Category: животные

Планета обезьян

Сегодня, в Международный День Обезьян, посетила меня странная филологическая мысль.
Обезьяны эти бывают двух родов: женского и мужского.

Вот, например, обезьяны рода женского: мартышка, игрунка, плакса, уистити, фави, шимпанзе, бонобо, мармозетка...
Существа игривые, шаловливые, глупые и маленькие.


А вот, например, обезьяны рода мужского: павиан, орангутан, тамарин, гиббон, капуцин, сиаманг, хулок, гамадрил, гусар...
Ребята умные, крупные, серьёзные и опасные.

Исключение из правил - горилла. Вроде как рода женского, но близко я бы к таким не подходил бы.

Так почему же феминистки не стоят ещё в пикетах с плакатами, не покрывают краской свои обнажённые перси и не бреют головы против такого вопиющего мужского шовинизма и филологического поругания женского пола?

Давно пора дать этому ваш феминистический отпор и нещадно с подобными явлениями бороться, я считаю!

Вот сегодня и начните, сёстры!

promo hydrok october 11, 2014 11:59 5
Buy for 20 tokens
1988-й год. Три часа ночи, звонит телефон. Беру трубку, там помехи... телефонистка через пятьсот тарелок и завывания: - Вас Якутия! Говорить будете? - Буду! Там сходу женский вой: - Поздно, врач сказал, что поздно! Оставлять надо! И будет у нас маленький, Витёк... Ты представляешь? Я спросонья: -…

Просто стихи

Пожалуй, один из лучших русских поэтов 21-го века. Но на мой вкус полагаться нельзя! Особенно рыбкам и хомячкам.

Ангелы проживают
в своих облаках роскошных.
Дотуда не докричаться.
Оттуда не дозвониться.
А радость они посылают
людям в собаках и кошках.
В собаках быстрей доходит.
В кошках дольше хранится.

Сергей Плотов

https://www.inpearls.ru/

Долбонэ ты моя, Долбонэ...

ТЕПЕРЬ В ТАЙГЕ СВЕТЛО.

Эвенкийская сказка.


Как человек в тайге живет? Сыт — и ладно.
Так и эвенки в тайге жили. С речки на речку ходили, с горы на гору ходили, белку промышляли.
Ходит эвенк по тайге, белку бьет, зазимь на кедре примечает, глядит, как сучки на деревьях растут. Что заметит, другим не скажет, пусть сами видят. Сыну скажет.
Так и Долбонэ жил. Сосед добудет лишнюю белку — Долбонэ ночь не спит, хочет две добыть. И продать хочет дороже. К купцу вперед норовит, нюхает, какие у купца цены, чтобы самому дороже взять.
Сосед лишний кусок сахару купит, лишнюю горсть муки — Долбонэ от зависти ругает соседа. Горло готов ему перегрызть.
Тут Владимир и стал говорить: вы, говорит, в лесу живете, вы, говорит, по золоту ходите, среди богатств живете, а голодны. Золото надо людям, белку надо людям. Зачем вы, говорит, друг другу завидуете? Вам, говорит, вместе жить надо, зверя вместе добывать, торговать вместе.
А купцы и говорят: «Владимир — злой человек. Владимир — царю враг. Кто убьет Владимира, царь тому три рубля награды даст».
Задумал Долбонэ убить Владимира, три рубля награды взять.
Пошел Владимир на охоту. Идет Владимир, а сзади его — Долбонэ от дерева к дереву скачет. Где же Владимиру от эвенка уйти?
Глядит Долбонэ: Владимир идет, на землю смотрит, будто большая дума ему голову вниз тянет. А ружье совсем зря за плечами висит. Шибко сердитый был Долбонэ, а страшно ему стало: «Чего Владимир все думает, а не стреляет?»
Стал прицеливаться Долбонэ. Целит в голову, смотрит: головы у Владимира нет, одно тело за мушкой идет. Опустит ружье Долбонэ, смотрит: весь Владимир идет, с головой, как есть. Опять начнет целить — опять головы нет. Никогда такого не видал Долбонэ. В спину, думает, надо, — куда спине деваться? Начнет целиться в спину, смотрит: ноги идут, над ними голова идет, а спины нет. Вот страшно: мушка в пустое место глядит.
Испугался Долбонэ: ослеп, думает. Протер глаза, посмотрел кругом, видит — рябчик сидит. Прицелился: сидит рябчик. Стрелять можно. Не стал стрелять: Владимира, думает, испугаю. Опять пошел, смотрит: нет Владимира. Тут был, нету. След стал смотреть: идет след, а Владимира нету. Долбонэ бегом побежал, думает: вот как ходит Владимир, не догонишь. А по следу смотреть — Владимир шагом идет. Бежит Долбонэ, запыхался. Думает, только бы догнать: ружье не возьмет, пальмой (1) убью — куда девается? На пальму медведя можно принять.
Вдруг кукушка закуковала. Долбонэ испугался, говорит: «Почему кукушка кукует? Ведь осень». Глухарь заиграл. Долбонэ говорит: «Почему глухарь играет? Глухарь весной играет, а теперь осень». Глядит: белки на сосне гоняются. Совсем испугался Долбонэ. Говорит: «Ой, худо будет: белки осенью гоняются — щенята зимой родятся, замерзнут, охоты не будет. Копалята (2) замерзнут — мяса не будет, голод будет, смерть придет. Однако Владимира надо убивать?»
Только подумал так Долбонэ, — глухарь с ветки кричит ему: «Меня убей, Владимира не убивай». Белка кричит ему: «Меня убей, Владимира не убивай». Кукушка кричит ему: «Меня убей, Владимира не убивай». Волк бежит, медведь из-за кедра высунулся, сохатый (3) рога тянет, выдра на брюхе ползет, все кричат: «Меня убей, Владимира не убивай».
Совсем, совсем испугался Долбонэ. Думает: «Волка убью — медведь меня задерет; медведя убью — волк меня заест; кукушку убью — глухарь меня крыльями забьет; глухаря убью — кукушка заклюет; сохатого убью — выдра утопит; выдру убью — сохатый ногами замнет; белку убью — все рассердятся».
Никого не стал убивать Долбонэ. Зайца убил.
Только убил зайца — смотрит: Владимир рядом стоит.
Смеется и говорит:
— Почему меня не убил, Долбонэ? Долбонэ говорит:
— У тебя головы не было.
— А почему в спину не стрелял?
— У тебя спины не было.
— А почему в поясницу не стрелял?
— Тебя самого не было. Владимир говорит:
— Глупый ты, Долбонэ! Пойдем домой...

Пошли они домой, звери по лесу разбежались, каждый за своим делом: белка — в дупло орехи таскать, глухарь — бруснику клевать, медведь — малину сосать, волк — зайцев драть, выдра — норку копать, кукушка — совсем молчать.
Стыдно итти Долбонэ с Владимиром. Долбонэ говорит:
— Стыдно с тобой итти.
Владимир говорит:
— Почему стыдно?
— Долбонэ хуже волка был, тебя убить хотел. Владимир говорит:
— Нет, не хуже, а такой же, как волк. Волк зайца задерет, мясо съест, шкуру бросит, а шкура денег стоит. Ты меня хотел убить, три рубля получить, а я, может, дороже стою.
Тут кончились Владимиру десять лет. Ушел Владимир из тайги.
Ходит Долбонэ по тайге, думает: «Почему у Владимира головы не было?»
— Я загораживала — говорит пихта.
— Почему у Владимира спины не было?
— Я загораживал, — говорит богульник.
— Почему Владимира самого не было?
— Мы загораживали, — кричат звери.
Худо у Долбонэ охота пошла. Прицелится он в белку, а белка кричит:
— Ты Владимира убить хотел, а Владимир дороже нас всех, — и убежит от него.
Прицелится Долбонэ в сохатого, а сохатый кричит: - Ты Владимира убить хотел, а Владимир дороже нас всех, — и убежит от него.
Много лет прошло. Стали по тайге говорить — сегодня скажут, через месяц скажут: на Талякене (4) зимовье поставили, белку берут — муку дают, соль дают, сахар дают, сукно дают, все дают, много дают, в пять раз больше, чем купцы. У кого белки нет, тем в долг дают.
Пошел Долбонэ в зимовье на Талякене. На зимовье так сказал:
— Белки у меня нет, а муки надо. А ему сказали:
— Ты эвенк? Ружье есть? Собака есть? Глаза, ноги есть? Бери!
Долбонэ спросил:
— Почему даете? А если не отдам? А ему сказали:
— Куда денешься? Другой раз не дадим. Долбонэ сказал:
— Верно, куда денусь? Если не отдам, купец рассердится, другой раз не даст.
А ему сказали:
— Теперь купцов нету.
— Ну, царь рассердится.
— И царя нету.
— А куда девался?
— Сбросили.
— А кто же торгует? Сказали ему:
— Государство торгует, советская власть торгует.
Долбонэ понять не может. Ему сказали:
— Ребятишки есть? Долбонэ сказал:
— Есть парнишка. Ему сказали:
- Вези парнишку на Илимпейскую тундру (5). Там теперь большое зимовье поставили: доктор живет, учитель живет. Парнишку грамоте научат, он сам торговать в кооперативе будет. Потом в большой город поедет, учиться будет.
Долбонэ сказал:
— Это Владимир, что у нас жил, царя теперь сбросил и торгует?
Ему сказали:
- Владимир. Только здесь он не жил, в другом месте жил.
Долбонэ сказал:
— Почему врете? Здесь жил, помню.
Пошел Долбонэ домой и все думает: «Как же Владимир здесь не жил, когда он жил здесь? Вот как может выйти, что у человека голова кругом пойдет: жил Владимир здесь, а говорят не жил».
Сколько народу в тайге? Столько, сколько звезд на небе. Если завидовать каждому, — жилы посохнут. А если жить вместе, как Владимир говорит, — хорошо выйдет: один щепотку пороху даст, другой пистоны даст, третий совет даст. Хорошо Владимир сделал, совсем хорошо!
И запел Долбонэ песню:
«Темный был Долбонэ, злой, —
Владимир в тайгу ум принес.
Теперь в тайге светло.
Где же Владимир жил?»

