Category: образование

Ах, кивера да ментики...

Вот одного я не понимаю в нынешнее время: это как ни встретишь на прогулке в Кремле али в Ассамблее какой, в Архангельском у Юсуповых, в Шереметьево у Шереметьевых, в Голицыно у Голицыных или в Рублёве у Сечиных аль Ротенбергов какого учёного господина или даже даму, самоотверженно и не щадя живота своего работающих в области Водяных Кумоникаций, так вечно они ходят во всяких шинуазных и аглицких обносках, а не в давно положенных им по Чину и Достоинству российских мундирах с пуговицами белыми, посаженными по кафтану по обе стороны, как приличествует таким Уважаемым Персонам!

Впрочем, и остальные выпускники, скажем, МГУ вполне тогда могли бы тоже ходить в приличных их чину кафтанах малиновых с голубыми обшлагами и воротником того же колёру с жёлтыми пуговицами, да и с "белым подбоем", как некогда писал классик, только ровно наоборот, про мундир Прокуратора Иудеи всадника Понтия Пилата...

А сейчас несолидно как-то...
Стыд и срам-то какой, господа и дамы!
Тьфу!

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…

В ногу со временем

Пусть мне, географу, и не пришлось в жизни открыть ни одного материка (хотя несколько лет на воде я прожил в дальних экспедициях)... даже ни одного полуострова я не смог, как хочу, назвать!

Открыли мы, правда, однажды в море Лаптевых со студентами новый остров... студенты офигели и прозорливо (мне им оценку за практику вскорости ставить) предложили обозначить его на карте как Земля Капитана Дмитрия.

Но остров этот, гадина этакая, утонул опять в шторм через неделю (сейчас опять, образование морское этакое, проявился на лоцманках). Жизнь прожита, получается, впустую моя... обидно!

Следуя заветам Карла Линнея, могу я хоть одному растению предложить название международное и современное?
Хоть такое мне позволено наконец?

Итак, на латыни пусть этот полезный плод полезного растения зовётся отныне Orekh Gretochkin Tunbergis, а по-нашему, по-вегански и по-экоактивистанстски и по-русски и на всяк отныне тут язык, пусть он будет таперича зваться Орех Гретский.

"Я же жизнь учил не по учебникам..."

Какой-то очередной малограмотный губернатор выступил с инициативой сделать всероссийским праздником День Стояния на Угре. Весьма своевременно в многонациональном государстве! Избиения Москвой Новгорода и Твери ещё были... тоже праздники!

Всё бы ничего: только стояние это - довольно позорная страница русской истории и добром оно не кончилось. Как платили дань Крымскому Ханству, так и продолжали ещё долго платить.

Но раз так - ждём инициативу от татар, башкир, калмыков, бурят, якутов и прочих наследников войска Чингисхана, чтобы у стен Кремля напротив памятника Владимиру Святому был водружён памятник последнему законному владетелю Руси из чингизидов Великому Князю и Государю Всея Руси, Великому Князю Тверскому, Хану Касимовскому и Царевичу Астраханскому, Султану Ногайской Орды, герою Ливонских походов и победителю недружественных нам ливонцев, немцев и ляхов Симеону (Саит-Булату) Бекбулатовичу.

Вот тады пущай! Особо если выходной ещё сделать в этот день... тогда мы все полностью за!

Науки юношей питают

«Что касается демонстрации, в Конституции каждый имеет право выражать свою точку зрения… Я бы считал, что здесь надо быть очень аккуратным»,— сказал ректор МГУ на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня». При этом господин Садовничий отметил, что главное для студента — учиться, для того чтобы «стать хорошим специалистом» и корректно «отстаивать свою точку зрения, если этого требуют его убеждения».

