Category: авто

Моя милиция меня бережёт

Собралась как-то довольно большая и весёлая компания на посиделки в загородном доме одного нашего друга, очень давно дело было. Сказать весёлая - это ничего не сказать. И, как оказалось, веселье это настолько подогревалось всякими вкусными горячительными напитками, что поздним вечером они закончились. То есть не совсем закончились - ящик водки и ящик вина в гараже стоят, но дамы просят шампанского, а особо разборчивые мужики - коньяка и виски.

Надо в соседний городок ехать! Но все не очень для руля годятся - люди взрослые, законопослушные, настолько пьяными за рулём не ездят! И тут как раз Сашка подъезжает на своём огромном "Линкольне"-внедорожнике! Вот повезло - он давно в завязке, так что с транспортом вопрос решён. Поехали!

Затоварились, возвращаемся обратно - и тут на повороте нас ГАИ тормозит, сержант и старлей. Проверяют документы, придраться не к чему, так что начинают придираться непосредственно к Сашке: "Выпивали, Александр Семёнович?" - "Нет!" - "А если в трубочку подуть?" - "Пока сертификат на свою вонючую трубочку не покажете и сами в неё не подуете - я дуть не буду, правильно меня поймите!" - "Так, вы, наверное, выпили?" - "Я три года не пью. В отличие от некоторых - не буду показывать пальцами!". Ну и так далее... А амбре от старлея действительно... мощное такое, как от нас всех вместе взятых! Интересно, что он пил, чтоб такой дух дало? Да и от сержанта как-то подозрительно заспиртованными фиалками попахивает.

Не отстают они от Сашки! Ясное дело - денег хотят за проезд. И очень много хотят, раз у человека такой автомобиль, а красных корочек, с которыми пьяным за рулём рассекать можно и даже рекомендуется, он не показал. Да и голдов бандитских на человеке нет - ни цепи на шее, ни даже перстней на пальцах! Сашке это надоело и он им говорит: "Может, отпустите нас, дорогие товарищи? Я вам пока по-хорошему это предлагаю! Или пеняйте на себя!".
Те совсем взбеленились, всем нам какими-то страшными карами грозят, а Сашке чуть ли вообще не скорой смертью в тюрьме. Тот не выдержал, достал "сотовый" (большущая редкость ещё тогда была), отошёл в сторонку и куда-то позвонил. Секунд двадцать беседа продолжалась, он гаишникам: "Подождите минут десять, сейчас вам всё, что вы хотели, товарищи подвезут!".

Те обрадовались! Добились своего, во деньжищ сейчас от глупого коммерса за проезд получат!

И действительно, минут через пятнадцать слышим отдалённый вой сирен: с дикой скоростью к нам приближается какой-то кортеж. Впереди с мигалками "Мерседес" милицейский, за ним наглухо затонированная БМВ (оттуда вообще никто не выходил) с кучей антенн на крыше и с номерами ФАПСИ - это предшественница ФСО тогдашняя, за ними еле поспевает милицейский газик. Из Мерса выскакивает аж целый милицейский полковник, подбегает к старлею, рычит на него, тот пытается что-то в ответ промямлить, и тут полковник со словами "Да ты, сука, пьяный!" бьёт прямым тому в челюсть и старлей улетает в заснеженный кювет, где благоразумно и затихает. Сержант пытается спрятаться за свой патрульный жигуль, но куда там! Полковник и его в кювет отправляет точным ударом. В это время из газика вылезают ещё два милицейских офицера, по очереди извлекают из кювета тела доблестных работников ГАИ, быстро их разоружают и волокут их в зарешёченное заднее отделение своей скотовозки.

Мы стоим у "Навигатора", рты пораскрывали. Полковник к нам подходит: "А кто здесь Александр Семёнович?". - "Ну я!" - отвечает Сашка. - "Вы уж извините наших сотрудников, Александр Семёнович! И простите, что после вашего звонка так долго мы добирались! Позвольте вас в качестве извинения до места сопроводить?" - "Позволяю, полковник!", отвечает Сашка.

