели живого Брежнева или артиста Андрея Миронова? Мне Зина рассказывала, что она в Москве посетила театр - и там был совершенно живой артист Андрей Миронов, прямо как у нас, когда он снимался на нашей киностудии!
- Интересно, Рая, раз эти молодые люди из Москвы, то что они делали в Белгороде? И таки почему они хотят жить на Фонтанах, а не в гостинице? А если им на Фонтаны - их мог бы незадорого туда отвезти Жора на своих красных жигулях!

Так, уже некий просвет:
- В Белгороде мы работали, а сейчас приехали в Одессу отдохнуть, а на Фонтанах мы будем жить, потому что знакомы с братом директора тамошнего пансионата и тот нам выделяет жильё... А где этот Жора? Мы готовы, если он не очень дорого возьмёт!
- Молодые люди, вы таки интересуетесь, где сейчас Жора со своими красными жигулями? Жора на работе и освободится только вечером в шесть!
- Так как нам тогда добраться до Фонтанов?
- Таким ранним утром, если у вас полные карманы денег, можно ехать на такси; а если денег нет или вы жадные - то на троллейбусе!
- А где остановка этого троллейбуса?
- Вам, молодые люди, надо сначала подняться до памятника Дюку - вы ведь знаете памятник Дюку? - а там вам любой подскажет!

С чувством глубокого удовлетворения столь полезным советом и состоявшейся беседой в целом поднялись мы к памятнику Дюку, после ряда столь же содержательных диалогов добрались всё же до Фонтанов, нашли нужный нам небольшой ведомственный пансионат и приступили к заселению. Представляемся дежурной:
- Мы такие-то, у нас заказана комната!
- Ничего не знаю! Мест нет!
- Как мест нет? Нам обещали!
- А вы, мужчины, что – работники лёгкой промышленности? Так давайте путёвки!
- Почему лёгкой промышленности?
- Так вы плохо учились в школе и не знаете всех букв? Вон вывеска – «Дом отдыха работников лёгкой промышленности» у нас.
- Вы не поняли! Позавчера вашему директору звонил его брат и договорился с ним, что мы здесь недолго поживём! Где ваш директор?
- Борис Яковлевич на партактиве! Ааа… так вы иностранцы? Он меня за вас предупреждал! И почём у вас в загранице телятина на рынке – чи дешевле, чем на Привозе, чи дороже?
- Ну откуда нам знать? И почему иностранцы?
- Так вы, мужчины, друзья его брата или какие аферисты?
- Друзья! Только мы не поняли, почему иностранцы?
- Так Давид же в Хайфе живёт! В Израиле! Ой, беда на всю Одессу – такой хороший доктор был Давид Яковлевич! Мою сестру вылечил! Профессор! И где вы мне сейчас расскажете за такого гинеколога искать? Одни поцы остались, а не доктора!

Тут нам становится несколько не по себе. Дело в том, что тогда в прессе и на телевидении слово «Израиль» ассоциировалось исключительно с фразами «распоясавшаяся военщина», «кровавый агрессор» и «палачи мирного палестинского народа». Похоже, нас с кем-то не очень удачно перепутали…
- Так, может, у него ещё брат есть? Младший? Того Ефим зовут!
- Так вы говорите за Фиму? Молдавана?
- Ну да… только почему молдавана?
- Так он же у молдаван живёт!
- Правильно, в Бендерах! Там мы с ним и познакомились… только он как бы… эээ… не молдаванин, а совсем даже наоборот!
- Ой, вы таки будете мне за Фиму рассказывать! Ладно, вот ключ! Седьмой номер! Только там я уже заселила одного молодого человека с Харькова… такой приятный молодой человек! Работник лёгкой промышленности! Вадик зовут! На тракторном заводе он там у них в Харькове инженер!
- На тракторном? Так это не лёгкая промышленность!
- А какая?
- Тяжёлая!
- Ну что вы таки, мужчины, мне такое рассказываете? Вам, конечно, видней… только Борису Яковлевичу про него не говорите! Ну не на пляже же такому приятному юноше ночевать? А я вам и раскладушку принесу, и бельё, и стакан дополнительный! Как короли во дворце все трое жить будете!
- Ладно, не расскажем! А холодильник там есть?
- Холодильника нет! Но если вам что надо: я в свой положу!

Пошли селиться, открываем дверь. Да уж, хоромы! Обстановка в номере спартанская: две железных кровати, стол, два стула. На стене – картина очень красивая криво привешена. Шишкин: «Утро в сосновом лесу». И, собственно, всё. Но раскладушка, пожалуй, между кроватей поместится.

