Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Дядя Володя и Депутаты Госдумы

Полвека тому назад у половины ребят в нашем классе отцы работали на Заводе. Мы его так и называли - Завод, он среди окрестных заводов и фабрик самым большим был. Не исключаю, что после закрытия ЗИЛа, АЗЛК и Серпа и Молота он сейчас чуть ли не самый большой в Москве: километра два в длину и больше километра в ширину. Вот такой завод!
А когда на Заводе была Получка или, там, Аванс, то большинство его работников потом шло к Магазину (он самый большой в округе был, только его мы называли Магазин), покупало там противную горькую водку и вино портвейн, а на закуску плавленые сырки "Волна" и ириски, а потом по окрестным дворам или на Заводском Стадионе (он тоже сейчас чудом есть пока, но скоро уничтожат и застроят) их пили, а сырками и ирисками часто угощали нас, пионеров и октябрят, а могли даже по десять копеек выдать нам на мороженое. Поэтому мы эти дни очень с ребятами любили тогда!
Почти у всех тогда ребят отцы пили по-чёрному в эти дни. Но иногда их разыскивали их жёны и отводили домой, чтобы они все деньги не пропили и не валялись бы как Последние Пьяницы. А пьяниц в эти дни валялось ой как много! Тогда их забирали в Вытрезвитель милиционеры, там отбирали у них получку или аванс, а Народный Суд их ещё потом и штрафовал, чтоб они так не пили. Но забирали в Вытрезвитель только тех, кто совсем уже грязным спал в грязной канаве и говорить совсем не мог, а кто мог - того не забирали, потому что они были Пролетариат и их обижать было тогда нельзя.
А у Витьки его отец дядя Володя - он совсем водки и вина не пил! Потому что его на войне сильно ранило в живот и от этого у него сделалась такая Болезнь, что ему делали уколы и он иногда ел сладкие конфеты. А от этой Болезни можно упасть и совсем заболеть и даже совсем умереть, если ему укол не сделать поскорей, это все мы, пацаны, знали про него. И шёл как-то дядя Володя домой с Завода в день Получки, не съел вовремя свою конфету, упал на тротуаре и его тут же забрали милиционеры для Плана в Вытрезвитель. Побежала тётя Маша его искать, а когда нашла в Вытрезвителе, то он лежал там с вывернутыми карманами и совсем мёртвый. Весь Завод дядю Володю хоронил и говорил про него всякие хорошие речи, потому что он был Орденоносец, Герой-Танкист, Ударник Пятилетки и Почётный Рационализатор, да и просто хороший человек. А милиционеров тогда заставил Прокурор отдать украденную ими дядиволодину зарплату и даже, говорили его соседи при нас, их Показательно Наказали.
Вот такая история из моего детства. А сейчас совсем мало кто в день Получки по улицам валяется, но безмозглые Депутаты всё равно постановили сегодня, чтобы везде открывались Вытрезвители платные частные за большие деньги, а Полицаи туда бы сдавали Пьяниц, желательно в день их Получки или просто кто получше одет и малость выпил, и у него им можно деньгами разжиться.
Вас бы, скудоумных и паскудных Депутатов, тогда бы на пару минут сдать для вашего вразумления после смерти дяди Володи Пролетариату с нашего Завода - вот тогда бы я на вас посмотрел!
Или не посмотрел бы уже больше никогда?
promo hydrok december 18, 2014 02:14 3
Buy for 20 tokens
Был у меня приятель Женя. Нет, он и теперь есть - просто во Франции проживает... Фарцовал он тогда всячески. Идея Жени состояла в том, чтобы слинять из этой советской помойки – а для этого, на первую пору, пока освоишься, надо накопить сколько-то денег в несоветских дензнаках. В принципе, у…

Этиловый патриотизм

Прочитал про всякие антисептики, которых нет нигде от слова вообще.
Водка не очень годится, для этого вируса надо содержание спирта более 70 % в растворе. Причём не только этилового, пишут, а можно и изопропилового, и прочих.

