Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

У: Уважение

Был у нас на кафедре заведующий-профессор, очень уважаемый нами человек, причём в тот момент уже возрастом за 80. Что не помешало ему, кстати в эти годы иметь 11-летнюю дочь... нам бы так, друзья!
Читал он у нас лекции на 2-м (после которого вместе с нами жил в палатках на учебной практике, так что нас всех должен был весьма неплохо знать) и 4-м курсах. И вот собираемся группой на его лекцию, он приходит и начинает... сначала мы ничего не поняли, потом начали подхихикивать, потом переглянулись и замолчали.
Дело в том, что он нам начал заученно читать лекцию 2-го курса (а по этой базовой дисциплине мы и сами после производственных практик такие лекции могли уже кому хочешь читать, основа-то хорошая уже была). Мы сидим, уткнувшись в столы, но молчим следующие сорок минут. Перерыв!
В перерыв мы послали гонцов к секретарю кафедры: что делать, вторую часть этого мы не выдержим! После перерыва возвращается профессор Василий Дмитриевич и нам говорит:
- Вы уж извините, ребята, я думал, что 2-му курсу читаю... а вас я не узнал! Придётся вам признаться: что-то я в последнее время видеть стал неважно, а в жизни очков не носил... видимо, пора обзаводиться! Старею я, похоже! А что ж вы сразу мне не сказали про мою ошибку?
- Из уважения, Василий Дмитриевич!
- Напрасно. Ну да ладно, второй половины пары не будет. Мальчикам можно идти пить пиво, а девочки что в таких случаях делают - я даже и не знаю! Следующая лекция будет уже для вас!
И ушёл. Кстати, нам показалось, что малость растроганный таким нашим поведением.
Это я к чему?
Гарант давеча такого наговорил, что за него сейчас постоянно приходится по должности извиняться не только Дмитрию Пескову, но и поправлять его даже таким одиозным собакотопителям, как Дмитрий Рогозин, что вообще выглядит как бунт на космическом тюрьме-корабле в кино.
Аналогий с профессором и орденоносцем, ветераном войны, автором ряда учебников и воспитателем поколений студентов Василием Дмитриевичем на 9-м десятке его славной жизни прошу не искать.

promo hydrok september 13, 2015 14:36 4
Buy for 20 tokens
Писал я тут уже про наш давний героический поход по заданию администрации аж двух новопридуманных улусов для разведки возможностей вывоза угля с Красной Речки с целью спасения их населения. А тут благодаря p_syutkin в На лису пойдёте, на волка? — На медведя! вспомнил и ещё одну…

Поколение НЕЕГЭ

Вот вы, мои друзья, считаетесь людьми образованными. Интеллектуалами практически. Поэтому придумал я вам тест на это образование. Кто сходу и непогуглив ответит всего лишь на один вопрос - тот человек интеллигентный и вообще большой молодец!
Сначала эпиграф:
- Классная у нас компания вчера подобралась! Вот Витька наизусть знает Большой Загиб Петра Великого, Сашка может, не отрываясь, пузырь портвейна из горла вылакать, а Серёга - тот вообще амбидекстер!
- Кто, ...ля???
- Серёга!
А теперь вопрос на засыпку:
Как у вас, друзья, с утра полиморсос?