Но зато запах в комнате очень приятный! Волнующий такой: тонкий аромат зреющих яблок и сбора позднего винограда, осложнённый выдержанными спиртами… приятный запах! На столе в художественном беспорядке стоят несколько пустых и полных бутылок портвейна «Прибрежный», трёхлитровый пузырь с остатками пива на дне, переполненная пепельница, вскрытая банка консервов «Бычки в томате». На одной из кроватей храпит здоровенный белобрысый парень и с каждым его выдохом ароматная атмосфера в комнате становится всё гуще и гуще, даже открытое окно не помогает. Повезло нам, похоже, с соседом! Нормальный мужик! Наш человек!

Покидали сумки. Пошли умылись с дороги. И понимаем: холодильника нет, поэтому нам срочно необходимо пиво! А где его здесь в округе берут, пока не знаем. Пытаемся растолкать работника тяжёлой промышленности Вадика – но тот лишь пробурчал что-то, перевернулся на другой бок и снова захрапел.

Надо бы позавтракать: а у нас четыре пирожка припасено! Только вот запить нечем. Делать нечего: откупорили мы бутылочку соседова «Прибрежного», продегустировали… хорошо же в Одессе!

А жарко становится: как бы наш главный груз не испортился! Поскольку Вадика добудиться не удалось, придётся ехать в «Гамбринус»!

Написали мы записку: «Вадим! Пойдёшь в магазин – не забудь про нас! Твои новые соседи», положили вместе с червонцем под графин, взяли свой тяжёлый клеёнчатый пакет и побрели к остановке троллейбуса: нам теперь до Дерибасовской! В "Гамбринус"!

А если кто те времена помнит, то одесский «Гамбринус», пожалуй, на просторах нашей необъятной социалистической родины был самым знаменитым пивным баром, так что посетить город-герой Одессу и не посетить этот мастерски описанный в рассказе Куприна подвал считалось для приличного человека абсолютным нонсенсом.

Не обязательно, конечно, в первый же день – но нам-то надо было именно в первый! Дело в том, что позапрошлую ночь мы с пользой провели на озере, пусть всю ночь и не спали совсем, но наловили много раков. Ну очень много! А какие раки были на том озере! Ну очень крупные! Сутки они копошились у нас на пароходе в тазу, а вечером перед отплытием в Одессу мы их сварили и примерно с ведро упаковали в пакет и прихватили с собой.

Привезли, короче, мы в Одессу с собой большой мешок варёных раков. Ну очень крупных! А что с ними надо срочно делать? Правильно, есть их под пиво, а то испортятся на жаре да в пакете!

А в это время, без всякого участия Жванецкого-Карцева, но зато при участии партии-правительства и Госплана, раки были в Одессе в большом дефиците. И даже не по пять рублей, а сильно дороже, хотя ну очень маленьких, редко, зная правильных людей, встретить можно было. Но очень маленьких и очень дорого.

Спустились мы в только что открытый для ранних посетителей «Гамбринус». Сели, официантка принесла нам много пива, весь стол заставила. От закуски в виде заветренной ставриды мы отказались, мы достали из нашего мешка собственных раков. И вдруг её громогласный рык, проносящийся под сводами «Гамбринуса» и перекрывающий всеобщий гомон, заставляющий поперхнуться пивом даже невозмутимых грузчиков и местных мелких бандитов и фарцовщиков, достиг её подруги на разливе:
- Фая! Ты таки посмотри! Эти молодые люди таки едят раки! Интересуюсь, где они взяли такие большие раки? На Привозе давно не было такие большие раки! Они могет приезжие с заграницы, могет эти молодые люди комиссия с обкома, могет они где их украли?
- Наверно, Вера, это цыгане с Молдавии! У них барона хоронить завтра должны! И вот зачем они к нам зашли перед похороны, это всем интересно?

Мы поперхнулись пивом, покраснели от стыда за подобные предположения и сравнения и немедленно стали угощать раками сначала соседний столик, а потом уже весь «Гамбринус», повально интересующийся, где люди ловят «такие большие раки».

Раки наши местную публику поразили: все цокали языками и удивлялись, как  и где нам удалось наловить такие большие и вкусные раки? В-общем, это наше посещение «Гамбринуса» особенно удалось, за раки наши новые одесские друзья отовсюду слали нам пиво. Последние несъеденные килограмма два раков мы отдали горячо полюбившей нас и горячо любимой нами к этому времени официантке Вере для зятя, а за это она категорически отказалась взять с нас деньги за первые заказанные и выпитые нами кружки.