Весна. Потребность в автоомывайке прошла. Так почему бы срочно не перепрофилировать все легальные (а особо нелегальные) ныне простаивающие цеха по её производству на выпуск антисептиков, просто чуть повысив концентрацию спирта в продукции? Или потихоньку наши доблестные правоохранители, которые все эти цеха с их запасами  разнообразных спиртов крышуют, ждут десятикратного повышения цены на эти копеечные химикаты?

А второй вариант - просто раздать (или незадорого продать) на каждую квартиру, как это было в Ухане (а китайцы тоже выпить отнюдь не дураки), по литру спирта, лучше всё же этилового, можно даже из гуманности денатурированного. Некоторые, конечно, этот чудесный антисептик могут использовать и перорально, но нам-то какое дело до их гурманских пристрастий?

Подозреваю, что только подпольные или работающие "в третью смену" водочные заводы одной Северной Осетии, тоже крышуемые сами знаете кем, могут тысячи жизней спасти от эпидемии, да и миллиарды для страны.

Как бы было на деле, а не на словах, патриотично этим золотопогонным "крышам"-единороссам, наконец, подумать о стране, в которой им так хорошо живётся, о детях своих и родителях, а не о привычном бабле.
Но вот в это мне почему-то совсем не верится!

Так что идея моя чисто умозрительна, думаю.
И в жизнь не воплотится. К несчастью.
Бедная наша вставшая с колен раком Великая Держава!

Прерванный сон

Подходит ко мне мой друг Андрей и говорит:

- Слушай, у нас с тобой беда! Налоговая на наш бизнес наехала, денег требуют, иначе нам с тобой - тюрьма!

Я судорожно начинаю думать:

- Ээээ... Андрюш, а какой у нас с тобой совместный бизнес? Я что-то не припомню...
- Ну как же! Как деньги грести лопатой и по Таити всяким разъезжать - это ты помнишь! А про бизнес забыл!
- По каким-таким Таити? Не был я на Таити! И про бизнес ничего не знаю!
- Фабрика у нас с тобой в Саратове: детские игрушки выпускает. Я тебя в её директора в прошлом году записал!
- Какие игрушки? Ничего не знаю! Да и в Саратове я отродясь не был!
- Ну как же? Свинки резиновые всякие, уточки надувные... кино "Дживс и Вустер" видал? Вот у Вустера в ванной такие были, наша фабрика выпустила! Так что с тебя десять миллионов, иначе - тюрьма!
- А где мне столько взять?
- Ну это я не знаю: хочешь, квартиру продай. Или, скажем, почку. Тут уж выкручивайся как знаешь!

В холодном поту я проснулся от мыслей: а где тогда мне жить? а как почку вырезают? а какого хрена они вообще на наш этот бизнес наехали?

В общем, лучше бы Андрюша сегодня ночью ко мне не подходил бы!
Не выспался я из-за него!

Как это принято в Одессе – 2

- Как мест нет? Нам обещали!
- А вы, мужчины, что – работники лёгкой промышленности? Так давайте путёвки!
- Почему лёгкой промышленности?
- Так вы плохо учились в школе и не знаете всех букв? Вон вывеска – «Дом отдыха работников лёгкой промышленности» у нас.
- Вы не поняли! Позавчера вашему директору звонил его брат и договорился с ним, что мы здесь три дня поживём! Где ваш директор?
- Борис Яковлевич на партактиве! Ааа… так вы иностранцы? Он меня за вас предупреждал! И почём у вас в загранице телятина на рынке – чи дешевле, чем на Привозе, чи дороже?
- Ну откуда нам знать? И почему иностранцы?
- Так вы, мужчины, друзья его брата или какие аферисты?
- Друзья! Только мы не поняли, почему иностранцы?
- Так Давид же в Хайфе живёт! В Израиле! Ой, беда на всю Одессу – такой хороший доктор был Давид Яковлевич! Мою сестру вылечил! Профессор! И где вы мне сейчас расскажете за такого гинеколога искать? Одни поцы остались, а не доктора!

