Category: природа

В ногу со временем

Пусть мне, географу, и не пришлось в жизни открыть ни одного материка (хотя несколько лет на воде я прожил в дальних экспедициях)... даже ни одного полуострова я не смог, как хочу, назвать!

Открыли мы, правда, однажды в море Лаптевых со студентами новый остров... студенты офигели и прозорливо (мне им оценку за практику вскорости ставить) предложили обозначить его на карте как Земля Капитана Дмитрия.

Но остров этот, гадина этакая, утонул опять в шторм через неделю (сейчас опять, образование морское этакое, проявился на лоцманках). Жизнь прожита, получается, впустую моя... обидно!

Следуя заветам Карла Линнея, могу я хоть одному растению предложить название международное и современное?
Хоть такое мне позволено наконец?

Итак, на латыни пусть этот полезный плод полезного растения зовётся отныне Orekh Gretochkin Tunbergis, а по-нашему, по-вегански и по-экоактивистанстски и по-русски и на всяк отныне тут язык, пусть он будет таперича зваться Орех Гретский.

promo hydrok october 11, 2014 11:59 5
Buy for 20 tokens
1988-й год. Три часа ночи, звонит телефон. Беру трубку, там помехи... телефонистка через пятьсот тарелок и завывания: - Вас Якутия! Говорить будете? - Буду! Там сходу женский вой: - Поздно, врач сказал, что поздно! Оставлять надо! И будет у нас маленький, Витёк... Ты представляешь? Я спросонья: -…

Новейшие технологии

Чуть не неделю мы в тот год до нам нужного места летели! А потом ещё и парохода три дня ждали… вот, приплываем на нужный нам в тот год полярный гидрометпост! А там на берегу и Серёга с Иваном нас встречают! Издалека, видать, пароход услышали! Скучно им без нас вдвоём! У них уже и оленина копчёная наготовлена, и малосольная нельма жиром сочится… а у нас, ясное дело, с собой спирт научный и водочка московская. Ну и огурцы свежие на рынке взяли… подпортились, конечно, за неделю – но, если чуть плесень срезать, по местным условиям небывалый закусон и вкуснейшее противоцинготное средство для наших местных друзей!

Посидели, конечно, обсудили всякие московские и местные новости… полярный день, да и у нас время сдвинуто на семь часов, спать вообще не хочется, хоть и крепко посидели под такую закусь. Иван пошёл на площадку – ему трёхчасовые наблюдения сдавать!

Мы Серёге:
- Начальник! Ты не засыпай, а сначала дай нам карабин! Пойдём-ка мы с Гришей по тундре побродим… вдруг дикарь какой залётный? А нам мясо свежее не лишним будет, чтоб полакомиться!
- Да нет сейчас дикарей… а встретите кого – не стреляйте! Это у Ябдо из стада домашний олень мог убежать… у вас спирта с собой столько нет, чтобы с ним за него расплатиться, коли подстрелите! Да и спирт нам самим завтра пригодится, а мяса в леднике навалом!
- Ябдо знаем... коли его олень - не тронем! Так дашь карабин?
- Да берите, конечно… негоже сейчас без служебки по тундре шляться… мишка какой сумасшедший не ушёл или росомаха попадётся? Хоть попугать будет чем…Только вот к протоке не идите… нельзя туда!

И заснул, гад!

- Серёга, Серёга, а почему к протоке нельзя? Объясни! Не спи!
- Там эту мая… ман…дулю поставили! Не советовали близко подходить! Новейшая хррр!..налогия!
- Что за моя дуля? Мандула? Монтана? Манкурт? Мановар? Грузовик Манн? Что за технология такая? Серёга, не спи, объясни толком!

Но тот уже сладко под влиянием спиритуозных паров храпит… ночь у него! А свои двенадцать часов на площадке и на радиоключе он честно отдежурил… скоро ему опять на вахту!

Естественно, первым делом мы отправились гулять по болоту к протоке: что там за новое чудо такое? И действительно! Стоит посреди тундры непонятный шкаф! На ножках. Красивый такой! Антенна от него. В очень несвойственный для местных скромных красок ярко-жёлтый колёр покрашен… что такое? Мы подходим… руками трогаем… а он тёплый и там, мнится мне, что-то внутри редко пощёлкивает… И значок такой треугольный с точечками очень красивый на нём нарисован!

- Гриша! Быстро, погнали отсюда!
- А почему? Это что за приблуда?
- Не знаю, что за приблуда, но быстро погнали отсюда! Нарисовано – радиоактивная она, эта дрянь! Оно тебе надо? Вот твоя Лида обрадуется, как ты вернёшься!

Отбежали. Даже про прогулку и оленей забыли. Пошли на площадку к Ивану.
- Иван! Это что у вас тут за дрянь появилась?
- Жёлтая что ли? Так вы от неё подальше держитесь, мужики! Вас что, Серёга не предупредил?
- Так он заснул, не успел! А что это за хрень такая?
- Да прилетал тут вертолёт, установили этот ящик… передающая автоматическая для Севморпути! Радиомаяк, короче! Новейшее изобретение!
- А от чего работает?
- Так атомная там батарейка, установщики сказали! И ещё предупредили, чтобы мы от неё подальше держались и ни в коем случае этот ящик не трогали, коли пиписька дорога!
- Так… интересная информация…вот же, вашу мать!
- А вы что, потрогали? Ну, Серёга! Ему больше не наливать!

Больше мы к этому ящику близко не подходили. Но на следующий год рядом с постом приземляются аж два вертолёта. Выходят оттуда всякие штатские и военные, пара даже с автоматами наготове.

Подходят к ребятам:
- День добрый, мужики! А вы часом здесь никого из чужих не видели?
- Не видели! Да здесь чужие и не ходят! Правда, было дело… эвенки какие-то тут стадо на острова или ещё куда прогоняли! А что такое?
- Так нам автоматика сказала, что батарейку у нашего маяка скоммуниздили! И, главное, вот как? Там же дверка крепкая, замок сейфовый, да и кому эта батарейка нужна? Она же только для этой станции годится, а вот кто её украдёт, тот потом…
- Вы, друзья, вообще что ли идиоты? Кому в тундре батарейка нужна? Нам-то поставляют... Вон – ни одного судоходного створа нет, чтобы местные кочевые кадры батарейку или аккумулятор не свистнули! Чум осветить, ещё что по хозяйству кочевому… ну нет в торговле здесь батареек! Поэтому они со створных знаков и маяков их снимают… да где придётся, там тут же и снимают! А вы про свои батарейки грёбаные на своём грёбаном  маяке всех по тундре предупредили? Ну, теперь ищите ветра в поле!

Три дня двумя вертолётами эти придурки свою батарейку искали. Нашли, наконец, с воздуха по излучению нужный чум, одели спецкостюмы и реквизировали эту батарейку у оленеводов… да и фонарь от неё у них не работал всё равно, как честно они признались! И радиоприёмник тоже…

Только, поговаривали потом, вымерла вся эта традиционная эвенкийская община оленеводческая через год-другой от непонятных болезней. А нечего батарейки воровать! Там даже и значок специальный был нарисован!

И, как я позже узнал, это гениальное изобретение советской науки РИТЭГ называется. А вот как от него полностью избавиться по Северам и где их, частенько бывает, теперь искать – и до сих пор учёные из российской и международной науки не знают! Или военные вид делают...

Погуглите, если не лень! Но руками сдуру, как я, не трогайте, если вдруг где найдёте! Не советую я вам это делать! Хоть со мной пока, вроде, и всё нормально... но кто ж его знает? Настоятельно я вам этого не рекомендую!

Бизнес Александра Ивановича

Когда военный коммунизм уже кончился, а коллективизация ещё не началась...

