hydrok (hydrok) wrote,
hydrok
hydrok

Categories:

Жорик: время самозванцев

Был я начальником в одной экспедиции... Там и экспедиция-то была: я – начальник; Леонидыч и молодой инженер, дурачок необтёсанный Серёга. Ему ещё учиться и учиться, как говорил вождь. Ну, конечно, пароход приписанный: капитан, старпом, механик, матрос. Повариху вообще не считаем: в тот год поварихой была капитанова жена – то есть, фактически неприкосновенная и обожествляемая ради еды и капитана женщина.

И тут: на тебе! Нам надо срочно бурить и опять спасать наш привычный район, уже оставивший мечты о полной от нас, русских поработителей,  независимости, и крайне медленно переходящий из русского привычного района в национальный непонятный наслег, от зимней стужи и цинги в полную международную независимость от них же. Надо бурить на уголь! Иначе неудобно национальному независимому наслегу перед другими независимыми наслегами и улусами! Мелкое такое бурение, ерунда: станок есть? – есть! – пробурите? – нет! – почему? – горючки нет, некому и не умеем!  – а если людей дадим и бензину тонну… – хрен! – …и соляры пять, три туши оленя и пять ящиков тушёнки? пять литров спирту и денег немножко?  ... и на рыбу, как местным малочисленным народам, глаза подприкроем... –  тогда, не вопрос, сделаем!

Дали местных кадров рабочими. Непростые ребята... С историей… Но это моему инженеру Серёге интересно, я-то уже этих историй наслушался… По срокам – всё верно! А вот по историям…

И один совсем непростой среди них оказался, Жорик такой, даже мне с ним некомфортно, ногти всё время ножичком чистит, неприятный такой, юркий, не совсем понятный: не, я понимаю, что на меня он не полезет, а полезет – на пароходе всякое бывает. Чего случись, так и полярка справку даст – волна три метра, на наших глазах перевернулась моторка и не доплыл Жорик с рыбалки, как ни боролся с ветроволновой обстановкой… вот и радиограмма в Тикси, вот и рапорт погранцам… вот и на подобные мои героические поступки рапорт: спасая товарища... сумел-не сумел... работая по технике безопасности и в спасжилете...  Не хотелось бы подобного, конечно... но Арктика, масса неожиданного, чужих нет...  Он это понимает, все это понимают… Но это я, начальник, ну и мои ребята. Их трогать не надо. Никому кроме них самих внутри себя и никогда почти кроме всех остальных приданных... Сложновато, конечно, звучит: но примерно так все всё и понимают, там великого ума человеком не надо быть, либо уже этому выучили, либо сейчас этому выучим...

Но что-то этот кадр приданный мутит, местами до меня доносится,  с остальными приданными рабочими: я, дескать, вор, а вы все здесь мужики... да я вас... да мои кореша ...да ты этого знаешь… да парашу будешь… Скажу так:  в моей экспедиции это не очень  принято, с самого её начала и совсем никогда.. Скажу больше: очень давно, до меня, и вообще, а уж при мне ну совсем никогда. Бывают, конечно, удивительные исключения, терпим такую ерунду: но только если это не наша экспедиция, а приданные всякие неприятные субъекты по общей работе. Хотя, последние лет несколько...

Издевался он над ними; но это были не мои дела... мне там делать нечего, я московский мальчик, мои дела – работа, они сами должны разбираться, они мне временно приданные. Неприятно, конечно: но я – сегодня начальник, и это так не мной в этих краях заведено, и так не нами принято.

Какой-то праздник, я выкатил спиртяшки... Выпили, посидели как положено, тосты за родных и флот, попели песни, все друзья… Вроде, пошли спать. Утром работа.

Ночью: "Начальник, беги, там беда, надо Жорика в посёлок отправлять!" – "Что такое?".

Прибежал. Лежит Жорик без сознания, челюсть набок, зубы рядом...

– "А как?" – "Васильич не выдержал... достал он его" – «Почему? Васильич вроде всё это терпел, чай не мальчик, человек опытный?» – «Пока про него говорил – молчал. А потом, выпимши, что-то про Васильевичу дочку. И матом. А ведь про женщину... а уж про дочку... и матом – это западло у нас на зоне считается. Так никому нельзя!»

Разбудил команду. Отправили Жорика. Двести километров, восемнадцать часов хода против течения реки и противохода этому течению нашего малосильного речного судна.

Вылечили Жорика, как Лёха-врач мне потом сказал. И Сеня-следователь: " С "Костромича" поскользнулся и попал башкой на камень? Повезло этому придурку. Верю! Могло быть хуже!  Давно таких гуманных экспедиций не видел; и таких странных людей, как ты: оно тебе надо, ночью гнать пароход зачем-то? Там одной солярки... кстати, забудем этого урода, а тебя заправили? ...полста литров мне всего...  ну и ящик тушёнки для супруги...". И жена моего приятеля Афони Седалищева, она санитаркой в больничке работала, подтвердила полностью излечение. Зубы, конечно, не вставили. Но вылечили капитально, жить будет. Не совсем как раньше, конечно... Но и без особых потерь.

Жорика я больше не видел и ничего про него не слышал. И, самое главное, кого потом ни спрошу в посёлке: а это кто, откуда взялся и куда делся  – никто этого Жорика и знать не знает, даже из самых знающих и опытных людей, и даже самых опытных из моих знакомых именно по этим делам. И непонятно – а, собственно, как и куда он из наших краёв выехал? В аэропорту говорили – не было такого пассажира. Ни один пароход после такой истории его на борт не возьмёт. Что там говорить, все местные уже про Жорика наслышаны. Один ему путь – Якутск, Красноярск, Питер, Москва: большие города, там затеряться можно... потом опять выплыть...

И другое непонятно - а откуда, собственно, в этот год и под эту работу он  у нас взялся? И кто он вообще был, этот Жора? Что за человек?

А Васильич и на следующий год шурфы у меня бил... Хороший мужик был, правильный: спокойный такой, неагрессивный и нескандальный.

Мужик, короче… Не урка…

Зачем рассказал? Так, из жизненного опыта... вдруг, кому пригодится.... для рассуждений и всяких мыслей... вдруг, у кого чего подобное случится... Как у меня… Смотрю телевизор про разных депутатов с министрами и неожиданно пронзает ностальгуха: Жорик! Ты как? ...Я, ребята, после этой челюстно-лицевой операции, вообще могу самое разное предположить и его в лицо не признать... Мучаюсь, выбираю, думаю... Иногда тянусь к телефону... Старик! Да ты, оказывается, живой?

Tags: геология, люди, самозванец
Subscribe
promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments