Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ленин и тонтон-макуты

Жан Бриер (Гаити)
«Москва белокаменная»



Москва, вся звенящая песнями, воплощенными в знамени красном,
И голос рабочий, под рокот машин,
Вздымается выше дворцов, минаретов, соборов,
Москва, величавая фреска, чьи краски - живое свидетельство
Героизма народного, века мужества и мечты,
Москва, я к тебе прихожу из далеких краев
С изорванным знаменем своих поражений,
С поникшим полотнищем, повитым печалью
Моей истерзанной родины.
Я прошел через два континента, через душную толщу изгнанья,
И болят мои корни, которые вырваны
Из родной гаитянской земли.
Москва, я к тебе прихожу,
Как в самую главную гавань всей жизни моей,
Прихожу без билета партийного и без визитной карточки,
Прихожу без сверкающих погремушек - без тропических орденов.
Я прихожу, чтобы с Лениным говорить.
Чтобы встретиться с голосом,
С живым человеческим бытием,
С живым присутствием мастера, изваявшего образ
Грядущего мира.
Я хотел услыхать могучую поступь истории
И в ней обрести человека, который остался навеки
В магнитном поле прошедших времен
В простом одеянии мужества.
Я видел фигуру его в человеческий рост
В Москве и Ташкенте - Он обращался к народу,
Я видел его, одетого в мрамор, на площадях и в залах музеев,
И ночью, возле Москвы-реки,
И в Ленинграде, под хлопьями снега.
Я видел его на экране - в инее времени.
Но встретиться с Лениным по-настоящему
Мне довелось в рабочем квартале, в скромной рабочей квартире.
Вы напрасно бы стали в этом жилище искать
Плесень нужды, паутину отчаянья.
Не бумагой оклеены стены, а достоинством человеческим.
На стуле старая кепка ожидает хозяина,
Потертая куртка напоминает о фабрике, о работе.
Ни старой прокуренной трубки, ни керамической кружки для водки.
Книги, на репродукции - царские власти разгоняют рабочее шествие.
Все эти вещи могли бы принадлежать и Владимиру Ленину.
Все вокруг говорило о жизни
И было у времени отвоевано не ухищрениями химии,
А жизнью самой и любовью.
В этом скромном жилище, в рабочем квартале,
Чистотой все дышало и правдой,
Как на заснеженном стоге в Разливе.
Был здесь зеленый узбекский чай,
И черный московский хлеб,
И белокурая девушка с точеной фигуркой,
И старая женщина, словно шагнувшая к нам
Из романа Горького «Мать».
И ее рабочие руки мне протянули
Азбуку жизни, соль гостеприимства, братства живую воду -
Руки, простые, как детский бесхитростный взгляд
Ее старческих глаз,
Руки, поющие, как молодость мира.
Вряд ли бы Ленин добавил хоть слово
К тому, что она мне сказала,
И я говорю:
«Ленин, вы мне помогли - издалека, на всех языках,-
Помогли мне создать моих идеалов колхоз,
Ниву мысли моей,
Глубинные ритмы моих поэм.
Помогите мне, Ленин, и мне, и собратьям моим,
Которые мне даны историей и судьбою,
Напоить нашей кровью мятежной
Родную землю,
И песню создать, которая нас выражает,
И клич обрести, который ведет нас к свободе».
Я вас приветствую, Ленин!

promo hydrok september 28, 2015 17:12 2
Buy for 20 tokens
Заказали мы вертолёт с одной речки на другую слетать. Вечером приходит к нам наш друг, начальник у соседей-геологов: - Мужики! Просьба одна к вам есть! Вы не могли бы по дороге шнеки мне захватить с нашего склада? Вам всё равно мимо лететь! А с меня пузырь! - Да не вопрос! А где склад-то? - Да…

Духовно-нравственная книга

Каждый из нас иногда мечтал наконец достигнуть духовно-нравственного совершенства.
И многим из нас казалось, что вот чуть-чуть, и мы его достигнем!

А как это делается?
Путём чтения соответствующей духовно-нравственной литературы, издаваемой соответствующими духовно-нравственными издательствами.
Придёшь в книжный магазин - там несколько полок таких книг, покупай да совершенствуйся в своём духовно-нравственном развитии!
А нам так с вами этой духовности и этой нравственности сейчас не хватает!

Много книг я уже на эту тему прочитал.
Но пока не достиг полного совершенства.
Не все, видать, ещё книги на эту тему прочитал.
Некоторые из них, видимо, сейчас не издаются, хотя и стоило бы их переиздать большими тиражами для широких народных масс!
Может, друзья, вот эта редкая книга духовно-нравственная у кого есть? Третье издание?
Дадите почитать для духовно-нравственного развития?