«Для печатания открыток решено было как можно скорее выстроить собственную типографию. Деньги, как и в первый раз, были взяты из строительных средств. Поэтому на электрической станции пришлось свернуть некоторые работы. Но все утешались тем, что барыши от нового предприятия позволят нагнать упущенное время.

Типографию строили в том же ущелье, напротив станции. И вскоре неподалеку от бетонных параллелепипедов станции появились бетонные параллелепипеды типографии. Постепенно бочки с цементом, железные прутья, кирпич и гравий перекочевали из одного конца ущелья в другой. Затем легкий переход через ущелье совершили и рабочие – на новой постройке больше платили.

Через полгода на всех железнодорожных остановках появились агенты‑распространители в полосатых штанах. Они торговали открытками, изображавшими скалы виноградной республики, среди которых шли грандиозные работы. В летних садах, театрах, кино, на пароходах и курортах барышни‑овечки вертели застекленные барабаны благотворительной лотереи. Лотерея была беспроигрышная – каждый выигрыш являл собою открытку с видом электрического ущелья.

Слова Корейко сбылись – доходы притекали со всех сторон. Но Александр Иванович не выпускал их из своих рук. Четвертую часть он брал себе по договору, столько же присваивал, ссылаясь на то, что еще не от всех агентских караванов поступила отчетность, а остальные средства употреблял на расширение благотворительного комбината.

– Нужно быть хорошим хозяином, – тихо говорил он, – сначала как следует поставим дело, тогда‑то появятся настоящие доходы.»

Попалась мне при разборе завалов тоненькая пачка открыток тех времён. Хороший бизнес был у гражданина Корейко А.И.!
Но это по тем временам... а если приглядеться - хотел бы я посмотреть на рожи некоторых современных медийных персонажей при разглядывании этих невинных по тогдашним понятиям картинок.

1. Вот что бы нам поведал про это, например, Геннадий Онищенко? Хотя Геннадий Малахов это бы и одобрил.

Mar02_01

2. Некоторое бы понравилось Гринпису, но вызвало бы гневную отповедь от депутата Милонова:

Mar02_04

3. Я даже и не представляю, какую истерику закатили бы депутаты Милонов и Мизулина насчёт вот такого:

Mar02_02

4. Легко представить себе реакцию Патриархии РПЦ и Трулльского Собора вот на это. Несомненно, двушечка:

Mar02_03

5.  Да что мы всё про Россию! Реакция Конгресса США и Европарламента на это произведение фирмы г-на Корейко была бы тоже нехилой:

Mar02_05

6. Впрочем, некоторые открытки были почти невинны. Например, про котиков селфи:

Mar02_07

7. А некоторые - понравились бы даже Единой России. Особенно депутатской группе спортсменок, звёзд сериалов и оперных певиц из состава этой фракции. Минус депутат Мизулина и ещё пара подобных гомункулусов.

Mar02_06


Хороший был бизнес у Александра Ивановича Корейко!

Туалет типа сортир

Больше месяца мы в тот год пароходом на одном месте базировались. А пароход у нас маленький – жить-то на нём можно, а вот гальюн – не очень комфортный, да и надоели всем эти железные стены и дырка в палубе. И решили мы возвести в тундре капитальное строение: туалет типа сортир.

Яму в мерзлоте не выкопаешь – отрезали сваркой полбочки, поставили, набрали по тундре досок, сбили коробку, обшили рубероидом, чтоб ветром не поддувало, положили на полочку нарезанные газеты и книги потолще («Анна Каренина» без первых ста страниц и «Избранные речи и статьи М.А. Суслова», том 2): сиди и наслаждайся! Почему такая литература, а не Юлиан Семёнов какой? А нечего долго засиживаться! Другие тоже хотят на твёрдой земле справить свои культурные потребности!

Загляденье просто, а не сортир, получилось! Все пароходы нам завидовали и в гости, когда подчаливали, напрашивались в это сооружение. А чтоб всем было ясно, что занято помещение, придумали мы простой девайс: дёрнул за верёвочку – и такой красный флажок подымается и гордо реет на ветру. Указывает он всем жаждущим и страждущим: потерпи, друг! Придёт и твоё время!

С тяжестью на сердце покидали мы осенью нашу привычную швартовку со столь милым нам, с любовью построенным собственными руками, строением – ведь снесёт его весенним ледоходом.

Но есть в жизни высшая справедливость! Приплываем по весне (а весна здесь в середине июня) – стоит, родимый! Греет душу!

Пришвартовались. Кто чем занимается: механик шпилёнок красит, студенты лодку на воду спускают, мы с начальником вьючники распаковываем, всякие приборы и оборудование достаём. Первым делом, конечно, надо бы ружья и ракетницы проверить: нельзя нам без этого по технике безопасности далеко от парохода в тундру уходить и в речку уплывать. Категорически запрещено!

Вроде, не поржавело ничего… Но работает ли? И что за патроны мы получили? Может, плохие? Собрали ружья, зарядили: а куда стрелять? Голая тундра кругом…

И только гордо высится на плоскотине наш туалет типа сортир. Патроны взяли семёрку, чтоб сооружение не попортить – с такого расстояния не пробьёт!

Начальник взял свою тулку: бабах! Я приложил к плечу свою верную вертикалку: и сразу из двух стволов! Хорошие патроны нам в этом году выдали!

Вдруг, как в немом кино, медленно-медленно открывается в нашем сортире дверь, и оттуда низко-низко и опасливо показывается голова Иваныча:

– Вы что, придурки, охерели что ли?

Мы просто застыли в ужасе:

– Ив-ваныч! А ты к-как там оказался? Предупреждать надо!

– Так я сразу, пока вы швартовались, туда побежал – уж больно соскучился!

– А ф-флажок?

– Так за зиму ветром флажок сдуло! Надо новый вешать!

– Ну извини…

– Чего там извини: я только присел, книгу взял почитать… Всё, думаю, каюк мне – если картечь или пуля, изрешетят ведь, идиоты! И, главное, в такой позе неудобной помирать…

А флажок красный мы немедленно новый привесили… да и больше таких испытаний никогда не проводили.

Вот так это примерно (но чуть позже - см. по тегу "пограничники") выглядело:
Юэдей

Сумасшедшие повара. 4. Люська: компот.

Ох, и оторва же была повариха Люська на самоходке! Странная девка! Иногда целую неделю ходит весёлая и довольная, песенки напевает, а потом раз – и запустит в кого-нибудь из команды сковородкой. И ещё хорошо, если холодной и пустой, а то один раз горячей с растопленным маслом в механика попала, две недели в бинтах ходил.

Мало кто с ней отваживался связаться, хотя вроде мужики небоязливые были на пароходе. Я так вообще, временный и прикомандированный, сильно её побаивался, хотя ко мне она хорошо относилась.

Улетел я в конце навигации на северный завоз на другую речку, а когда вернулся – Люськи уже не было. И рассказали мне про неё мистическую историю.

Поругалась она из-за чего-то с капитаном, попросила пристать к берегу. Пойду, говорит, прогуляюсь, надоело мне с вами, дураками. И ушла по тундре.

К вечеру забеспокоились ребята, пошли её искать. Нет Люськи! И куда делась – непонятно. Видимость – на километры, тундровые озёра все мелкие, не утонешь. Ближайшее жильё – километров двести, пешком не дойдёшь по болоту. Сквозь землю провалиться, как в сказке, вроде тоже несподручно, мерзлота там у нас.

Выкликали по рации ещё несколько судов, собралось в итоге человек пятьдесят. Растянулись цепью и пошли искать. Трое суток так ходили, не нашли Люську. Потом ещё несколько раз её искали, и с земли, и с вертолёта. Не нашли. Испарилась Люська.

Даже в какой-то момент задумались – а была ли она вообще, эта повариха Люська, или всем им она привиделась?

Розовый Фламинго

Плыли мы как-то по реке Колыме из Зырянки в Черский. Путь неблизкий – хотя и по течению, а все равно несколько дней, особенно если с остановками.

Надо сказать, что путь это довольно скучноватый, особых достопримечательностей нет. Один раз мишку на берегу увидели, пару раз – рыбаков-эвенов на смешных доисторических парусно-весельных лодочках. Горы и деревья становятся постепенно все ниже и ниже, а краски – все приглушенней и приглушенней, особенно когда попадаешь в зону лесотундры.

И вдруг – посреди реки небольшой остров, какого-то немыслимого для этих краев пурпурного цвета, резко выделяющийся на фоне окружающего ландшафта. Ничего не понятно! Взял я бинокль, залез на крышу рубки – все равно ничего не понятно, что за чудо такое, да еще и посреди реки. Ну ладно бы еще на берегу, на склоне горы – лишайники какие необычайные, месторождение киновари или еще что геологическое…Мистика!

А Лёха-капитан, которому надоело, что я топаю у него над головой, возьми да и включи сирену: и вдруг весь этот розовый остров поднялся своей розовой частью в небо, оставив посреди реки лишь свою стандартную буро-зеленую подложку.

Это оказалась стая розовых фламинго (видел я их в зоопарке!), и довольно большая.

Никогда нигде не читал, что они могут оказаться в таких краях. Через много лет, на одной из конференций, где оказалась компания орнитологов, задал им за рюмкой чая этот вопрос: и доселе дружная компания коллег и единомышленников довольно нешуточно переругалась. Одни говорят, такого не может быть, потому что в таких высоких широтах не может быть никогда (с недружественными намеками, а за сколько суток до этого мы ставили на борту брагу, и не стали ли мы ее, не дожидаясь готовности продукта, массово пробовать); другие, наоборот, стали упоминать известную в научной литературе какую-то фантастическую птичью навигацию чуть ли не по созвездию Тау-Кита, а также резкие отклонения массопереноса в атмосфере Земли, когда подобные перелетные стаи заносит временно чуть ли не на тысячи километров от мест, куда они стремятся. Капитально народ поссорился и почти подрался – как говорил чукча из анекдота: научная дискуссия, однако!

Больше я таких вопросов специалистам не задавал. Видно же мне было, что без корабельных сирен этим фламинго в июле месяце посреди реки Колымы, где до ближайшего поселка – километров двести, было вполне комфортно и спокойно. И плевать они хотели на ученых-орнитологов! И какого черта мы их потревожили?

Так что не знаю – а вдруг мне это все привиделось?

Хотя, если честно, ответственно утверждаю – что нет! И не знаю, стоит ли править Википедию* ? Ведь опять же все переругаются – а я не хочу быть этому причиной! А уж фламинго эти - тем более...

*Розовый фламинго — самый распространенный вид фламинго. Также это единственный вид фламинго, обитающий на территории бывшего Советского Союза в Казахстане (озеро Тенгиз, озеро Челкартенгиз и озеро Ащитастысор). В Европе фламинго гнездятся в заповеднике Камарг, в устье реки Роны (Южная Франция), а также в Лас-Марисмасе в Южной Испании. В Африке птица гнездится на озерах Марокко, Южного Туниса, Северной Мавритании, Кении, островов Зеленого Мыса, юга континента. Обитает также на озерах Южного Афганистана (на высоте до 3000 м) и Северо-Западной Индии (Кач), не так давно гнездился на Шри-Ланке. В России фламинго не гнездится, однако регулярно отмечается на миграциях — в устье реки Волга, в Дагестане, Калмыкии, Краснодарском и Ставропольском краях. Также залетает на юг Сибири в Алтайский край, Тюменскую, Омскую, Томскую, Новосибирскую области, Бурятию, Иркутскую область, Якутию, Приморье, Урал. Зимуют пролетающие через Россию фламинго в Азербайджане, Туркмении и Иране.