Первый раз в первый класс

Каждый мужчина, будь он последним трусом и ботаником, хоть раз в жизни дрался за свою честь. Я вот, например, никак не ботаник, но и никак не драчун. Делал ли я это до поступления в школу - честно говоря, не помню. Хотя в садик ходил - но не помню там особых разборок за какую-нибудь лопатку.
Так что первая моя памятная драка случилась довольно поздно. Зато я точно помню дату. Это было 1 сентября. Первый раз в первый класс я тогда пошёл.
А причина этого кровавого побоища была следующей: буквально до 31 августа я был на даче. Родители работали, но нашли время произвести необходимые для первоклассника первичные закупки: ранец, пенал, тетрадки, учебники. Ну и, конечно, была приобретена школьная форма: жуткое толстого серого сукна творение советских модельеров, кто помнит. Без примерки, так получилось. Так что примерил я это чудо только 31-го, и тут мама заплакала. Пиджак на мне сидел ещё ничего, но брюки с меня падали и были сантиметров на десять длинней, чем это диктовалось советской модой, а ушить их времени уже не было.
Так что моя прогрессивная мама решила, что отправит меня в школу пока без формы. А поскольку в тот день стояла жара, всё к лучшему, чем в ней париться, она нарядила меня в белую рубашку и очень красивые синие шорты, в которых я на праздники щеголял на даче. Так что всё как положено - ранец, цветы, начищенные ботинки - и как не положено: отсутствие формы и шорты! А чтоб тогда кто в шортах в столице нашей Родины лет после четырёх осмелился в какое присутственное место выйти - дело было совершенно неслыханное!
Началась линейка. И вот стою я по росту где-то в середине шеренги своих будущих одноклассников, из которых я вообще никого не знал, поскольку на новую квартиру мы переехали лишь совсем незадолго до этого, и слышу вокруг себя смех и хихиканье: "Смотрите на этого придурка! Он в трусах пришёл! В школу! Вот идиот!". Стыдно мне было - не то слово! Но дело этим не закончилось: после линейки подошли ко мне ребята и с криками "В трусах! В школу!" начали с меня эти шорты стаскивать. Драться я тогда совсем не умел, однако в процессе этого действа случайно боднул головой одного из нападавших в нос, откуда немедленно потекла ручьём кровь , забрызгав мою белую отглаженную рубашку. Вмешались учителя, привели медсестру, которая ватками ему нос заткнула, а меня отправили домой с мамой.
Весь вечер мама мне эти штаны на руках ушивала, так что 2-го сентября я в школе уже появился сереньким уродцем, как все. Однако дело этим не кончилось: я получил неожиданную популярность как человек, который а) пришёл в школу в трусах и б) разбил нос самому Сипе. А учитывая, что этот Сипа оказался из семьи местных хулиганов-уголовников, где сидели отец и три старших его брата, выдающейся даже по меркам нашей весьма криминальной тогда Соколинки (самого Сипу позже забрали от нас в спецзаведение тюремного типа классе в пятом), то слава у меня оказалась просто вселенской. Сипа меня, правда, потом парочку раз за это избивал, но достаточно и без особой злобы уважительно, так что через месяц-другой мы с ним оказались во вполне дружеских отношениях.
Так что 1-е сентября - день в моей жизни памятный!

Страна рабов, страна господ

Конкурс по факультетам МГУ этого года:
Химики - 2
Геологи - 3
Физики - 5
Фундаментальная медицина - 8
........
Экономисты - 18
Госуправление - 30
Глобальные процессы - 57
Мировая политика - 60

При этом в МГУ есть ещё большой факультет Политологии и ещё ряд подобных мутных конторок, а специальностей "Мировая политика" и "Глобальные процессы" в природе, к счастью, в принципе вообще-то не существует.

С Днём нашей Организации, мои друзья-пионеры и подруги-пионерки!

Моего тогдашнего лучшего друга и соседа Серёжку Зубова очень долго не принимали в пионеры. Весь класс уже был готов к борьбе за дело Ленина и Коммунистической Партии Советского Союза и только два ученика были ещё не готовы: Сипа и Серёжка. Ну, с Сипой всё понятно – собственно, в пятом классе он нас покинул для содержания в специальном заведении, причём статья у него была чуть ли не соучастие в убийстве.
А вот Серёжку не принимали в пионеры не потому, что он был какой-то страшный хулиган, а потому, что для пионера он иногда себя вёл несколько экстравагантно, что ли. Причём поступки его были абсолютно непредсказуемы и поражали своей неожиданностью.
Так, однажды в морозный день он появился на первом уроке в длинных «семейных» трусах, майке и почему-то в валенках. На вопрос ошарашенной учительницы «Серёжа, где твоя одежда?» ответ был получен незамедлительно:
- А у меня бабушка её выстирала!
- Как, всю сразу?
- Всю сразу!
- И пальто?
- И пальто, и школьную форму, и носки! Вот только валенки стирать не стала!
- Как же она тебя в школу отпустила? Ведь холодно!
- А она и не отпускала! Дверь заперла, одежду постирала… Я через соседский балкон перелез, уж очень учиться хочется!
И глаза такие честные-пречестные, голос жалобный-прежалобный… Мы-то, правда, знали, что по дороге в школу Серёжка забежал к Витьке, который жил в соседнем со школой доме, и там разделся.
Другой неординарный поступок Серёжки имел более далекоидущие последствия…
Отец у него был спортивным врачом, работал в сборных СССР по гандболу и баскетболу, часто ездил с ними по всяким заграницам, большинство из которых были для тогдашнего советского человека просто красивыми словами, которые обозначают то, чего реально не существует.
Как-то Серёжка притаранил в школу целую пачку очень красивых бумажек, которые немедленно стал обменивать – на ластик, марку какую-нибудь, значок, ириску, ну и подобные ценные предметы. Хватило этих бумажек на всех! Некоторые даже начали на перемене делать из них самолётики и в коридоре их запускать. Но тут вмешался бдительный учитель начальной военной подготовки, отставной майор тех войск, которые вовсе даже не воюют. Он начал эти бумажки конфисковывать, предварительно забежав в учительскую и позвонив куда надо по телефону. Соответствующие органы долго ждать себя не заставили. Нас заперли в классе и начали допрос, но все дружно кивали на Серёжку. С ним бойцам невидимого фронта пришлось повозиться:
- Серёжа! Откуда у тебя иностранная валюта? Причём такая разная и в таких количествах? Кто тебе, где и за что её выдал? Что просил за это сделать? Отвечай честно, как пионер!
- Честно не могу!
- Это ещё почему?
- А я не пионер, меня не приняли!
- Ладно, тогда как октябрёнок отвечай! Но честно!
- Мне папа дал!
- Зачем?
- Отнеси в школу, раздай ребятам, пусть они посмотрят, какие заграничные деньги бывают. Так папа сказал!
- Что, так и сказал?
- Ну да! Он ещё сказал учителям их не давать, а то пропьют! Так папа мне сказал!
- А где папа работает, кем?
- Не знаю точно! Но сейчас он в загранице, ногу одному генералу в Аргентине лечит.
- Какому генералу??? В какой такой Аргентине???
- Ну, может в Уругвае… а какие ещё там страны есть, дяденьки?
- Где там?
- Ну там… в загранице…
В общем, по возвращении с очередного чемпионата папа имел довольно серьёзные неприятности, строгача с занесением и следующие пару лет на международных мероприятиях спортсменов лечил кто-то другой. Ну и варварски взломанный замок ящика письменного стола пришлось поменять.
Но всё-таки дошла очередь и до Серёжки, решили и его, чтобы не портить школьную статистику, принять в пионеры.
А как у нас в школе тогда принимали в пионеры? Все выстраиваются в шеренгу в длиннющем коридоре, бьют в барабан, потом из пионерского горна извлекаются поразительно неблагозвучные октавы, и какой-нибудь специально приглашённый на это мероприятие почётный гость повязывает новым пионерам галстуки. В Серёжкином случае это был отставной, но зато весь обвешанный орденами, старенький генерал. Но и тут Серёжка нас не подвёл!
В ответ на призыв «К борьбе за дело Ленина будь готов!» он, поражённый увиденным настоящим боевым генералом, вместо того, чтобы ответить «Всегда готов!» от испуга, а, может, и заранее запланировав эту диверсию, вдруг оглушительно на весь коридор пукнул. Церемония была сорвана – от смеха лежали все, включая генерала и завуча, а мы, пионеры, просто бились в конвульсиях. Позже обсуждался даже вопрос об исключении Серёжки из пионеров, но решили этого не делать: ведь нельзя же человека принять в организацию и в этот же день из неё исключить?

Вот такой у меня был друг по пионерии.
Серёжки, как я узнал, уже давным-давно нет в живых. А в столе у меня на память о нём до сих пор лежит очень красивая бумажка с каким-то бородатым Доном Педро: сто бразильских крузейро, а может, и десять сентаво.. Ловко я её тогда при обыске припрятал!



А это - мы уже почти все комсомольцы...кроме Серёжки.  Серёжка в первом ряду справа, его в комсомол, просто все абсолютно, долго опасались принимать, а то он такое при приёме отчудит...

Учительница первая моя

Были у приятеля Вадика мы на даче в девяностые.
Приехали аж на двух жигулях.
Жгли там костёр, жарили курицу. Мама его, учительница местная, в доме разбирается. Парни мы были спортивные и борзые... но пришли к нам местные хулиганы - один сбросил наши шашлыки на землю, я уже по тогдашним традициям в кармане надел кастет, но от меня толку, а у них ствол...

Но тут подходит с соседнего участка дачный друг детства местного хозяина и говорит: "Так, жрачку с земли, схавали! Быстро, суки! И мотнули отсюда, а то...".

Те подобрали и съели...

Подходит он к нам из темноты и спрашивает Вадима:
-Вадя, а как Ираида Михайловна? Всё одышка у неё, одышка ... если чего надо, так я... денег там или врача хорошего... если чего, Вадя! Мне скажи, я завсегда!