Домчались мы до дачи пулей: впереди Мерседес с сиреной и мигалкой, посередине мы с бухлом, замыкает колонну воющий и сияющий люстрой газик с ментами и гаишниками в клетке. Те у ворот распрощались кряканьем вежливо с нами, полковник дал Сашке визитку свою, тот ему тоже, и поехали они по своим милицейским делам восвояси. Заходим в дом, кричим друзьям :"Эй, народ! Встречайте - мы вам вкусные напитки привезли!". А в доме ни души! Что за чёрт, куда все делись? Пошли искать, заходим в баню - а они все там попрятались, кто в душ залез, кто в натопленной парилке на полу лежит в полной зимней экипировке.

Мы им: "Вы что попрятались? Вылезайте - виски с шампанским пить будем!". А они нам: "С вами, идиотами, нам уже и расхотелось! Вы бы ещё с десятью сиренами и мигалками подкатили: мы решили, что всё, кранты нам, сейчас повяжут, и если сразу не пристрелят - то тюрьма на всю жизнь нам точно обеспечена!".

Непонятная для меня произошла история! Лишь через какое-то время вышли мы с хозяином дома покурить, я его и спрашиваю: "Володя, я всегда считал, что Сашка - какой-то технарь-электронщик. А получается, он минимум генерал спецслужб каких?" - "Почему генерал? Главный инженер одной небольшой фирмы он!" - "А откуда тогда к нему такой пиетет?" - "Хрен его знает... а, вспомнил! Сашка говорил, что они сейчас что-то в новой резиденции Ельцина здесь неподалёку монтируют, он как раз оттуда подтянулся - ну, там, связь всякая, электронная охрана... Вот, видать, нужный телефончик куратора их работ, а тот уж точно генерал какой, у него так удачно и оказался...".

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…

Шиномонтаж

Недели две мы тогда в Чокурдахе вездехода ждали. Нам и проехать-то всего сотни две вёрст до полярки надо; ну и там тридцать до моря, а дальше с работой по льду пешком, там торосы начинаются и ни на чём не проехать, ещё тридцать. Но нет вездеходов! Сломанные они все. Очумели уже: все четыре поселковые улицы истоптаны, в карты играть надоело, спиртное не продают. Скучно!

И вот, наконец, рёв перед гостиницей: карета подана. И не какой-нибудь мелкий вездеходик, а целый ГТТ. Жуткая штука! Почитай, танк Т-34, только без пушки. И летает нехило.

Разместились впятером в кабине, покидали рюкзаки, спальники и приборы в кузов, укрыли и обвязали брезентом. Только мало места в кузове: всё брёвнами завалено. С лесоповала, видать, нам вездеход дали, а разгрузить не успели. С водилой познакомились: приятный мужик Петрович с виду, молчаливый такой. Зубы все железные - опытный, значит, кадр нам попался! И точно – бывший танкист у нас Петрович оказался! Целый старший прапорщик!

Первую сотню вёрст пулей преодолели по речному льду, как сумасшедший Петрович гонит: только снег из-под гусениц столбом да испуганная куропатка из снега иногда вдруг вылетит.

Мы ему:

- Ну ты, Петрович, и гонщик! Это сколько ж мы в час делаем?

- Под полста идём. Но я тут одно место знаю - излучину можно срезать километров на десять! А там, считай - почти по прямой! Через пару часов, прикидываю, и на станции будем! Отметим это дело! Спирт-то, поди, у вас есть?

- Может, Петрович, не надо срезывать? Ну, выиграем двадцать минут? Нехорошая она, эта излучина! Есть там одна старица…

- Да бросьте! Этот путь только я знаю! Нормально там всё!

- Ну, тебе видней! Ты за рычагами!