Тут нам становится несколько не по себе. Дело в том, что тогда в прессе и на телевидении слово «Израиль» ассоциировалось исключительно с фразами «распоясавшаяся военщина», «кровавый агрессор» и «палачи мирного палестинского народа». Похоже, нас с кем-то не очень удачно перепутали…

- Так, может, у него ещё брат есть? Младший? Того Ефим зовут!
- Так вы говорите за Фиму? Молдавана?
- Ну да… только почему молдавана?
- Так он же у молдаван живёт!
- Ну да… в Бендерах! Там мы с ним и познакомились… только он как бы… эээ… не молдаванин, а совсем даже наоборот!
- Ой, вы таки будете мне за Фиму рассказывать! Ладно, вот ключ! Седьмой номер! Только там я уже заселила одного молодого человека с Харькова… такой приятный молодой человек! Работник лёгкой промышленности! Вадик зовут! На тракторном заводе он там у них в Харькове инженер!
- На тракторном? Так это не лёгкая промышленность!
- А какая?
- Тяжёлая!
- Ну что вы таки, мужчины, мне такое рассказываете? Вам, конечно, видней… только Борису Яковлевичу про него не говорите! Ну не на пляже же такому приятному юноше ночевать? А я вам и раскладушку принесу, и бельё, и стакан дополнительный! Как короли во дворце все трое жить будете!
- Ладно, не расскажем! А холодильник там есть?
- Холодильника нет! Но если вам что надо: я в свой положу!

Пошли селиться, открываем дверь. Да уж, хоромы! Обстановка в номере спартанская: две железных кровати, стол, два стула. На стене – картина очень красивая криво привешена. Шишкин: «Утро в сосновом лесу». И, собственно, всё. Но раскладушка, пожалуй, между кроватей поместится.

Но зато запах в комнате очень приятный! Волнующий такой: тонкий аромат зреющих яблок и сбора позднего винограда, осложнённый выдержанными спиртами… приятный запах! На столе в художественном беспорядке стоят несколько пустых и полных бутылок портвейна «Прибрежный», трёхлитровый пузырь с остатками пива на дне, переполненная пепельница, вскрытая банка консервов «Бычки в томате». На одной из кроватей храпит здоровенный белобрысый парень и с каждым его выдохом ароматная атмосфера в комнате становится всё гуще и гуще, даже открытое окно не помогает. Повезло нам, похоже, с соседом! Нормальный мужик! Наш человек!

Покидали сумки. Пошли умылись с дороги. И понимаем: холодильника нет, поэтому нам срочно необходимо пиво! А где его здесь в округе берут, пока не знаем. Пытаемся растолкать работника тяжёлой промышленности Вадика – но тот лишь пробурчал что-то, перевернулся на другой бок и снова захрапел.

Надо бы позавтракать: а у нас четыре пирожка припасено! Только вот запить нечем. Делать нечего: откупорили мы бутылочку соседова «Прибрежного», продегустировали… хорошо же в Одессе!

А жарко становится: как бы наш главный груз не испортился! Поскольку Вадика добудиться не удалось, придётся ехать в «Гамбринус»!

Написали мы записку: «Вадим! Пойдёшь в магазин – не забудь про нас! Твои новые соседи», положили вместе с червонцем под графин, взяли свой тяжёлый клеёнчатый пакет и побрели к остановке троллейбуса: нам теперь до Дерибасовской! В "Гамбринус"!

Продолжение следует.

Детские мемуары про советскую власть

Я когда в первый класс пошёл и стал октябрёнком - чуть не у половины октябрят в нашем классе родители на заводе тогда работали!

Потому что завод наш огромный и длиной километра в два, а в ширину я его не мерял. И ещё железные дороги в него внутрь отовсюду, а по ним ездят настоящие поезда, а если накопить целых пять копеек и их положить на рельсы - отличная вещь получается в пристенок и биту играть! А ещё на каждой проходной у завода нарисованы ордена всякие: один с дедушкой Лениным, а другие с флагами, потому что он воевал. А ещё нам в школе сказали, что мы его рабочая смена, но потом  девчонок не всех туда берут, потому что вредность, зато бесплатное молоко.

А половина домов вокруг завода тоже заводские, а большая их часть построена ещё до дедушки Ленина, поэтому они такие низенькие и там горячей воды нет. А я живу в новом доме, его большевики и коммунисты построили, поэтому там лифт и горячая вода, и другие ребята мне завидуют.

А ещё у нас есть магазингастроном, он огромный и там даже один раз продавали воблу - мы с папой стояли в очереди, но нам не досталось, потому что "дифицид", так папа сказал.

А ещё на заводе бывают получка и аванс, тогда нам, октябрятам - лафа! Потому что все дяденьки рабочие тогда идут в магазингастроном, покупают там водку и портвейн и потом идут на наш заводской стадион. А ещё плавленые сырки и конфеты подушечки на закуску тоже.

Тут, главное не ошибиться: сначала все дяденьки рабочие на стадионе все добрые и весёлые и могут нас угостить конфетами или плавленым сырком, а иногда и дать целых двадцать копеек на мороженое с газировкой, а потом они становятся злые и говорят всякие нехорошие слова, а иногда даже дерутся между собой, потому что, наверное, не комсомольцы и коммунисты, на которых мы должны равняться и им подражать.

А когда дяденьки рабочие с завода выпьют свою водку и портвейн, они идут домой или их ищут и уводят жёны, потому что они после смены устали, а с получки не грех. А кого жёны не поймали: те идут или иногда ползут со стадиона (смотреть на это весело нам, потому что взрослые дяденьки - но смешно), а их на мотоциклах и козликах ловят дяденьки милиционеры и везут в какой-то трезвяк, где всю получку и аванс у них они себе отбирают, а потом ещё товарищеский суд, а некоторым и выговор по какой-то партийной Лилии, но я эту тётеньку ни разу тогда не видел.

Тут нам, пацанам, главное, вовремя успеть пустые бутылки на стадионе собрать, пока сторож не собрал: потому что их можно сдать - а от водки бутылка 12 коп, а вафельное -11, и ещё целый стакан газировки без сиропа; а если от портвейна нашёл бутылку с небитым горлышком, так всего две копейки добавил - и целый пломбир с кремом!

Очень хорошо тогда, когда на нашем заводе были получка и аванс!
Только вот почаще бы...

А вы, октябрята, когда на заводе получка или аванс, чем тогда занимались?

Занимательная математика

Если все мужские половозрелые особи дорогих россиян одновременно побреются наголо и начнут отпускать бороду, то страна встанет с колен. Наконец.
Во-первых, это привлекательно и мужественно выглядит в глазах иностранцев. Ибо внушает.
Во-вторых, сэкономленные на шампунях, стрижке, гелях, лосьонах и бритвенных принадлежностях деньги составят минимум 50 000 000 000 рублей. В месяц.
А их можно будет перечислять государству на что-нибудь полезное: Данбаз там, восстановление храма, переукладка плитки на Тверской, строительство завода по производству автоматов Калашникова в Венесуэле, нравственное и патриотическое воспитание молодёжи...
А если ещё по специальному решению Госдумы и всех женщин наголо побрить... вообще моментально и сумасшедше страна расцветёт!
Во-первых, это...



Техника безопасности

Важная это вещь – техника безопасности! Много про неё могу вспомнить хорошего и плохого, грустного и смешного про эту технику, особенно про её несоблюдение. Впрочем, и про соблюдение тоже… тут вспоминается очень давний рассказ моего отца.

Чуть не посадили тогда начальника цеха! Чуть не погорел тогда хороший человек! И за что? За несоблюдение техники безопасности! Ещё бы: при производстве работ чуть не погиб у него слесарь, отделался переломами обеих ног, руки и нескольких рёбер, а также ушибом вещества в его черепной коробке, по ошибке следователем отнесённого к классу головного мозга.

Большой экспериментальный, гордость советской науки, цех был: оборудование всякое, станки, прессы огромные. Высота потолка – метров пятнадцать, а под потолком проложены на мёртвых кронштейнах всякие полезные в хозяйстве трубы, паропроводы и вытяжки. И вот прорывает кусок такой трубы! По регламенту заварить её нельзя, давление там большое, а надо вырезать кусок метра в три и потом аккуратно вварить новый. Но ведь прежде чем вварить, надо вырезать? Вот для этой работы и был вызван пострадавший опытный слесарь Семёныч. Опытный-то он опытный, поопытней других, даже вечно пахнет по утрам от него не перегаром и табаком, а одеколоном «Тройной», причём всё больше изо рта. Горло у него, видимо, больное? Полощет он с утра его этим одеколоном, что ли?

Облачился Семёныч в спецодежду, даже специальные ботинки обул. Не забыл и рукавицы-верхонки. Взял с собой защитные очки, а то вдруг стружка в глаз попадёт? Нацепил монтажный страховочный пояс со стропами и карабинами. Взял ножовку по металлу (нельзя там резаком было, от него искры) и полез на верхотуру. Опытный он был слесарь, по всем правилам стропы зафиксировал и начал пилить. Пили-пилил… отпилил! Переместился к другому концу трубы: пилил-пилил… отпилил! И вдруг с диким криком вместе с отпиленным отрезком трубы полетел на металлический пол цеха.

Долго работало следствие по поводу этой производственной травмы, скрупулёзно изучала прокуратура соблюдение техники безопасности по всем её пунктам, но упёрлись они в тупик. Допуск к таким работам у Семёныча есть? Вот он, свеженький после очередных курсов! Инструктаж по ТБ был проведён? Да! Спецодежда была? Была! Очки? Так точно! Рукавицы? Специальные, нескользящие! Страховочный пояс? Вот он! Карабины проверялись? Вот акт! Стропы? Вот спецификация! Да, дела…

Ну кто ж мог предвидеть, что опытный Семёныч прицепит страховочную стропу к середине трубы, на которой он сам в процессе работы сидел и которую с двух сторон ему поручено было отпилить?

Рассыпалось уголовное дело… просто строгача дали начальнику цеха!

Тут живут местные...

Приходит к нам несколько лет назад один перец и говорит:
- Ребят! Вы не могли бы там всё исследовать и проект сделать? Тыщ за двести?
Мы посмотрели карты, переглянулись, и ему:
- Слушай, друг! Вот как на карте показаны ваши виллы, там все умрут! Не, за такое мы не берёмся... Считай, двести тысяч ты уже сэкономил... до свидания!
- Так, ребята, меня к вам Гринпис направил! Вот их визитка....
Андрюха взял брезгливо эту визитку, посмотрел  - и кинул её на пол. Там у нас, экологов, грязно. Молодец! Отлично работает с клиентами! Я бы ещё хуже поступил бы...
- Слушай, старик! У вас комбинат какой?
- Деревообделочный, а что?
- А воду на химию давно брали?
- Как оборудование поставили, так и брали! Примерно году в 1977-м....
- М-да? А фильтры на оборудовании... нет, это даже глупо спрашивать!  Вы тоже там, что-ли, хотите жить?
- Ну да.  Мне, как топ-менеджеру, уже выделили там дом! У меня там и скважина, и личный пляж,..Жена вон гладиолусы посадила...
- Не горячись, старик! Гладиолусы - ерунда! А дети есть?
- Ну да, двое.... а о чём речь, давайте подпишем договор...
- Речь о том: ты немедленно возвращаешься в этот свой Мухосранск, и немедленно вывозишь своих жену и детей, их предел жизни - лет 28 по статистике...
- Так у меня жене 24?
- Ну так, это в среднем!
- Странные вы какие-то экологи, ребята! Не будете договор заключать? Мне же целый миллион рублей на экологию выделен... а может больше... главный так и сказал: один процент от строительства моего дома - на экологию!
- А он тоже там жить будет? На этой реке, километр ниже сброса его комбината?
- Ну да... вы бы, мужики, видели его виллу! Там миллионы баксов в неё запарено! И причалы, и яхты, и водные мотоциклы, и детский пляж... только он её ещё не видел...
- Что, и детский пляж тоже? Подожди... это ж по карте... ну да, прямо бьёт струя с выпускных!
- Ну, вам, учёным, видней! Берётесь за экологию за миллион?
- Мы уже взялись! Подожди, друг! У тебя детям сколько?
- Два и четыре...
- Так увози их из этой бесплатной виллы! И вообще увольняйся, топ-менеджер хренов!
- Так вы за миллион не берётесь?
- Ты в своём уме? Пять - анализы, СЭС всякие. Наши работы - миллиона три. Потом отчёт. Полагаю, попал ваш хозяин с этим посёлком... а точно он сам и его дети здесь будут жить?
- Его дети и он сам сейчас в Лондоне... или в Америке? Мы, топ-менеджмент комбината, будем жить!
- Ну, тогда примерная смета на всё - миллионов двести рублей, включая наши семь-десять за изыскания и анализы... Там дамбу строить надо, шпоры, дноуглубление и русловыправление понадобятся, чтоб все не сдохли за пару лет...
- То есть, за миллион вы не берётесь решить вопрос?
- Тебе ж сказали - двести это минимум. А скорей - триста. У вас же своя какая техника на комбинате есть? Так дешевле, можем помочь с проектом...
- Да есть! Не то, что у вас, голытьбы...Но вся техника занята!  Вот же говорил  мне хозяин - не езжай в Москву! Иди к нашим, местным! Они за триста тысяч рублей всё обещали сделать, все документы и разрешения! Ну вы тут, в Москве, и жлобы! Вам только деньги подавай!


Больше он к нам не приезжал. Пролетели мы с этим договором.  В Гринписе говорят, умер он от инфаркта, когда жена от панкреатита умерла. И дети - те маленькие, хрен знает от чего.
И вообще: на этом комбинате ищут топ-менеджеров. Из бонусов: вилла на берегу реки, отдельный пляж и катер. Ну и зарплата хорошая.
Но там текучка на комбинате - просто жуткая! Есть желающие? Зарплата хорошая, дом на берегу реки...
Аж хозяин комбината на своём, гораздо меньшем по размерам, пляже в штате Виргиния искренне поражён!
С чего бы всё это, такая текучка кадров?
Известное дело - Россия! Вот в Америке подобного давно нет... такого наглого поведения персонала и такой текучки кадров.

Колготки

Помню, был я смертельно влюблён в одну девушку… А у неё день рождения скоро, и надо ей что-то подарить. А я как раз грузчиком на хлебозаводе заработал немножко денег. Я её спрашиваю: любимая, что тебе подарить? А она мне: слушай, не мог бы ты мне чешские колготки подарить, у меня последние порвались… Подарил, я так тогда её любил - мне для неё ничего не жалко!

Любовь потом кончилась у нас, уже не помню почему,  а вот это я хорошо помню…

Ну, кроме Вовы, есть ещё желающие? Это когда колготки 7-70, а безумно тяжёлая, после неё не до любви, ночь на хлебозаводе стоит сорок копеек тонна…