Актуальные стихи близкого друга моего прадеда

Дураки, дураки, дураки без числа,
Всех родов, величин и сортов,
Точно всех их судьба на заказ создала,
Взяв казенный подряд дураков.

Если б был бы я царь, я б построил им дом
И открыл в нём дурацкий музей,
Разместивши их всех по чинам за стеклом
В назиданье державе моей.


При чтении стихов этим крайне ранне умершим поэтом "про любовь" гимназистки тогда массово падали в обморок.
В некий момент он, пожалуй, считался первым поэтом России.
Угадали автора, друзья?
Или "отвечает Анатолий Вассерман"?


Историческая встреча

Роберт Бернс в переводе Эдуарда Багрицкого (запись встречи слушаем ниже).
Который Киплинга не переводил.


А вот ещё этот стих переводил Самуил Маршак, который много переводил и Киплинга!
Так вот всё откуда у них - от иностранных агентов и извечно нам гадящей англичанки!

Воспеватель колониализма, империализма и мужского шовинизма наш любимый писатель Киплинг

Мне мой друг, крайне авторитетный биолог и телеведущий, вчера испортил не то, что весь мой день, а и всё моё детство умудрился парой слов испоганить.
Второй день про это непрерывно думаю: вот как же так?


Оказывается, чёрная пантера Багира у Киплинга была не девушкой, а мужиком Багиром!
И вовсе не чёрной пантерой, а совсем даже меланистом-леопардом, что у них, оказывается, часто бывает, так ночью охотиться проще.
Вот как с этим теперь мне жить, друзья?

Поэтому Киплинга я всем рекомендую читать в переводах Дарузес, а сказки и стихи - в переводах Маршака. Особенно, если вы их детям читаете.
А шерханы всякие сегодняшние непонятно к чему вообще - так, мультяшная ерунда. И думать про это всерьёз мне некогда. Про прелестную пантеру Багиру (леопарда Багира?) я вот уже второй день думаю и не могу в этот научный антифеминистский факт до сих пор поверить...

Хочется процитировать очень умного человека

Из интервью Рэя Брэдбери журналу «Playboy», (май 1996 года).
"...Но самое ужасное — это то, что еще 43 года назад я предвидел политкорректность.
- Неужто в «Фаренгейте»?
- Да. Босс–пожарный в одном моменте там описывает, как всевозможные меньшинства одно за другим затыкают рот мыслящему обществу, приводя пример: «Евреи не любят литературных героев Фейгина и Шейлока — надо сжечь все книги с ними, запретить даже всякое упоминание. Черным не нравится негр Джим (в оригинале у Марка Твена — Nigger Jim. — Прим. перев.), сплавляющийся на пароме с Гекльберри Финном, — сожгите или хотя бы спрячьте все книги о Томе Сойере. Борцы за права женщин ненавидят Джейн Остен как слишком неудобную и старомодную — сорвать с нее голову! Апологетам семейных ценностей неугоден Оскар Уайльд — твое место на параше, Оскар! Коммунисты ненавидят буржуев — убить всех буржуев!.." Так все и происходит. Но если во времена «Фаренгейта» я писал о тирании большинства, то теперь я говорю о тирании меньшинств. В наши дни остерегайся и тех и других! Первые пытаются заставить тебя делать каждый день одни и те же вещи, вторые пишут мне, например, что стоило бы уделить больше внимания правам женщин в «Марсианских хрониках» или придумать больше чернокожих героев в «Вине из одуванчиков».
— Вы что–нибудь отвечаете на подобные письма?
Мой ответ обоим сборищам одинаков: большинство вы или меньшинство — идите к черту, прямо в ад, вместе со всеми, кто попытается говорить мне, что делать и как писать. Сейчас все общество разделилось на разнокалиберные меньшинства, которые на деле те же книгосжигатели — они жгут книги путем их запрещения. Вся эта политкорректность, разросшаяся одиозными дебрями в студенческих кампусах, — дерьмо собачье".

Провидец....

ЖИТЬ, ДРУЖИТЬ, ЛЮБИТЬ И РОЖАТЬ В СОЦСЕТЯХ

Мне сегодня фейсбук с какой-то поразительной интенсивностью начал предлагать новых друзей, и не просто так, а явно перебрав телефонную книгу мою (а я ему это делать разрешал по нашему соглашению? - просветите, друзья!).
Нашёл там пару давно почивших друзей из этой книги, их не вычёркиваю... ты полный, идиот, фейсбук? Да я и вообще давно телефонную книгу ленюсь почистить...
И дикое количество совершенно сногсшибательных и поразительно сексапильных женщин! Я просто взлетел душой - ну такие красавицы, слов нет! Хочу немедленно таких подруг!
Начал присматриваться и думать - вот почему мне их предлагают? И не знаю я никого из них! И минимум с каждой у нас по общему другу есть - так что вскрыли адресную книгу, киберпанки цукерпоганые!
Начал от обратного: Вера Силантьева (блондинка с ногами выше яхты) - общий друг СергейГазпром. Это его секретарша, он её, дурищу и страхотулину, уволил - на посетителей ужас наводила и их сексуально домогалась, нимфетка прыщавая из Нижневартовска! Фотошоп чудеса просто творит...
Клара А. - вы таких брюнеток даже в кино не встречали! Посмотрел - бывшая жена Андрюхи Крыса, по паспорту Кристина, тогда была пегой блондинкой, дура полная, а уж страхотулина и как нажрётся.... надо бы её вычеркнуть, всё руки не доходят.
Анжелика Анжюс! Ну ни фига себе! Начал думать - кто такая? У меня, похоже, после дедукции по Шерлоку, она записана в телефоне как Катя100баксовИгорю - он тогда после зимовки с полярки домой через Москву ехал и очень хотел женской любви, но чтоб без венерических болезней и не обокрали - вот и ссудил меня кто-то для него телефончиком таким проверенным...
Нет, дорогой фейсбук, не буду я ни с кем из предложенных мне тобой друзей и подруг здесь дружить и приглашать их в мои друзья!
Ты вот 80 миллионов у Трампа, как и его самого, пусть и по делу по твоей мысли, за день друзей вычеркнул, так, как всегда у вас, на мне - рядовом россиянине - хочешь оттянуться и свои биржевые котировки моими новыми опасными связями их опять восстановить?
Мне и твой Трамп этот - до лампочки, и девки эти, тобой мне так деликатно предложенные - они меня все одинаково волнуют, романтичный фейсбук!

19 октября

Дианы грудь, ланиты Флоры
Прелестны, милые друзья!
Однако ножка Терпсихоры
Прелестней чем-то для меня.
Она, пророчествуя взгляду
Неоцененную награду,
Влечет условною красой
Желаний своевольный рой.
Так писал наше всё поэт Пушкин. Да и поэт Лермонтов от него не отставал: оба они испытывали необыкновенные эротические переживания, когда прелестная незнакомка в маске на балу демонстрировала из-под пышного платья свою стройную лодыжку.
Сейчас ножкой и прочим нынешние Дианки и Флорки мало кого могут удивить: многие из них такие лосины и юбчонки на себя натягивают, что там не только ножка во всех подробностях, а и прочие филейные части как на ладони. Неинтересно для истинного поэта!
Так что, думаю, поэты Пушкин и Лермонтов сейчас, в этот день Лицея, мучились бы, как наиболее живо и эротично описать свои восторженные чувства при виде выходящей из метро прелестной незнакомки в маске, которая с отборным матом пытается стянуть со своих белоснежных и не видящих нынче света ручек положенные мэром в транспорте кислотного цвета резиновые перчатки...

Песни нашей самоизоляции - 10

Споёмте, друзья?


Климу Ворошилову письмо я написал:

Товарищ Ворошилов, народный комиссар!
В Красную армию нынешний год,
В Красную армию брат мой идёт!

Товарищ Ворошилов, ты, верно, будешь рад,
Когда к тебе на службу придёт мой старший брат.
Нарком Ворошилов, ему ты доверяй:
Умрёт он, а не пустит врага в Советский край!
Умрёт он, а не пустит врага в Советский край!

Слышал я, фашисты задумали войну:
Хотят они разграбить Советскую страну.
Товарищ Ворошилов, когда начнётся бой –
Пускай назначат брата в отряд передовой!
Товарищ Ворошилов, а если на войне
Погибнет брат мой милый – пиши скорее мне!
Нарком Ворошилов, я быстро подрасту
И встану вместо брата с винтовкой на посту!
И встану вместо брата с винтовкой на посту!

Музыка: П. Акуленко.
Слова: Л. Квитко, перевод С. Маршак.

Не только у Ильича

А и у Владимира Владимировича Набокова сегодня день рождения!

Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать,
и вот ведут меня к оврагу,
ведут к оврагу убивать.

Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.

Закрыв руками грудь и шею,-
вот-вот сейчас пальнет в меня -
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня.

Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.

Но сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела
и весь в черемухе овраг.

1927, Берлин