Летим. Вдруг: фигак! Совсем куда-то летим, только всеми десятью тоннами и резко вниз. Долетели до чего-то жёсткой посадкой. Кто шишку щупает, кто кровь из разбитой губы сплёвывает, кто сколотый зуб языком пробует. И, главное, не видно ничего в окошки!

Петрович нам:

- Похоже, приплыли! Вот я тоже не хотел срезывать, что ж вы меня не предупредили, геодезисты хреновы?

- Так мы, вроде, предупредили тебя, урода… а что это, Петрович, было? Мы вообще где?

- А я откуда знаю? В снег мы провалились. И глубоко. Сейчас, верхний лючок открою – расскажу! Главное – шноркель почистить, а то заглохнет движок – что делать тогда?

Открыл, кряхтя, Петрович люк над собой, куда-то полез. Посветлей в кабине стало! Он сверху:

- Да нормалёк всё! Провалились-то всего метра на два! Шноркель свободен, движок молотит! Вылезайте через верхний люк! Работа для вас есть!

- А что за работа, Петрович? Мы танкисты неопытные: не то, что ты!

- Шиномонтажём заниматься будем! Самой что ни на есть любимой танкистской работой! Вылезайте скорей!

- Петрович! Ты там, случаем, ничем о потолок не стукнулся? Каким шиномонтажём? У твоего агрегата и колёс-то нету…

- Вылезайте скорей! Берём лопаты, разгружаем брёвна…

Вылезли. И тут нам, неопытным танкистам, вся эта картина становится более понятной. Белое безмолвие, ни одной тёмной точки. Снег кругом. И среди этого снега в глубокой яме торчит наш ГТТ по верх кабины, но живой – гремит и дизель чем-то чёрным из шноркеля недовольно плюётся. Вот как это откапывать?

Взяли лопаты. Часа три копали. Потом разгружали брёвна. Потом их тросами и цепями крепили к тракам. Потом Петрович сел за рычаги.

Если есть танкисты – пусть меня поправят! А ГТТ из снежного плена вытаскивается так: одна бригада сзади, одна спереди. Крепишь бревно сзади, Петрович даёт газу – вся эта махина его под себя подтаскивает и на нём едет. Но недалеко, сантиметров двадцать. Потом следующее крепишь. И вот когда у тебя под гусеницами полный комплект этих брёвен и они с каждым продвижением вездехода начинают вылетать из-под передних траков, только уворачивайся, а их передняя бригада снимает и относит для нового подцепления бригаде задней… Первые минут сорок крайне увлекательное занятие! Потом несколько надоедает. На третий час вообще все без сил! Так вот для чего столько брёвен в кузове лежало! Век живи – век учись!

На пятый час выползла наша махина на бровку. Спаслись! Петрович нам:

- Вот, не знаю, какой теперь путь выбрать? Обратно нельзя! Опять эта протока будет! А вперёд страшно – я там вообще пути пока не изведал! Там ещё протоки есть?

Мы посмотрели карту. Да, дела! Есть! И решили так: пока на речку не выползем, впереди идёт человек: проверяет щупом снег. А Петрович держит самую малую скорость. Так и порешали во избежание… часов через восемь вышли на речку! Тут Петрович малость поддал скоростишки! Добрались, короче, на полярку мы никакие и лишь на третьи сутки благодаря срезыванию Петровичем надёжного маршрута …

Сутки как убитые проспали. А вот дальше, по морским льдам идти, мы опытного вездеходчика Петровича оставили для страховки, вдруг нас спасать, а взяли с полярки трактор с будкой на прицепе , где печка есть, под управлением местного опытного и медлительного тракториста… через двое суток вернулись на станцию…

Не быстро, конечно, всё получилось! Вот какие из нас, нафиг, танкисты? У нас же мамы педагоги, у нас же папы пианисты... жёны и любимые нас ждут в Москве, тоже не в шлемофонах и брёвна не таскают, чай! Вот не надо нам этого всего…