А когда пиво уже перестало в нас лезть, мы распрощались с замечательным персоналом и милейшими посетителями «Гамбринуса», прошлись по Дерибасовской, посетили Ришельевскую, сели на троллейбус и поехали к себе на Фонтаны знакомиться с инженером Вадиком.

Приезжаем и видим: работник тяжёлой промышленности Вадик оказался человеком ответственным, весь стол в номере бутылками заставлен, ждёт он нас в нетерпении. Сели, выпиваем, разговоры разговариваем, всякие насущные и мировоззренческие проблемы обсуждаем… Отличный он оказался парень! Несколько наивный, правда, как крупный щенок – но интересный человек!
Некая провинциальная наивность харьковчанина Вадима особенно проявилась в одном заданном нам странном вопросе:
- А правду говорят у нас в Харькове, что у вас в Москве все в фирменных джинсах ходят?
- Кто все?
- Все приличные люди!
- Вадик, присмотрись повнимательней, вот нас двое: так что, получается, из нас приличный человек только один? Ты что, Григория обидеть норовишь?
- Да не, это я так, без обид, Гриша! Но вот есть у меня мечта заветная: купить себе фирменные джинсы! Левис какие или СуперРифле с молниями на карманах! А у нас они чуть не триста рублей стоят, да и не достать! А здесь, в Одессе, говорят, дешевле - моряки всё же, на боны магазин специальный! Интересно, есть у меня сто пятьдесят рублей, вот если их поменять на боны, а на боны купить джинсы в «Альбатросе»… вернусь домой – все девки мои!
- Не советуем, Вадик!
- А почему?
- Ну, одесские ломщики на всю страну знамениты! Так что при обмене ты получишь этих бон как раз на пачку сигарет, а если при обмене не прокинут, то при покупке прихватят - там паспорт моряка могут потребовать, а у тебя его нет, а там милиция, а то и гэбуха, придётся боны отдать и ещё от них откупаться. По-любому разведут или кинут тебя, нам так кажется!
- А что тогда делать?
- Продолжай мечтать!
- Погодите, мужики! А вот у меня дядя за границей был и привёз мне, старый дурень, вместо джинсов часы. Видите часы?
- Да, хорошие часы! Японские! Это ж «Ориент»?
- Точно! А вот сколько такие часы у вас в Москве стоят: дороже фирменных джинсов или дешевле?
- Да, пожалуй, подороже…
- А вот вы как думаете: на Привозе можно такие часы на СуперРифле поменять?
- Не знаем! Но не исключено!
- Тогда поехали на Привоз! А то мне одному страшно!

Чувствуем, горят трубы у Вадика: перед глазами стоят (а тогда, до всяких «варёнок», новые фирменные джинсы стояли колом подчас на полу в прямом смысле этого слова) вожделенные буржуйские портки, и жизнь без них ему теперь не мила. Но раз просит хороший человек, отчего бы с ним и не съездить?

Приезжаем на Привоз, окунаемся в гомон этого знаменитого рынка. А вот у кого спросить про подобный обмен – пока непонятно. Наконец вычисляем одну торговку, явно она из-под прилавка с барабулькой ещё и сигаретами «Честерфильд», и колготками, и фирменными пластиковыми пакетами (а пакет такой шёл тогда по цене бутылки водки, бережно носился, стирался с мылом и, в случае появления на нём дырок, аккуратно заклеивался скотчем), и одноразовыми зажигалками подторговывает. Вадик к ней обращается:
- Подскажите, гражданочка, вот как вы думаете: вот можно такие часы (протягивает руку) поменять на джинсы СуперРифле?
- Ой, мужчина, да откуда ж мне такое знать и что таки про такое думать? Это вам таки к Мише-греку надо!
- А где этот Миша-грек?
- Вы интересуетесь Мишей-греком? А вам зачем? Может, вы милиция или обэхээс? А на вид такие приличные молодые люди!
- Ну какая из нас милиция, посмотрите! Часы на джинсы хотим поменять. Только чтоб фирменные!
- Ну я вам за это так сразу и не скажу за такой шахер-махер… Миша!