В январе 1911 года вышли циркуляры министра просвещения Л. А. Кассо «О надзоре за учащимися высших учебных заведений», «О временном недопущении публичных и частных студенческих заведений» и другие, фактически уничтожавшие университетскую автономию: они запрещали проведение студенческих собраний и возлагали, по сути, полицейские функции на университетскую администрацию. Как писала газета «Русские ведомости» от 29 января (11 февраля) 1911 г., в ответ на эти циркуляры 28 января (10 февраля) на экстренном заседании совета Московского университета ректор А. А. Мануйлов представил совету доклад о создавшемся в университете положении и заявил, что при таких условиях он не видит возможности нести на себе обязанности ректора и подаёт прошение об отставке. Такие же заявления были сделаны помощником ректора М. А. Мензбиром и проректором П. А. Минаковым. Совет признал, что при создавшемся положении выборная университетская администрация не может нести возложенные на неё обязанности. 2 (15) февраля в «Правительственном вестнике» появился указ, согласно которому Мануйлов, Мензбир и Минаков увольнялись от должности.

3 (16) февраля 1911 года подали прошение об отставке университетские профессора В. И. Вернадский, Н. А. Умов, В. А. Хвостов, С. А. Чаплыгин, Г. Ф. Шершеневич, Д. М. Петрушевский, А. А. Эйхенвальд, И. П. Алексинский, Ф. Ф. Кокошкин, А. А. Кизеветтер; приват-доценты: В. И. Сыромятников, П. Н. Сакулин, В. И. Полянский, Г. В. Вульф, Н. В. Давыдов, А. Э. Вормс, Н. К. Кольцов, Б.А Кистяковский, Н. Н. Шапошников, А. А. Боровой, Г. И. Россолимо, А. В. Цингер, М. Н. Гернет, Д. Ф. Синицын, В. М. Устинов, А. В. Кубицкий, Н. Д. Виноградов («Русские ведомости», 4 февраля). П. И. Новгородцев и С. Н. Булгаков подали прошение на другой день (там же, 5 февраля). В последующие дни в отставку подали профессора К. А. Тимирязев, П. Н. Лебедев (после отставки ими было основано Московское физическое общество), М. М. Новиков, В. П. Сербский, П. П. Лазарев, приват-доценты Н. А. Кабанов, Л. С. Лейбензон.

Всего уволено или подало в отставку около 130 преподавателей и сотрудников Московского университета, в том числе около 30 профессоров и около 80 приват-доцентов (по подсчетам Ю. Ф. Иванова Кассо удовлетворил 131 прошение об отставке). После увольнения из университета в 1911 году многие из числа уволенной профессуры начали преподавать в Московском городском народном университете им. А. Л. Шанявского и на Московских высших женских курсах (МВЖК), а также принимали участие в организованной в виде реакции на дело Кассо новой общественной организации под названием Общество Московского научного института.



Профессора Московского университета, подавшие в отставку в знак протеста против произвола властей.
Сидят: В. П. Сербский, К. А. Тимирязев, Н. А. Умов, П. А. Минаков, А. А. Мануйлов, М. А. Мензбир, А. Б. Фохт, В. Д. Шервинский, В. К. Цераский, Е. Н. Трубецкой;
стоят: И. П. Алексинский, В. К. Рот, Н. Д. Зелинский, П. Н. Лебедев, А. А. Эйхенвальд, Г. Ф. Шершеневич, В. М. Хвостов, А. С. Алексеев, Ф. А. Рейн, Д. М. Петрушевский, Б. К. Млодзеевский, В. И. Вернадский, С. А. Чаплыгин, Н. В. Давыдов


Все, даже абсолютно далёкие от науки люди, знают эти фамилии: институты и больницы их имени, названия проспектов и улиц московских, мировая элита естественных наук, а также ныне в России абсолютных лженаук юриспруденции и философии ...

Я не математик. Но математики мне говорили, что вот что касается работ (да и жизненного пути в целом) математика Виктора Садовничего.... эх, Виктор Антонович, а какой некролог или статью о Вас в Вики Вы могли бы на такой, в целом, мелочи получить?
Но не смогли...



В деревню! К тётке! В глушь! В Хакассию!

Вот я всегда об этом смутно догадывался, скрывали от нас веками настоящую правду, но боялся об этом прилюдно сказать и власти такой никогда у меня не было, чтобы, наконец, восстановить историческую справедливость и поправить школьные учебники!

Министр образования Хакасии заявила, что «Горе от ума» написал Радищев

Так было

У моего неожиданного "нового дедушки", кто про него читал, была вся грудь в настоящих боевых орденах. В том числе, пара каких-то польских крестов его старенький занафталиненный парадный пиджак на 9-е мая до кучи украшала.

А сейчас посмотришь телевизор, так полностью киселёвыми со скабеевыми ты убеждён, что мы не только против Гитлера воевали, но и против украинцев, французов, канадцев, американцев и - особенно - поляков. Всё жду, когда это мнение отдельных недобитых фашистских тварей и отморозков в школьные учебники попадёт. Но искренне надеюсь - вот такого я, некогда юный почитатель сериала "Четыре танкиста и собака", всё же  не дождусь! Хотя и не исключаю полностью...

А кто не читает школьные учебники и не смотрит Первый Канал - тому вот этот текст, подготовленный моим давним другом и однокашником, сыном боевого офицера той войны, у которого тоже вся грудь была в кровью заслуженных им орденах...

https://warsstories.files.wordpress.com/2019/06/poles_west_rus.pdf?fbclid=IwAR1LuqGxAN2KbjF3-Sr7DRM_i4P-j2pSmL5s0rLujNqx14Gm8nTnlsnG7RY

Записки сумасшедшей

Уже довольно много лет тому назад в Щукинском Театральном Училище праздновался стодесятилетний юбилей его основателя и многолетнего ректора Б. Е. Захавы.

Выступают всякие известные в театральном мире люди, со своми воспоминаниями про этого человека, выступили уже и Владимир Этуш, и Александр Ширвиндт, и Юлия Борисова.
Зал небольшой и неполон, обстановка такая довольно неформальная и домашняя.

Своими воспоминаниями об этом замечательном режиссёре, артисте,  педагоге и ярком человеке делится Зиновий Высоковский.

Вдруг из первого ряда после вступительных фраз его речи вскакивает какая-то пожилая дама очень интеллигентного вида, в каком-то странном балахоне,  вечном перманенте, круглых роговых очках и с блокнотиком, в котором она непрерывно что-то во время всех предыдущих речей записывала:

- А вы вот, собственно, кто, мужчина? Кто будете покойному артисту? Я не поняла!

Высоковский несколько оторопел, но, как человек вежливый, приостановил свою красивую речь:

- Я? Я - народный артист Зиновий Высоковский!
- Хммм... пан Директор что ли?
- Пан Зюзя.... а можно продолжить?
- Погодите! А как пишется?
- Что пишется? Зюзя?
- Какой вы, мужчина, странный! Зюзю я уже записала! Но вот как писать: Высаковский или Высоковский? Уж вы-то должны знать, как это пишется?
- Я? Вы мне льстите! Вот как запишете, так и будет!

Полностью удовлетворённая этим ответом дама села и начала опять судорожно строчить в своём блокнотике, а  Зиновий Выса...Высо ... (в общем, этот артист) продолжил проникновенную речь про своего любимого учителя...

Судоходная инспекция

В тот год нам для экспедиции выделили пароход судоходной инспекции: договорилось наше начальство с ними. И пошёл с нами в рейс (интересно же!) главный судоходный инспектор речного бассейна Витя.

Сперва мы его побаивались: странный мужик! Резкий такой! И не пьёт. От слова «совсем». А потом присмотрелись: отличный парень! Только не пьёт. Совсем.

А к таким людям в здешних краях с опаской относятся: что-то, видать, в человеке странное и неправильное водится, червоточинка в нём внутренняя какая-то, не к добру это! А потом мы с Витей разговорились и он мне признался:
- Я ж почему не пью? Я ж раньше сильно пил: чуть не сдох тогда. А потом встал однажды утром – и не пошёл за опохмелом! Решил так для себя. И с тех пор, вот уже лет пять, ни грамма! Меня, может, за это и на эту расстрельную должность назначили: я в пароходстве один такой.
- Да… круто! А как же коллеги, друзья, установление контактов?
- Да никак! Кому надо – тот знает! А кому не надо – тот у меня не забалуется и друзей по этому делу, все знают, у меня теперь нет! Меня за пузырь не купишь! Все знают!

Странное дело… но отличный парень этот Витя оказался! И капитан опытный! И друзей у него – полреки! Все его уважают и побаиваются. А река эта, если взять весь её бассейн с притоками – примерно с Европу. Или чуть побольше.

Витя спит. А я в рубке с капитаном стою, рулевого матроса мы спать отпустили, не спится мне. Анекдоты травим, байки всякие друг другу рассказываем, хохочем: нельзя на мостике одному находиться! А случись что, чтоб подменил кто? А заснёшь? Хотя ночь-то ещё пока белая, на километры видно… но не нами эти порядки установлены, не нам их и менять!

Вдруг капитан посмотрел в бинокль и мне:
- Слушай! Ты постой на шишке минут пять… а я пойду Витю разбужу!
- А что такое?
- Посмотри на танкер, что сверху идёт… ох, и не нравится он мне!

Присмотрелся. И точно: сверху по реке мчится по течению на нас «река-море», а её по всей реке болтает – хорошо ещё, что река здесь километра два шириной и фарватер «вам везде», не обозначен он… но берега скалистые! Дела!

Приводит капитан Витю. Тот посмотрел:
- Они что там, офигели? Да к тому же и гружёные! Тысячи три тонн… они ж с бензином должны идти! Шибанёт так, если что… Поплыли срочно!

Пытаемся чалиться к танкеру: а там никого на борту, даже конец некому принять! И болтает его, как бы и наш пароходик он не утопил…

Прыгнули мы на борт с Витей, зацепились как-то за леера, побежали в рубку: а там никого! Прямо «Летучий Голландец»!

Витя начал пароход от скалы отводить, я ему чем могу по лоцманской карте помогаю: и тут шаги на трапике. Входит мужик: седой такой, благообразный, в капитанской фуражке и сходу распахивает Вите объятия:
- Витёк! Ты откуда к нам? Пойдём, по рюмашке за встречу!
- Погоди, Петрович! По рюмашке потом… а принеси-ка ты мне свой диплом! И вообще: хоть кто трезвый на борту у тебя есть? Как ты, Петрович, вообще до жизни такой дошёл… а я тебя так уважал! Неси диплом!
- Эт-та можна… Витёк, да мы с твоим батей… я ж тебя и в детский сад водил, и жена моя твоя крёстная…

Приносит диплом. Витя на него смотрит:
- Петрович! Вот ради тебя, ради всего этого… давай не по статье… уйдёшь с почётом на пенсию? Только ради крёстной тебе это предлагаю…
- Ты что, щенок! Да я самый опытный капитан в пароходстве! У меня и орден, я и депутат, я и капитан-наставник! А ты, щенок сопливый! Вот мой диплом - полюбуйся, офигеешь!

Витя берёт эту книжицу: а это документ солидный, с кучей вкладок, в толстых корочках и вдруг - раз! – и раздирает его на две половинки, как силачи в цирке, пальцами! Бросил ошмётки на пол и нам с Петровичем:
- Димка! Придётся мне вас оставить – пойду теперь я капитаном на этом пароходе. Рад был с вами познакомиться! Удачи, ребята! Так хотел я с вами расслабиться… Но видишь, как оно бывает… Петрович! А ты, дядька мой любимый, иди спать! А как проспишься – на заслуженную пенсию, сука! Рубку освободили, друзья?

Вот так тогда мы с Витей и расстались.
И понял я, почему именно этого непьющего и крутого человека поставили тогда главным судоходным инспектором всего бассейна и начальником над всеми капитанами всех групп судов.
Подходил он для этой должности!
Во-первых: не пьёт! Во-вторых: справедливый он! В-третьих:….

А потом выяснилось, что не очень-то Витя для этой должности подходил. Переживал он сильно за людей и вверенный ему флот, все их беды как свои воспринимал… и умер от инфаркта, хоть давно не пил и не курил, чуть ли не на капитанском мостике, не дожив даже до полувека.

Должность осталась тогда вакантной… уж не знаю, кто её тогда занял!
Но тогдашним знакомством и дружбой с главным судоходным инспектором Витей я горжусь и до сих пор его, покойника и хорошего человека, вспоминаю!

Чтобы помнили

Сегодня, оказалось, день рождения потрясающего артиста Рудольфа Григорьевича Рудина.



Кто-то его любил по Кабачку (Пан Гималайский), кто-то по другим его делам...
А мне посчастливилось несколько раз с ним беседовать, сидеть за одним столом, редко кому счастье выпадало (а  он сходу срубил, что я никак не артист и с инженерным образованием) - пообщаться с таким ярким и умным человеком...
Человек-оркестр! Человек-праздник....
Спасибо Вам, Рудольф Григорьевич!
Вы - для меня вечны!



Ну и для всех в этой стране! Мы, благодаря Вам, практически уже почти и не верблюды!

Господа юнкера, кем вы были вчера…

…а сегодня вы все – офицеры…. так пел боевой артиллерист, орденоносец и ветеран, когда-то юный советский военнослужащий Булат Окуджава. Так и было со всеми нами, будущими юными лейтенантами, а многими позже и состоявшимися полковниками-генералами Советской непобедимой Армии…

А вот мне, вероятно единственному из всего её офицерского состава, удалось подряд послушать две вводных лекции посвящения студентов в эту замечательную и ответственную гражданскую мужскую обязанность, в двух институтах, но в один день.

Лекция 1. МИСиС, 11-15, главная аудитория, лекцию читает заведующий военной кафедрой, профессор, генерал-майор бронетанковых войск:

«Вы – будущие командиры танкового взвода! Вы находитесь в головном танке, на вас лежит весь успех современного танкового боя. Головной танк идёт первым в современном танковом бою. Рассмотрим схему (показывает на плакате) – ваш танк идёт в голове колонны современного танкового боя! Вы спросите: а почему этот танк называют головным? Докладываю: потому что он идёт всегда в голове, как её называют, танкового взвода. Теперь вы понимаете, почему его называют головным? Вот, попалась мне тут ещё в научном учёном журнале интересная статья - про вас, лейтенантов, командиров взвода, учёные из Генштаба написали так, я специально хочу процитировать для вас это научное исследование виднейших учёных из Генштаба: «В современном танковом бою многое зависит от головного танка. Жизнь головного танка командира взвода составляет, по нашим данным, с начала современного танкового боя в среднем восемнадцать секунд». Вы понимаете, какую вам Родина доверяет ответственность?».

Скучная оказалась дальше лекция, даже какая-то не очень весёлая и приятная. Я ушёл на свою, договорились с друзьями в пять встретиться в пивной ЦПКО.

Лекция 2. МГУ, 14-15, аудитория 01, лекцию читает зам. заведующего военной кафедрой, доцент, полковник военно-воздушных сил:

«Вы – будущие офицеры обеспечения ВВС: механики, метеорологи, оружейники, операторы ЭВМ. А что такое ВВС? Что первым агрессивный блок НАТО бомбить будет? Как следует из их агрессивной доктрины – сначала аэродромы, а потом всё остальное. А на аэродромах – кто примет первый удар противника? Конечно вы, комсомольцы сейчас, студенты, но будущие лейтенанты и члены партии! А как мы узнаем про вероятный удар противника? Вам на аэродроме будет объявлено, что наступило «Время Ч». И вы занимаете боевые посты согласно инструкции и спокойно ждёте ракетно-бомбового удара агрессивного блока НАТО… Вопросы есть?» – "Товарищ полковник, а что такое «Время Ч»?" – «Что такое «Время Ч» – не знает никто, это секрет! Но командиру части о нём своевременно сообщают по радио! Ещё вопросы есть?».

Вот именно в этот день я и расхотел воевать. То есть вообще и навсегда расхотел. Хотя и разное потом в жизни бывало, и дослужился я чуть ли не (правда, не без особых заслуг) до целого капитана запаса непобедимой Советской Армии, но не проверял никогда механическое присвоение мне очередных воинских званий тупыми и блатными военкоматовскими старлеями.

А пивка мы с ребятами хорошо попили тем вечером. Оттянулись за обе лекции!

А вот вы, вы хотите воевать? Ну, если хотите, значит вы вводные лекции по военке когда-то прогуляли... Фиговые из вас, прогульщиков, господа офицеры получились...