Передёргивает Стечкина на звук из кустов:
-Суки, вы ещё там? Не советую! А я вашу одышку за километр слышу! А уж что случись с Ираидой Михайловной и её друзьями, вам вообще по жизни полные кранты, это я вам, суки, сказал!

Удар, удар, ещё удар, опять удар - и вот!

- Это адвокатская контора Бильдерман-Кац-Кильштпуд-Зильберштейн и Иванов?
- Да, а какое у вас дело?
- У меня богатое дело! Но я хочу, чтобы его вёл непосредственно  юрист Иванов!
- А какая причина? Может, за него возьмётся кто-то из более опытных компаньонов нашей фирмы?
- Нет, именно чтоб Иванов! Меня крайне впечатлила деловая хватка человека, сумевшего пролезть в такую компанию!

Был у меня на практике студент Саша. Хороший студент! Немногословный такой! Спокойный такой!
Как чего, если какой аврал  - он первый! Отличный студент! Только молчаливый. И звали Сашку полностью  по судовой роли - Александр Соломонович Зильберштейн.

Вот это покоя моей команде никак не давало! Вечно они над его отчеством и фамилией по-доброму подшучивали...
Но это пока питьевой спирт за цельный месяц нам не выписали... начали за праздничным столом и не по-доброму, идиоты!
Сашка молчал-молчал, но когда за столом что-то нехорошее сказали насчёт его бабушки - приподнялся и одним изящным полётом своей правой руки сломал нос у моториста, а в обратном её полёте - и челюсть у матроса.
А где их мне взять новых в разгар навигации?

Я его потом к себе вызвал в каюту и спрашиваю:
- Саша, ну вот как мне теперь после такого тебе пятёрку по практике ставить? Подвёл ты нас! Не любишь ты коллектив! И откуда у тебя вдруг такое, Александр Соломонович?
- Ну как сказать, Борисыч! Меня с детства моим отчеством и фамилией травили.... а я ж пацифист с детства!... но записался я в секцию бокса, получил мастера, стал чемпионом Красноярска, потом в армии стал чемпионом военного округа.... а уж когда про любимую мою бабушку Фриду они начали... ну не выдержал я! Простите меня, Борисыч! Не сдержался я!
- Предупреждать надо, практикант Зильберштейн! Иди, свободен! Да, и по практике я тебе ставлю пятёрку! С плюсом, Санёк...

И быстрых разумом Невтонов

Страшно даже представить, как в нашей Великой Научной Державе всякие науки в последнее время расцвели!

Иной раз как напишет свой гениальный очередной опус очередной ректор, так просто охреневаешь: куда там хитроумным Платонам, быстрым разумом Невтонам, не говоря уж о неправильной ориентации всяким ихним Леонардо!

Настолько горних высей достигли эти сверхучёные мужи в сверхбеге своих сверхмозгов, что половины употребляемых ими сверхслов в сверхрусском языке (да и вообще ни в каком) сроду не было известно.

Завидуют нам все в мире, что таких сверхколоссов взрастил пионерско-комсомольский пост №1 и Георгиевский консервный комбинат, а таких сверхмыслителей - должности рядового и сержантского состава!

Надеюсь, что в мире таких сверхучёных больше нет! Зато вот у нас - навалом, а предвидится ещё больше, они в нашей сверхдуховности и сверхдержавности как сверхтараканы сейчас сверхразмножаются на зависть нашим сверхврагам.

Официальная справка: Горбунов Александр Павлович – профессор, доктор экономических наук, кандидат исторических наук, Заслуженный работник высшей школы РФ, вице-президент Российского Союза ректоров, председатель Совета ректоров вузов Северо-Кавказского федерального округа, председатель Общественного Совета города Пятигорска, руководитель Научно-исследовательского института по разработке проблем социального управления и лидерства, совершенствования вузовского менеджмента и развития интеллектуальной собственности – Пятигорского научного центра Поволжско-Кавказского отделения Государственной академии наук «Российская академия образования», председатель Совета Регионального научно-исследовательского института разработки проблем межконфессиональных отношений, этнополитики и этнокультуры Юга России, председатель Редакционного совета научного журнала «Вестник ПГЛУ», профессор кафедры креативно-инновационного управления и права, академик Академии педагогических и социальных наук, академик Международной академии наук педагогического образования, академик Международной Гуманитарной Академии «Европа-Азия».
Родился 21 октября 1959 г. в г. Пятигорске. В 1976 г. окончил с отличием среднюю школу № 1 им. М.Ю. Лермонтова г. Пятигорска с углубленным изучением английского языка. Первый часовой пионерско-комсомольского Поста №1 у Огня Вечной Славы г. Пятигорска (1973 г.). В 1975-1976 гг. - секретарь комитета ВЛКСМ школы.
В 1976 г. поступил на 1 курс и в 1981 г. окончил с отличием факультет английского языка Пятигорского государственного педагогического института иностранных языков (с 1995 г. – Пятигорский государственный лингвистический университет). В 1979 – 1981 гг. – Ленинский стипендиат.
С ноября 1978 г. по ноябрь 1982 г. А.П. Горбунов одновременно с учебой в институте работал секретарем комитета ВЛКСМ факультета английского языка ПГПИИЯ на ставке ЦК ВЛКСМ. В студенческие годы активно участвовал в движении студенческих строительных отрядов на Ставрополье (1977 – 1982 гг.), в том числе был участником строительства объектов агропромышленного комплекса в Грачевском районе, строительства завода пластмасс в г. Буденновске, выработки сельхозпродукции на Георгиевском консервном комбинате, возглавлял студенческие отряды численностью как несколько десятков, так и несколько сотен человек.
После окончания института в 1982-1984 гг. проходил срочную службу в рядах Вооруженных сил СССР в Дальневосточном военном округе на должностях рядового и сержантского состава, там же прошел курсы офицеров запаса.


Ответ профессора, ректора, по чётным академика, строителя завода пластмасс, Ленинского стипендиата и офицера запаса А.П. Горбунова многочисленным недобросовестным комментаторам этой сверхвеликой сверхнаучной сверхстатьи в РИНЦ (https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35282305):

Уважаемые коллеги, решившие начать обсуждение заголовка моей статьи (а не самой статьи, что характерно)!

Я, Горбунов Александр Павлович, вполне отвечаю за свою научную продукцию. Если кто-то не согласен с моей позицией, которую я последовательно излагаю в своих работах, то, вообще-то, по законам научной дискуссии, надо бы подготовить собственную статью с обоснованиями и опубликовать ее.

Я работаю в том научном пространстве, в котором почти никто не работает сегодня, и в котором изучаются типы, способы связей, закономерностей и соотношений. Это необычно, однако вполне правомерно.

Предлагаю перейти в русло добросовестной научной дискуссии!

Ах, кивера да ментики...

Вот одного я не понимаю в нынешнее время: это как ни встретишь на прогулке в Кремле али в Ассамблее какой, в Архангельском у Юсуповых, в Шереметьево у Шереметьевых, в Голицыно у Голицыных или в Рублёве у Сечиных аль Ротенбергов какого учёного господина или даже даму, самоотверженно и не щадя живота своего работающих в области Водяных Кумоникаций, так вечно они ходят во всяких шинуазных и аглицких обносках, а не в давно положенных им по Чину и Достоинству российских мундирах с пуговицами белыми, посаженными по кафтану по обе стороны, как приличествует таким Уважаемым Персонам!

Впрочем, и остальные выпускники, скажем, МГУ вполне тогда могли бы тоже ходить в приличных их чину кафтанах малиновых с голубыми обшлагами и воротником того же колёру с жёлтыми пуговицами, да и с "белым подбоем", как некогда писал классик, только ровно наоборот, про мундир Прокуратора Иудеи всадника Понтия Пилата...

А сейчас несолидно как-то...
Стыд и срам-то какой, господа и дамы!
Тьфу!

В ногу со временем

Пусть мне, географу, и не пришлось в жизни открыть ни одного материка (хотя несколько лет на воде я прожил в дальних экспедициях)... даже ни одного полуострова я не смог, как хочу, назвать!

Открыли мы, правда, однажды в море Лаптевых со студентами новый остров... студенты офигели и прозорливо (мне им оценку за практику вскорости ставить) предложили обозначить его на карте как Земля Капитана Дмитрия.

Но остров этот, гадина этакая, утонул опять в шторм через неделю (сейчас опять, образование морское этакое, проявился на лоцманках). Жизнь прожита, получается, впустую моя... обидно!

Следуя заветам Карла Линнея, могу я хоть одному растению предложить название международное и современное?
Хоть такое мне позволено наконец?

Итак, на латыни пусть этот полезный плод полезного растения зовётся отныне Orekh Gretochkin Tunbergis, а по-нашему, по-вегански и по-экоактивистанстски и по-русски и на всяк отныне тут язык, пусть он будет таперича зваться Орех Гретский.