--------------------------------------------------------------------
1. Пальма — вид рогатины.
2. Копалята — глухарята,
3. Сохатый — лось.
4. Талякен — небольшая речка недалеко от Туринской культбазы.
5. Илимпейская тундра — по имени реки Илимпеи.

Записана в 1931 году в Западной Сибири.

Пока только Дакота... но следом их друзья Команчи, Пауни и Черноногие!

Помнится, в советские времена меня поразила одна газетная статья: в ней маститый журналист задал удивительный вопрос - а почему, собственно, у нас на просторах СССР в Якутиях и на Ямалах всяких ископаемых мамонтов и саблезубых тигров с шерстистыми носорогами, как бродячих собак у мясного магазина, а вот в США где-нибудь на Аляске их практически нет?

Удивительный же факт, продолжил свою мысль автор, но говорит он очень о многом, а проницательный советский читатель сразу может понять, отчего это так и почему! Дальше этот тезис особо не развивался, но все удивлённо выдохнули: вот жеж, что проклятые капиталисты со своими носорогами опять сделали!

Но, похоже, сейчас новая поросль российских журналистов решила переплюнуть того неподражаемого советского мэтра и акулу пера!

Кот - это древнее и неприкосновенное животное!

Вчера своего Степана возил к докторам. А Степан у меня уже пожилой мужчина, ему по-нашему под 80.

Он вообще этих докторов не любит, а те ещё стали над стариком издеваться: и в уши лазили, и в попу термометр вставляли, и уколы всякие делали...
Врачи-отравители, не иначе!
Но когда уж совсем полные издевательства над Степаном-Винстоном Гоб Фриборном пошли (не буду о физиологии и лечении котов), он решил их всех, докториц этих, убить и порвать - но я держал его лапы и холку, а меня напрочь убивать нельзя, не чужой я ему человек.

Так что Степан просто диким голосом орал, выказывая своё законное негодование по поводу таких зверских над ним медицинских опытов и прочей кошмарной вивисекции, а тут ещё и ожидающий своей очереди к этим докторицам-менгелицам пудель ему в коридоре начал от этих звуков подвывать... тот ещё концерт был!

Привезли мы Степана домой, так он от обиды залез за диван и весь вечер оттуда не выходил. Наконец вышел... Я ему: Стёпа-Стёпа, ну прости, старик... вот, вкусного я тебе в миску положил... дай, я тебя поглажу - забудь этот день, как страшный сон, дружище!

Начал я гладить Степана - он урчит! Я его и за ушами чешу, и морду всю... и тут он меня хвать зубами за руку до крови - и опять за диван убежал все эти перенесённые им ужасы и моё предательство вспоминать!

Хорошо, что пластырь дома есть, так что я физически особо не пострадал... разве что морально...но Степан, похоже, меня сегодня уже простил за всё это полностью, так что мы опять с ним, стариком, друзья!

Черныш

Был в моём дачном товариществе такой кот - Черныш его звали.
Было неизвестно, где, как и от кого он родился - хотя были некие подозрения о его родословной, не иначе он помесь якутской рыси и южноафриканской гиены был, многие так думали! Хотя и с виду - обычный чёрный кот, даже и не очень крупный.

Неоднократно его пытались приучить к тёплому дому и регулярной пище сердобольные граждане: но он день-два у них поживёт, залижет раны, подкормится,  а потом всё равно скажет благодарственное "Мя!" и уйдёт в свой зимний лес.
Хороший он кот был! Даже иногда ласковый, я бы сказал - особо когда шашлыки кто жарит.
Но вот сырого мяса, все знали, на улице нельзя оставлять, пока за шампурами пошёл: немедленно придёт Черныш из леса, и мяса этого у тебя уже нет! Ну и какие после этого на него обиды, если ты был столь невнимателен и опрометчив?

Все Черныша уважали! Включая даже собак... по-одной - даже не обсуждается, но даже и собачьи стаи его характер уважали!

Сам был свидетелем такой ситуации: идёт по дороге Черныш по своим делам, никого не трогает! А сзади - стая поселковых собак, вожак у них новый тогда появился, огромный и дурной. Он, я так думаю, им: "Братва! Что этот кот здесь разгуливает? А давайте-ка мы сначала у него спросим "Закурить есть?", а если он скажет "Нет" - порвём его!".  Собаки - существа глупые и послушные, ну и понеслась эта стая на всех парах с лаем за бедным котиком...

Черныш их подпустил метров на пять, повернулся и, похоже,  сказал им на их чисто собачьем языке :"Что? Какая прелесть, давненько я собак не мудохал!". А рожа у Черныша, тут надо отметить, на любого могла впечатление, перерастающее в ночные кошмары, произвести: уши отгрызены, глаза одного нет, вся морда в боевых незаживающих шрамах... Вожак на гравии затормозил лапами просто на месте, а вся остальная стая, повизгивая, начала медленно задом отступать. Черныш на это жалкое подобие настоящих собак посмотрел, повернулся спиной, плюнул и пошёл дальше, держа хвост трубой, по своим делам... не удалось ему тогда показать, кто настоящий хозяин в нашем посёлке!

А однажды весной Черныша не стало: может, заболел и умер он в лесу; а может - в мире существовал и покруче него хищник и драчун! Не хотел бы я с таким без ружья встретиться...

Классный кот был Черныш! Сейчас кошки, поди, таких и не делают уже...
Сколько лет прошло, а я его никогда не забываю...
Настоящим мужиком Черныш был!

И ещё считаю долгом предупредить!

"Не шалю, никого не трогаю, починяю примус. И еще считаю долгом предупредить, что кот - древнее и неприкосновенное животное."

Они ещё, между прочим, и на органах играют отлично, как издревле людьми ещё в XV веке доподлинно было подмечено!





Брюгге, около 1480 - 1490 гг.

Лайфхак семейной жизни

"В Новой Зеландии кот чуть не стал причиной развода. Женщина решила расстаться со своим мужем из‐за чужого нижнего белья, которое она нашла в спальне.
Позже выяснилось,что женские трусы от соседей приносил в дом кот."

Ну вот, а то многие раньше не знали, что в таких случаях глубокоуважаемой супруге говорить.
А я вот теперь знаю!
И я вам советую эту бронебойную отмазку почаще использовать.

А если нет кота - придётся срочно заводить, мужики!


Англичанка гадит

- Нас там убьют, - сказал Арамис. - Я ненавижу англичан, они грубы, как и все люди, пьющие пиво.
- Разве лучше остаться здесь, - возразил Атос, - и отправиться в Бастилию или в казематы Венсенской крепости за содействие побегу герцога Бофора?


Ладно бы морские свинки, они сами без воды (ну, не дали им и напрочь забыли про них британские обожатели собак) умерли...

Но вот кота-то зачем усыплять надо было, пусть и "из жалости, потому что у него стресс"?

Да мало ли у кого в наше-то время стресс?
У самих у вас, уродов, похоже что стресс!

Чем дальше, тем всё страньше и страньше... вообще теперь ничего не понятно!

Хотя, согласно классической русской литературе, и осуждать-то тут по большому счёту некого и не за что!

"....Меня обвиняют в кровожадности, говорят, что я пил кровь, но это неверно: я подлизывал кровяные лужи и пятна — это естественная потребность человека уничтожить следы своего, хотя бы и пустяшного, преступления. А также я не насиловал Елизавету Антоновну. Во-первых, она уже не была девушкой, а во-вторых, я имел дело с трупом, и ей жаловаться не приходится. Что из того, что она вот-вот должна была родить? Я и вытащил ребенка. А то, что он вообще не жилец был на этом свете, в этом уж не моя вина. Не я оторвал ему голову, причиной тому была его тонкая шея. Он был создан не для жизни сей. Это верно, что я сапогом размазал по полу их собачку. Но это уж цинизм обвинять меня в убийстве собаки, когда тут рядом, можно сказать, уничтожены три человеческие жизни. Ребенка я не считаю. Ну хорошо: во всем этом (я могу согласиться) можно усмотреть некоторую жестокость с моей стороны. Но считать преступлением то, что я сел и испражнился на свои жертвы,— это уже, извините, абсурд. Испражняться — потребность естественная, а, следовательно, и отнюдь не преступная. Таким образом, я понимаю опасения моего защитника, но все же надеюсь на полное оправдание."
Даниил Хармс "Реабилитация"

Великая русская поэзия

Удивительная кошка
Несчастная кошка порезала лапу -
Сидит, и ни шагу не может ступить.
Скорей, чтобы вылечить кошкину лапу
Воздушные шарики надо купить!
И сразу столпился народ на дороге -
Шумит, и кричит, и на кошку глядит.
А кошка отчасти идет по дороге,
Отчасти по воздуху плавно летит!