Появляется вертлявый маленького росточка чернявый мужичок: во рту золотая фикса, белая кепочка, но снизу – фирменные джинсы! Нашёл Вадик нужного человека, похоже!
Миша-грек ему:
- Таки что за базар?
- Часы вот хочу на джинсы поменять! Только чтоб СуперРифле и чтоб с молниями на карманах!
- Эти босяковые котлы на СуперРифле? Со змейками? Ха, не смешите мне день! Вот была бы Швейцария…
- А на что можно?
- Монтану знаешь? Вот на Монтану могу, только заради помочь, как советский человек советскому человеку! А СуперРифле со змейками – не хохочи весь Привоз!

Вадик нам:
- А Монтана что такое?
Мы ему:
- Хорошие штаны! В Москве сейчас – уж никак не меньше Райфл стоят!
Вадик Мише-греку:
- Ну, неси свою Монтану! Только я без примерки меняться не буду!
Миша-грек Вадиму:
- Тогда говори свой размер зада, можно советский, чтоб точно в заграничный попасть!
Вадим:
- 52!
Миша-грек:
- Есть такие, чисто по жизни подфартило тебе! Ожидаем, граждане!

Возвращается Миша через несколько минут, несёт непрозрачный пакет:
- Софа! Таки сделай юноше примерочную, не будет же он весь Привоз смешить своим нижним бельём?

Торговка достаёт какую-то тряпку и лихо прицепляет её к трубе над прилавком, отделяя таким образом небольшое пространство от любопытных покупателей. Вадик стягивает свои поношенные индийские несолидные Милтонс и пытается натянуть на себя новенькое негнущееся, всё обклеенное волнующими воображение этикетками, чудо буржуазного джинсостроения, но оно на него явно не лезет.
- Миша! Это же на лилипута какого-то джинсы!
- А что тогда сообщил, что зад имеешь нумер 52? Это он и есть! Видишь, 30 написано? А 30 – это и есть нумер 52!

Я вмешиваюсь:
- 30 – это 44!
- А ты, поц, что, профессор по фирме?
- Ну, немного разбираюсь… 52 – это 36 у них в Америке!
- Ладно, базара нет, ошибочка вышла! Ждите сюда!

Ещё через пару минут Миша возвращается с другим пакетом. Очень красивый заграничный пакет! Всё чин-чинарём: Монтана, деним, эстаблишед ин, маде ин, сайз 36, в прозрачном окошечке железная пуговка «Монтана» видна, под ней шов фирменно прострочен…всё, вроде, совпадает! Вадик аж покраснел на радостях:
- Ну, давай мерить!
- Так ты ж уже мерил!
- Так я ж другие мерил!
- Так то 30 размерчик был! Ты, корефан, совсем не веришь своему другу? Ай нехорошо… некрасиво это! Не мой базар: кореш твой, профессор, сказал, что тебе 36 надо! А пакет я вскрывать не буду ради каждого поца! А задний ход дашь? Что я с этими бруками делать буду: во вскрытом пакете считай, треть цены для солидный покупатель отдай как с куста! Решай быстро, нет – так нет! А если то была шутка за часы, то мне смешно, сказал ха-ха и похилял я, меня поважней дела ждут!

Но Вадим уже запал, аж трясёт его! Снял он с руки часы, отдал Мише, прижал к груди вожделенный пакет и поехали мы к себе на Фонтаны – уж больно Вадиму не терпится в обновке чебуречную на пляже посетить и перед отдыхающими рядом девушками покрасоваться!

Вадим достаёт бритвенное лезвие, аккуратнейшим образом сверху вскрывает пакет, дрожащими руками начинает вытягивать оттуда свою мечту: появляется пояс с фирменной пуговкой, а дальше не идёт! Он тянет сильней, и из пакета… Да, пояс от джинсов там был! Почти как монтановский фирменный! Но вот всё остальное – какое-то тряпьё, хитроумно для негнутости проложенное картонками. Вадим белеет…

Хватаем мы такси, мчимся на Привоз: но продавщицы Софы за прилавком уже нет, а кто такой Миша-грек - вообще ни один человек не знает!

Нажрался тем вечером работник тяжёлой промышленности Вадим до безобразного состояния, и, кроме мата, трудно другие звуки от него было в беседе услышать. А на следующее утро при отъезде мы ему похмельному сказали:
- Приятно, Вадик, было познакомиться! Счастливо оставаться! Вот телефоны: будешь у нас в Москве, достанем мы тебе СуперРайфл. С молниями на карманах. Без обмана! Рублей за двести. И не грусти: смотри, какой у тебя зато пакет красивый заграничный теперь есть! Ни у кого такого в Харькове нет! Да и будет что про отдых в Одессе тебе теперь вспомнить, дружище!

Tags: Одесса, старое
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments