Category: образование

Ах, кивера да ментики...

Вот одного я не понимаю в нынешнее время: это как ни встретишь на прогулке в Кремле али в Ассамблее какой, в Архангельском у Юсуповых, в Шереметьево у Шереметьевых, в Голицыно у Голицыных или в Рублёве у Сечиных аль Ротенбергов какого учёного господина или даже даму, самоотверженно и не щадя живота своего работающих в области Водяных Кумоникаций, так вечно они ходят во всяких шинуазных и аглицких обносках, а не в давно положенных им по Чину и Достоинству российских мундирах с пуговицами белыми, посаженными по кафтану по обе стороны, как приличествует таким Уважаемым Персонам!

Впрочем, и остальные выпускники, скажем, МГУ вполне тогда могли бы тоже ходить в приличных их чину кафтанах малиновых с голубыми обшлагами и воротником того же колёру с жёлтыми пуговицами, да и с "белым подбоем", как некогда писал классик, только ровно наоборот, про мундир Прокуратора Иудеи всадника Понтия Пилата...

А сейчас несолидно как-то...
Стыд и срам-то какой, господа и дамы!
Тьфу!

promo hydrok october 11, 2014 11:59 5
Buy for 20 tokens
1988-й год. Три часа ночи, звонит телефон. Беру трубку, там помехи... телефонистка через пятьсот тарелок и завывания: - Вас Якутия! Говорить будете? - Буду! Там сходу женский вой: - Поздно, врач сказал, что поздно! Оставлять надо! И будет у нас маленький, Витёк... Ты представляешь? Я спросонья: -…

В ногу со временем

Пусть мне, географу, и не пришлось в жизни открыть ни одного материка (хотя несколько лет на воде я прожил в дальних экспедициях)... даже ни одного полуострова я не смог, как хочу, назвать!

Открыли мы, правда, однажды в море Лаптевых со студентами новый остров... студенты офигели и прозорливо (мне им оценку за практику вскорости ставить) предложили обозначить его на карте как Земля Капитана Дмитрия.

Но остров этот, гадина этакая, утонул опять в шторм через неделю (сейчас опять, образование морское этакое, проявился на лоцманках). Жизнь прожита, получается, впустую моя... обидно!

Следуя заветам Карла Линнея, могу я хоть одному растению предложить название международное и современное?
Хоть такое мне позволено наконец?

Итак, на латыни пусть этот полезный плод полезного растения зовётся отныне Orekh Gretochkin Tunbergis, а по-нашему, по-вегански и по-экоактивистанстски и по-русски и на всяк отныне тут язык, пусть он будет таперича зваться Орех Гретский.

"Я же жизнь учил не по учебникам..."

Какой-то очередной малограмотный губернатор выступил с инициативой сделать всероссийским праздником День Стояния на Угре. Весьма своевременно в многонациональном государстве! Избиения Москвой Новгорода и Твери ещё были... тоже праздники!

Всё бы ничего: только стояние это - довольно позорная страница русской истории и добром оно не кончилось. Как платили дань Крымскому Ханству, так и продолжали ещё долго платить.

Но раз так - ждём инициативу от татар, башкир, калмыков, бурят, якутов и прочих наследников войска Чингисхана, чтобы у стен Кремля напротив памятника Владимиру Святому был водружён памятник последнему законному владетелю Руси из чингизидов Великому Князю и Государю Всея Руси, Великому Князю Тверскому, Хану Касимовскому и Царевичу Астраханскому, Султану Ногайской Орды, герою Ливонских походов и победителю недружественных нам ливонцев, немцев и ляхов Симеону (Саит-Булату) Бекбулатовичу.

Вот тады пущай! Особо если выходной ещё сделать в этот день... тогда мы все полностью за!

Науки юношей питают

«Что касается демонстрации, в Конституции каждый имеет право выражать свою точку зрения… Я бы считал, что здесь надо быть очень аккуратным»,— сказал ректор МГУ на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня». При этом господин Садовничий отметил, что главное для студента — учиться, для того чтобы «стать хорошим специалистом» и корректно «отстаивать свою точку зрения, если этого требуют его убеждения».

В январе 1911 года вышли циркуляры министра просвещения Л. А. Кассо «О надзоре за учащимися высших учебных заведений», «О временном недопущении публичных и частных студенческих заведений» и другие, фактически уничтожавшие университетскую автономию: они запрещали проведение студенческих собраний и возлагали, по сути, полицейские функции на университетскую администрацию. Как писала газета «Русские ведомости» от 29 января (11 февраля) 1911 г., в ответ на эти циркуляры 28 января (10 февраля) на экстренном заседании совета Московского университета ректор А. А. Мануйлов представил совету доклад о создавшемся в университете положении и заявил, что при таких условиях он не видит возможности нести на себе обязанности ректора и подаёт прошение об отставке. Такие же заявления были сделаны помощником ректора М. А. Мензбиром и проректором П. А. Минаковым. Совет признал, что при создавшемся положении выборная университетская администрация не может нести возложенные на неё обязанности. 2 (15) февраля в «Правительственном вестнике» появился указ, согласно которому Мануйлов, Мензбир и Минаков увольнялись от должности.

3 (16) февраля 1911 года подали прошение об отставке университетские профессора В. И. Вернадский, Н. А. Умов, В. А. Хвостов, С. А. Чаплыгин, Г. Ф. Шершеневич, Д. М. Петрушевский, А. А. Эйхенвальд, И. П. Алексинский, Ф. Ф. Кокошкин, А. А. Кизеветтер; приват-доценты: В. И. Сыромятников, П. Н. Сакулин, В. И. Полянский, Г. В. Вульф, Н. В. Давыдов, А. Э. Вормс, Н. К. Кольцов, Б.А Кистяковский, Н. Н. Шапошников, А. А. Боровой, Г. И. Россолимо, А. В. Цингер, М. Н. Гернет, Д. Ф. Синицын, В. М. Устинов, А. В. Кубицкий, Н. Д. Виноградов («Русские ведомости», 4 февраля). П. И. Новгородцев и С. Н. Булгаков подали прошение на другой день (там же, 5 февраля). В последующие дни в отставку подали профессора К. А. Тимирязев, П. Н. Лебедев (после отставки ими было основано Московское физическое общество), М. М. Новиков, В. П. Сербский, П. П. Лазарев, приват-доценты Н. А. Кабанов, Л. С. Лейбензон.

Всего уволено или подало в отставку около 130 преподавателей и сотрудников Московского университета, в том числе около 30 профессоров и около 80 приват-доцентов (по подсчетам Ю. Ф. Иванова Кассо удовлетворил 131 прошение об отставке). После увольнения из университета в 1911 году многие из числа уволенной профессуры начали преподавать в Московском городском народном университете им. А. Л. Шанявского и на Московских высших женских курсах (МВЖК), а также принимали участие в организованной в виде реакции на дело Кассо новой общественной организации под названием Общество Московского научного института.



Профессора Московского университета, подавшие в отставку в знак протеста против произвола властей.
Сидят: В. П. Сербский, К. А. Тимирязев, Н. А. Умов, П. А. Минаков, А. А. Мануйлов, М. А. Мензбир, А. Б. Фохт, В. Д. Шервинский, В. К. Цераский, Е. Н. Трубецкой;
стоят: И. П. Алексинский, В. К. Рот, Н. Д. Зелинский, П. Н. Лебедев, А. А. Эйхенвальд, Г. Ф. Шершеневич, В. М. Хвостов, А. С. Алексеев, Ф. А. Рейн, Д. М. Петрушевский, Б. К. Млодзеевский, В. И. Вернадский, С. А. Чаплыгин, Н. В. Давыдов


Все, даже абсолютно далёкие от науки люди, знают эти фамилии: институты и больницы их имени, названия проспектов и улиц московских, мировая элита естественных наук, а также ныне в России абсолютных лженаук юриспруденции и философии ...

Я не математик. Но математики мне говорили, что вот что касается работ (да и жизненного пути в целом) математика Виктора Садовничего.... эх, Виктор Антонович, а какой некролог или статью о Вас в Вики Вы могли бы на такой, в целом, мелочи получить?
Но не смогли...



В деревню! К тётке! В глушь! В Хакассию!

Вот я всегда об этом смутно догадывался, скрывали от нас веками настоящую правду, но боялся об этом прилюдно сказать и власти такой никогда у меня не было, чтобы, наконец, восстановить историческую справедливость и поправить школьные учебники!

Министр образования Хакасии заявила, что «Горе от ума» написал Радищев

Так было

У моего неожиданного "нового дедушки", кто про него читал, была вся грудь в настоящих боевых орденах. В том числе, пара каких-то польских крестов его старенький занафталиненный парадный пиджак на 9-е мая до кучи украшала.

А сейчас посмотришь телевизор, так полностью киселёвыми со скабеевыми ты убеждён, что мы не только против Гитлера воевали, но и против украинцев, французов, канадцев, американцев и - особенно - поляков. Всё жду, когда это мнение отдельных недобитых фашистских тварей и отморозков в школьные учебники попадёт. Но искренне надеюсь - вот такого я, некогда юный почитатель сериала "Четыре танкиста и собака", всё же  не дождусь! Хотя и не исключаю полностью...

А кто не читает школьные учебники и не смотрит Первый Канал - тому вот этот текст, подготовленный моим давним другом и однокашником, сыном боевого офицера той войны, у которого тоже вся грудь была в кровью заслуженных им орденах...

https://warsstories.files.wordpress.com/2019/06/poles_west_rus.pdf?fbclid=IwAR1LuqGxAN2KbjF3-Sr7DRM_i4P-j2pSmL5s0rLujNqx14Gm8nTnlsnG7RY

Записки сумасшедшей

Уже довольно много лет тому назад в Щукинском Театральном Училище праздновался стодесятилетний юбилей его основателя и многолетнего ректора Б. Е. Захавы.

Выступают всякие известные в театральном мире люди, со своми воспоминаниями про этого человека, выступили уже и Владимир Этуш, и Александр Ширвиндт, и Юлия Борисова.
Зал небольшой и неполон, обстановка такая довольно неформальная и домашняя.

Своими воспоминаниями об этом замечательном режиссёре, артисте,  педагоге и ярком человеке делится Зиновий Высоковский.

Вдруг из первого ряда после вступительных фраз его речи вскакивает какая-то пожилая дама очень интеллигентного вида, в каком-то странном балахоне,  вечном перманенте, круглых роговых очках и с блокнотиком, в котором она непрерывно что-то во время всех предыдущих речей записывала:

- А вы вот, собственно, кто, мужчина? Кто будете покойному артисту? Я не поняла!

Высоковский несколько оторопел, но, как человек вежливый, приостановил свою красивую речь:

- Я? Я - народный артист Зиновий Высоковский!
- Хммм... пан Директор что ли?
- Пан Зюзя.... а можно продолжить?
- Погодите! А как пишется?
- Что пишется? Зюзя?
- Какой вы, мужчина, странный! Зюзю я уже записала! Но вот как писать: Высаковский или Высоковский? Уж вы-то должны знать, как это пишется?
- Я? Вы мне льстите! Вот как запишете, так и будет!

Полностью удовлетворённая этим ответом дама села и начала опять судорожно строчить в своём блокнотике, а  Зиновий Выса...Высо ... (в общем, этот артист) продолжил проникновенную речь про своего любимого учителя...

Про мистификации

Был у нас на пароходике матрос - молодой вроде парень, но работать он крайне не любил. Но очень любил а) есть и б) спать. Всё остальное в жизни его как-то мало интересовало.

И вечно он с каким-то отстранённым видом ходил и на обращения к нему с неким опозданием реагировал.

А потом мы вдруг обнаружили, что в каптёрке в недавно ещё полной коробке с чаем - лишь три пачки на донышке лежат!

Поняли мы: чифирист он! Причём заядлый! А отсидел-то он всего до этого - года два, не больше! Но привык!

И, как он своего чифиря кружки три махнёт, сначала ходит с дикими глазами, а потом спать он мог очень долго. Часов двадцать не просыпаясь.
Естественно, что остальным это не очень нравилось... но куда его? На берег не спишешь, другого матроса для нас пока нет.

А работали мы тогда по ночам - попрохладней, светло так же, как днём, пока,  зато мошка с комарами спят.
И нашли мы ночью на береговом песке под горой бивень мамонта случайно. Небольшой такой, от детёныша, с метр длиной.

Вернулись под утро на пароход - а куда его? А тут как раз матрос Олег после своего чифиря на палубе (в кубрике душновато) на матрасе сладко спит... на спине спит...  полчаса провозились, рулон скотча использовали, но приладили вертикально ему между ног к нужному месту эту прелесть... накрыли его одеялом, всё чин-чинарём.... а утром повариха Ивановна, а она женщина строгая была, вышла на палубу, пора ей нам завтрак готовить!

Скажу так - плохие сирены поставляла тогда советская власть на речные пароходы! Ивановна голосила громче!

А матрос Олег спит себе после своего чая... и в ус, точней в бивень, не дует!

Короче: Ивановна всем объявила "Либо я, либо этот монстр-извращенец! А на одном пароходе я с ним жить больше не намерена!".

Связались по вечерней перекличке с конторой, объяснили ситуацию с бунтом на корабле... Списали мы его на берег в ближайшей, там всего-то километров сто ходу, деревне! А по просьбе Ивановны, заслуженного работника пароходства и тёщи начальника техучастка, нам на рейсовой "Заре" прислали другого матроса.

Юного практиканта из речного училища, хорошо работал парнишка! Мгновенно на просьбы и приказы откликался!

А не работал бы - мы бы и ему во сне такой причиндал на радость Ивановне соорудили бы!

И вряд ли он тогда получил бы пятёрку за производственную практику... не бывать ему тогда в дальнейшей жизни уважаемым человеком, Мастером Пути и Капитаном-Механиком!

Выдающийся педагог

Еду давеча утром в город по Рублёво-Успенскому шоссе. Поворот к резиденции премьера уже проехали, до поворота к резиденции президента ещё не доехали, медленно в пробке едем. А там в Жуковке (это, кто забыл, сразу после сельпо Жукоffка-Plaza, но не доезжая универмага Barvikha Outlet Village) ... да все знают, как там на знак "Стоп" при выезде на трассу аборигенные жуковские водители обычно реагируют... лезут, невзирая на него, внаглую, как мученики Хезболла на стену!

Но едем! Передо мной едет "Ягуар", за  мной "Майбах", за ним - "Мазерати", ну и посередине малоприличное для этих мест моё скромное корыто, а тут бух - "Ягуара" чуть в правый бок не бьёт резко вылетающий под знак "Бентли Бентайга", пока по недоразумению, до скорого выхода нового "Роллс-Ройса", самый дорогой внедорожник в мире! Но водитель в "Ягуаре" отличный оказался, похоже что успел чудом увернуться!

Однако остановились они, ну и мы все, водитель пошёл проверять, нет ли царапин. Выходит из Яга такой солидный пожилой пассажир, весь в Бриони, стучит золотым перстнем по стеклу водительской двери Бентли. У того тонированное стекло опускается вниз и открывается нам такая юная роскошная золотоволосая барби за рулём, в одной руке айфон, в другой - губная помада.

И говорит этот дяденька  ей спокойно примерно следующее: "Ксюха, твою мать! Ты дура полнейшая, кто тебя так водить учил? Папа что ли? Так он у тебя мудак полный, похлеще тебя! Тебе бы пока самокат осваивать, а не папин подарок! Так ему и передай, что дядя Витя тебе про него сказал, про папу мудацкого твоего, дура е...учая! Пусть шофёра тебе наймёт, мудило, а то ведь потеряет дочь!".

И, с чувством выполненного долга, сел в свой длиннющий Ягуар и отъехал этот выдающийся педагог.

А если б  холодно сейчас было и не полностью окна у меня открыты были - я бы такое отеческое наставление молодёжи и не услышал бы!

Как бы его в жизни повторить мне? И, главное, кому?

Вот кто это был?
Неужто сам великий педагог Песталоцци или, бери выше, Антон Семёнович Макаренко?

А из нашего окна площадь Красная видна!

 Вроде бы вчера самолётики бумажные из окон надо было пускать? В поддержку Телеграма? Хорошее дело, только как-то не очень мне оно нравится - мусорить вообще-то нехорошо и неприлично. Да и, мне кажется, не очень это в принципе увлекательное занятие для половозрелых людей - самолётики из окна пускать. Правда, достаточно безопасное пока, серьёзных последствий за собой не влекущее. Пока.

Однако, знаю я одну стародавнюю историю, когда подобная практически невинная шалость чуть не привела к весьма печальным последствиям. Даже, погуглив, точную дату этого события могу сообщить: произошло оно 11 ноября 1982 года.

Вернулись тогда в Москву из какой-то дальней экспедиции ряд товарищей, аспирантов и молодых инженеров. Надо же это событие срочно отметить? А где? Решили они устроить небольшой товарищеский ужин в общежитии МГУ, в главном здании которого на Ленинских горах расположены аспирантские общаги. Ребята серьёзные, к делу подошли ответственно: короче, купили целый рюкзак всяких столь необходимых их юным растущим организмам вкусных напитков, квасить начали с утра, а к вечеру, за песнями под гитару и воспоминаниями о приятно проведённых где-то на сибирских речках месяцах, дошли до полной кондиции.

Стемнело. И тут кто-то неожиданно вспомнил, что спёр на пароходе несколько ракет и привёз их с собой в рюкзаке. А вот чего бы их не запустить? Народ эту идею горячо одобрил: здание высокое, вечер приятный - надо бы доставить удовольствие себе и гуляющим по смотровой площадке гостям столицы и прочим советским гражданам. Выпустили в небо эти ракеты: красота просто!

Сидят, продолжают выпивать: и вдруг под могучим ударом вылетает дверь комнаты, и все они уже на полу с заломанными руками и находящимися на них тушами милиционеров и каких-то дяденек в штатском. Ничего себе, какая быстрая реакция со стороны правоохранительных органов, думают, и, главное, за что?

Отконвоировали их всех в отделение (благо оно в этом же здании существует), рассадили по клеткам и всю ночь из этих клеток их выдёргивали по одному, и странные и непонятные люди в штатском задавали им странные вопросы, главным из которых был: а кто был зачинщиком этого хулиганского поступка и почему вдруг именно такая мысль ему именно в этот день пришла в голову? Отвечали честно: но допрашивающие не верили ни одному их слову!

На следующий день скандал разросся до невиданных масштабов: к расследованию подключился и ректорат, и партком, и комитет комсомола. О том, что из комсомола всех этих преступников выпрут, речь уже не стояла: речь стояла об отчислении из аспирантуры, увольнении по статье с работы, плавно перетекающих в уголовное дело и последующий немалый срок, а в лучшем случае - на годик-другой отправку их в психушку.

Ребята не понимали ничего! И лишь потом кто-то из сердобольных дознавателей поделился с ними причинами столь пристального внимания органов к столь невинному в сущности их хулиганскому проступку, а скорей шалости: оказывается, 10-го скончался дорогой Леонид Ильич Брежнев, а 11-го весь день по радио и телевидению играла скорбная музыка и безутешных советских людей об этом трагическом событии непрерывно оповещали. Поверить в то, что юноши-комсомольцы были абсолютно не в курсе этой ужасной вести, а весь день весело пропьянствовали без включения этих средств информации, и отнюдь не праздновали это событие пусканием ракет из окна самого высокого здания в Москве, не хотел никто, все уже примеривали себе новые звёздочки на погоны за геройское разоблачение и арест подпольной антисоветской ячейки в главном вузе страны!

В общем, долго это дело тянулось и многого стоило ребят от жутких неприятностей и полного ломания им жизней отмазать, но в конечном счёте это с неимоверными трудностями удалось (да и то - неожиданно помог тот факт, что ракеты были типа РБ, хотя никто, конечно, такие специально не тырил, Ракета Бедствия, так что формально они не годятся для празднования чего-либо, а вовсе даже соответствуют трагичности события), обошлись строгими выговорами с занесением.

А вы говорите - самолётики по призыву Паши Дурова из окна вчера надо было пускать в поддержку Телеграма!
Тьфу, делов-то!