Category: происшествия

Нет, ребята, я не гордый!

"Нет, ребята, я не гордый! Не загадывая вдаль так скажу: зачем мне орден? Я согласен на медаль!"

Согласно Высочайше утвержденным 15 мая 1856 г. «Правилам об увольнении нижних чинов в отпуски и отставку» в случае смерти отпускных и отставных нижних чинов их наследники были обязаны сдать все награды умершего местному полицейскому чину, который препровождал их к Губернскому Воинскому Начальнику, а тот отправлял в Петербург.

О
днако же примечание к этой весьма строгой статье подчеркивало, что «Если по смерти отпускных и отставных нижних чинов не окажется знаков отличия орденов Военного и Св. Анны, а также медалей, то розысканий не производится и наследники умерших взысканиям за утрату их не подвергаются».

Почему так?
Эти Знаки Отличия орденов по смерти награждённого Кавалера тогда возвращались в Орденские Капитулы, и тогда вдове или детям до 18 лет сыновьям и до 23 лет незамужним дочерям ими выплачивалась пенсия. В случае же  утери таких наград Кавалером или его наследниками пенсион им назначался только в исключительных обстоятельствах по специальному решению Капитула Ордена.

Надеюсь, дети современных героев-орденоносцев Абрамовича, Дерипаски, Сечина, Миллера, Ротенбергов, Нисанова, Илиева и Усманова всё же догадаются папины ордена не терять и не выбрасывать? А то мыкаться им, горемыкам, по белу свету без всякого пенсиона!

promo hydrok october 11, 2014 11:59 5
Buy for 20 tokens
1988-й год. Три часа ночи, звонит телефон. Беру трубку, там помехи... телефонистка через пятьсот тарелок и завывания: - Вас Якутия! Говорить будете? - Буду! Там сходу женский вой: - Поздно, врач сказал, что поздно! Оставлять надо! И будет у нас маленький, Витёк... Ты представляешь? Я спросонья: -…

Мечта и реальность

Вот не нравится мне моя фамилия! С удовольствием бы её поменял!
Да и имя тоже: вот что это за имя - Дмитрий?
Ну а уж если менять имя и фамилию, то до кучи можно сменить и пол.
Да и прописку тоже, а то за окном такая хмарь и грязный снег, что жить не хочется!

И вот представил я: вот сижу я вся такая длинноногая блондинка с четвёртым номером бюста у бассейна на своей багамской вилле, попиваю второй бокал утреннего мартини (взболтать, но не смешивать), отдаю приказы своему дворецкому Хуану, а тот прочим моим горничным и слугам, любуюсь цветением всяких джакарандов и олеандров и полётом колибри... Дочь миллиардера я, притом незамужняя!
И зовут меня, скажем, герцогиня Кармен-Сюита де Бизе-Наполеон-Бурбон-Медина-Сидония...

Жду я, когда к острову подойдёт моя белоснежная суперяхта, на которой ко мне в гости приплывут мои лучшие друзья, а вечером мы это дело с ними по нашему обыкновению отметим!

Сначала, конечно, пойдут всякие аперитивы и лёгкие закуски: ну, там, салат оливье, холодец с хреном, селёдочка с лучком, грибочки маринованные. Потом блюдо дня - шашлык и колбаски-гриль "Мираторг" на решётке! Уже через пару часов - я своих друзей хорошо знаю - все в хлам будут!
Ленка по обыкновению упадёт одетой и с тазиком салата в мой бассейн, её муж Петрович - наблюёт на пол в ванной. Генка сломает унитаз в туалете и будет потоп - придётся срочно вызывать сантехника Пьетро Хуареса.

Серёга с Петькой, как водится, поспорят о кинематографе и начнут бить друг-другу морды. Пьяная Светка начнёт задирать юбку и показывать всем свою огромную задницу. Андрюха схватит меня за мой роскошный бюст и попробует увлечь меня в спальню, а я дам ему ногой по яйцам и он час будет орать и материться. Потом Стасик кинет непотушенную сигарету на мою антикварную оттоманку и начнётся пожар, который он же, пока я не увидела,  попытается потушить своей мощной струёй - вонища будет, хоть виллу насегда закрывай! Потом Иван Викторович для смеха насрёт в бассейне, но будет упорно утверждать, что оно само там зародилось. Потом мы будем запускать китайский салют и от него сгорят все джакаранды и сарай для гольфа, откуда огонь перекинется на папин эксклюзивный Бентли и мой любимый Бугатти Вейрон. Потом приедут пожарные, а полиция попытается нас всех забрать в кутузку, но я от них откуплюсь. Потом...

Может, ну его?
Что-то мне расхотелось сразу всё в жизни так кардинально менять!

Итак, оглашены Условия дуэли...

....И приговор судьбы
Вершится без помех… (Леонид Филатов)

Самая, пожалуй, знаменитая дуэль в России - это поединок между Новосильцевым и Черновым.

Чернов К. П. (1803—1825) — подпоручик лейб-гвардии Семеновского полка. В сентябре 1825 года дрался на дуэли с флигель-адъютантом В. Д. Новосильцевым (под влиянием своей матери, урождённой Орловой, отказавшимся жениться на его сестре ("Могу ли я согласиться, чтобы мой сын женился на какой-нибудь Черновой, да к тому же Пахомовне: никогда этому не бывать. Не хочу иметь невесткой Чернову Пахомовну – экой срам!", по её словам). Эта дуэль незнатного и обедневшего дворянина (это на чей взгляд - отец у него дослужился до генерал-майора) Чернова с богатым аристократом получила широкий общественный резонанс: похороны Чернова (умершего вскоре после смерти своего противника) стали выражением сочувствия «тому, кто собою выразил идею общую, которую всякий сознавал и сознательно и бессознательно: защиту слабого против сильного, скромного против гордого» (слова декабриста Е. П. Оболенского).

И всего лишь через 193 года у России есть шанс увидеть ещё более интересную дуэль, картель уже отправлен через Ютюб!

Правда, стоит вопрос о выборе оружия вызванным (те стрелялись на пяти шагах с неограниченным числом выстрелов до тяжёлого ранения или смерти одного или обоих), есть и ещё тонкости некоторые: ну не может по Дуэльному Кодексу аристократ, пусть и новейшей формации, и полный генерал, кавалер (пусть и Секретными Указами подчас) всех высших российских орденов, Особа по Табели о Рангах 2-го Класса и Обер-Камергер, драться со штафиркой-недворянином, каким-то стряпчим! Тем более, за государственные преступления ранее неоднократно осуждённым и ныне находящимся в казематах! Невозможно это, как ни крути!

Более того: чинам Жандармского Корпуса дуэли всегда были строжайше Императорами запрещены; да и ни один дворянин по негласному правилу не мог выйти на дуэль с жандармом - они даже и в Офицерские Собрания полков, даже откуда перешли в Корпус, тогда не допускались, что, конечно, уже было для них тяжким оскорблением - но терпели же ради Высокого Служения Отечеству?

Зато вот потом лафа! Можно будет нынешним пиитам с самим Кюхлей в стихах посоревноваться!

НА СМЕРТЬ ЧЕРНОВА

Клянемся честью и Черновым:
Вражда и брань временщикам,
Царя трепещущим рабам,
Тиранам, нас угнесть готовым!

Нет! не отечества сыны -
Питомцы пришлецов презренных!
Мы чужды их семей надменных,
Они от нас отчуждены.

Так, говорят не русским словом,
Святую ненавидят Русь;
Я ненавижу их, клянусь,
Клянуся честью и Черновым!

На наших дев, на наших жен
Дерзнешь ли вновь, любимец счастья,
Взор бросить, полный сладострастья,-
Падешь, перуном поражен.

И прах твой будет в посмеянье!
И гроб твой будет в стыд и срам!
Клянемся дщерям и сестрам:
Смерть, гибель, кровь за поруганье!

А ты, брат наших ты сердец,
Герой, столь рано охладелый,
Взнесись в небесные пределы:
Завиден, славен твой конец!

Ликуй: ты избран русским богом
Всем нам в священный образец!
Тебе дан праведный венец!
Ты чести будешь нам залогом!

В.К. Кюхельбекер, 1825


Флигель-адъютант Владимир Дмитриевич Новосильцев, офицер Лейб-Гвардии Гусарского полка

Маленькая Трагедия

"Всё кончено! Я гибну... донна Анна!" "Каменный Гость"

В самом начале девяностых годов мой тогдашний приятель Юра сильно поднялся по бизнесу. Ну очень сильно! И, главное, не бандит он был какой солнцевский или измайловский, а настоящий тогдашний коммерс. Первым делом, естественно, тогда так положено было, купил себе малиновый пиджак и мобилу весом килограмма в три. Но вот золотую цепь всё же не толщиной в руку, а так... скромную такую: толщиной в палец и не до пупка. Всё ж неоконченное высшее в МГУ, культурный человек, есть вкус и чувство меры!

Хату себе прикупил на бульваре, начал строить дачу. Новенькую "девятку" себе взял, но быстро её в пьяном виде в хлам разбил. Но у него этих денег стало, как у дурака махорки! И заменил он её на более приличествующий его статусу Мерседес. Очень красивый Мерс у Юры был, всем на зависть, братва уважает и все девки его!

Одна незадача: тачка эта хотя и практически новой была (на двадцатилетних бумерах пусть быки рассекают!), всего-то ей лет восемь, но оказалась она американской. А это же известные дикари? То, что спидометр в милях размечен и бак в галлонах, это ещё человеку с почти высшим образованием стерпеть можно, но вот что там на половине запчастей, всяких гайках и шпильках, на американском рынке предусмотрены дюймовые резьбы - об этом Юру продавцы этого аппарата не предупредили! Так что любая ерундовая поломка могла перерасти в месячное ожидание копеечной запчасти из США и полную остановку на данный период этого вожделенного и так необходимого Юре по бизнесу пепелаца.

Так что расстался с этой прелестью Юра: продал её такому же бизнесмену, причём дороже, чем купил! Талантливый Юра коммерсант был, чего уж там! Но бабло валит и валит... поднакопил Юра денег и купил себе... нет, не подержанный Жип Широкий, не Наебиши Монтёр, мечту всех тогдашних бандитских бригадиров, не Шестисотый, мечту начинающих банкиров и нефтяников... Юре пригнали новенький Крузак! А тогда по Москве на таком ездить было покруче, чем сейчас на Бугатти Вейрон! Целую сумку мёртвых президентов продавцам  отдал, но оно того стоило! Ещё лучше у Юры бизнес пошёл, все его уважают теперь, от тамбовских братков до генералов армии!

Одна проблема: такие тачки угоняли тогда... ну, примерно все! И каждую, уже с перебитыми номерами - раз по нескольку за их автожизнь! Да и понятно: стоил такой аппарат тогда примерно как три двушки в Москве... или одна трёшка, но на Тверской и с живописным видом на Центральный Телеграф!

Но Юра же не дурак какой? И поставил он себе какую-то необыкновенную, только что изобретённую, цены невиданной доселе, противоугонку на свой Крузак, с брелком и обратной связью! Юру предупредили, что с такой штукой угнать машину быстро в России никто пока не умеет, главное - это снимать и ставить её на охрану надо не далее, чем в паре от неё метров, а лучше - прямо к лобовому стеклу брелок подносить... а вот если издалека это делать - то придуманы уже проклятыми буржуями новейшие против этих противоугонок грабберы, и, по слухам, кое-кто из специализирующихся на угонах этнических бригад такие уже, не без труда подсобрав солидного бабла, прикупил...

Так что снимает с охраны Юра это своё чудо аккуратно, поднося брелок к стеклу, так же на неё свой роскошный болид и ставит. Не нарадуется он на этот охранный комплекс! Раз пять уже брелок звенел, явно угнать пытались! А вот вам хрен, братаны из горских и закавказских народов!

Но ведь и на старуху бывает проруха? В данном случае Юру подвела его мужественность и любовь к прекрасному полу. Вот, честное слово, лучше бы ему в геи какие податься тогда!

Как прилично было тогда для каждого успешного бизнесмена, обзавёлся  и Юра подругой, иначе братва уважать не будет! На конкурсе красоты он её снял: ну не "Мисс Россия", конечно, это ему ещё не по чину, но одна из финалисток этого конкурса! Арендовал ей Юра квартиру в столице и периодически её там посещал. Все соседки ей завидовали! "Ну ничего себе, провинциалка... ни кожи ни рожи...ни сисек, ни жопы.. ноги из головы растут: а ездит к ней приличный и солидный молодой человек в малиновом пиджаке и на шикарной тачке! Иностранец что ли? Вот же проститутка проклятая! Вот бы мне с моим шестым номером и выдающейся задней честью такого бы заполучить! Это не мой алкаш Витька, а человек явно стоящий! Может, он меня на заграничный курорт куда пригласит отдохнуть, а я как раз купальник с люрексом в Лужниках прикупила на лето: как какой местный египетский принц мой зад увидит, вот и...." - так рассуждали все половозрелые соседки.

Приехал в очередной раз к ней Юра, машину припарковал под окном, под мышкой - Токарев, часть тогдашнего его гардероба. Пьют шампусик и вискарь под "Баунти"... райское наслаждение, не врёт телереклама! И вдруг тревожно звонит брелок, орёт сирена: Юра смотрит из окна - рядом с тачкой никого! Но брелок звенит, тачка орёт! Юра спустился по леснице с третьего этажа, прижал брелок с стеклу - снял и поставил своё японское чудо на охрану.

Перешли к поцелуйчикам, Юра же ей не за умные разговоры хату оплачивает? И вдруг опять срабатывает охрана! Юра спускается - снял, поставил!

Уже перешли к снятию предметов гардероба... и опять орёт машина и звенит брелок! Юра штаны одевать не стал, только пиджак свой малиновый накинул, кого стесняться, все кругом свои? Просто под пиджаком кобура с волыной, а иначе пока официально милиция ходить братве и коммерсам с открытыми стволами запрещает! Снял, поставил...

"Переходим к физкультурным упражнениям, дорогие товарищи!", как ещё по старой привычке нам тогда говорило с утра радио. И опять орёт автомобиль и звенит брелок... но ведь самая кульминация! И местами ещё тогда наивный вчерашний комсомолец Юра нажал на кнопку брелка, чтобы эти мерзкие звуки в такую минуту любым путём остановить.

Как говорилось нам про Бобика в альтернативной поэме "Евгений Онегин", которую так проникновенно читал по слухам артист Качалов поэту Есенину: "Вот он закончил, с Жучки слез - И вместе с ней умчался в лес! Сидит и думает Татьяна...". Какой там лес рядом с этой пятиэтажкой, нет там леса!

Юра, закончив спортивные упражнения с вице-мисс-Россия, посмотрел в окно: его Тойота Лендкрузера новёхонького под этим окном уже как бы никогда и не стояло!

Угнали у Юры его дорогущий боевой новенький Крузак! С концами угнали! Следили, видать... тренировались... именно этого момента кульминационного выжидали! Вот же... просто нелюди какие! Упыри!

Юра долго смотрел в окно, оценив этот "шаг командора", а потом завыл: "Кто на погибель нам вот баб придумал... я погибаю... суки эти донны Анны!".
Ну, не совсем так, конечно. Не в таких выражениях. Не дословно. Не точно по Пушкину, хотя для Юры трагедия случилась вовсе даже и немаленькая тогда, чай он не камер-юнкер какой! Но по смыслу близко...

P.S. Но история на этом не закончилась, как позже нам рассказал Юра. Объявил он эту машину в розыск, назначил солидную награду за возврат, вся братва и все опера ищут его любимое средство передвижения. Через полгода ему звонят менты из Ростовской области:
- Нашли мы ваш аппарат, Юрий! Номера двигателя и кузова такие-то?
- Такие! Выезжаю забирать, вам, как обещано - премия!
- Не советуем, Юрий! Автомобиль сгоревший, восстановить невозможно!
- Так у меня свой автосервис сейчас! Может...
- Всё же не советуем! Вряд ли можно это восстановить! Да и работяги на сервисе ваши как, нервишки в порядке?
- В каком это смысле?
- В смысле - полностью сгоревший автомобиль! В салоне - три обгоревших трупа... многое от пружин кресел никак и никаким инструментом не отскребается! Приедете забирать?

Так что Юре тогда ещё, считай, повезло! Пронесло в этот раз с рукопожатием Командора!

Нужность женщин при смерти от переохлаждения

По литературе, процентов 95 лётчиков Люфтваффе, сбитых над Северным и Баренцевым морем, и матросов подлодок до их спасения гибли от переохлаждения.
Такие же данные были и у британских медиков времён "Битвы за Англию".
Этим занялась медицина.
Ужасающими немцы методами пользовались, безусловно!
Но вот было выяснено: если умирающего молодого человека с двух сторон обложить тёплыми молодыми женщинами - процентов 80 выживают!
А если с одной стороны - лишь 40!
А грелками - 10!
А почему - никому из учёных до сих пор неясно! Отказались учёные от тех методов.
Вот так британские немецкие учёные-физиологи доказали несомненную пользу использования женщин при воздушных и подводных сражениях в северных морях!

Ищем царя

Один из моих родственников погиб под германским пулемётом во время знаменитой атаки кавалергадского и лейб-гусарского полков на позиции пехоты.
Вот на хера опять такое? Николай Александрович  - точно хуйло!
Владимир Владимирович - хуйло? И даже хуже Николая Александровича, за которого погиб мой дед?
А потом и ещё примерно пятьдесят ближайших родственников?
Вова! Окстись! Грязной бонбой только неуверенные в себе террористы машут! Всякое хуйло то есть...


Губы окаянные

Писал я тут уже про наш давний героический поход по заданию администрации аж двух новопридуманных улусов для разведки возможностей вывоза угля с Красной Речки с целью спасения их населения. А тут благодаря p_syutkin в На лису пойдёте, на волка? — На медведя! вспомнил и ещё одну сопутствующую ему историю. А дело было так:

Ну совсем тем сентябрём мало воды в реке стало: не проходит даже наш «Ярославец» через этот перекат! Тыркались-тыркались: нет глубин! И решено было идти дальше на двух лодках. Загрузились по борта оборудованием и бензином и ранним утром погнали. А гнать нам километров сто пятьдесят ещё, да вверх, да лодки гружёные, да течение сильное… Часов восемь-десять нам ходу, однако.

Приплыли на место. Весь день работали, устали как собаки, пора бы и обратно. Готовить не стали, перекусили хлебом с тушёнкой и поплыли вниз: а вниз гораздо веселей и быстрей, успевай только на перекатах от топляка разного уворачиваться. Я, честно говоря, закемарил. Вдруг лодка делает какой-то немыслимый манёвр, я – головой о борт. Продираю глаза и ничего сначала не понимаю: наша лодка делает непонятную дугу, а вторая чуть выше тоже какой-то странный радиус описывает. Что такое?

Оказывается, сохатый реку переплывает и не дают мужики ему к берегу приблизиться. Мне Палыч: держи ручку! А сам ружьё из чехла вытаскивает одной рукой, но собрать-то и зарядить его – тут две надо.

Сохатый бедный смотрит на всё это обречённо, не доплыть ему до берега, не спастись. Чпок-чпок, и погиб он во цвете лет… а ведь в правильном месте переход себе устроил, тут людей сроду не бывало. Конец за рога – и вытянули мы еле-еле его на берег. Здоровый, бродяга!

А как мясо на пароход доставить? Надо его разделывать, сохатого этого.

С нами двое местных опытных охотников, один так вообще чуть ли не профессиональный бывший. Достали они свои ножики и началось. Честно говоря, ни разу не видел, чтоб такую тушу так быстро и со знанием дела одними ножиками охотничьими разделали грамотно. Но часа три это дело заняло. Распределили мясо по лодкам, чуть бортами воду не черпаем: килограмм больше двухсот этого чистого мяса получилось. Но что тут поделаешь? Впереди зима, а ещё ни одного каравана не пришло, как бы с голодухи не околеть…

Плывём себе, мчимся. Но в сентябре уже темнеет по ночам капитально, дело к полярной ночи. Опасно, как бы на что не напороться. Выбрали островок, причалили, разожгли костёр из плавника. Настолько устали, что даже есть не хочется, просто вырубаешься. Так часа три в полном нокдауне у костра и просидели, а тут светать начало. Надо домой на пароход гнать, тут всего-то часа два ходу осталось. Подходим к лодкам: это что такое? Борт в крови, одного мешка с мясом нет, чуть поодаль он разорванный в клочья валяется. Мы Иннокентию: это кто так нахулиганил тут? Он к следам присмотрелся и нам спокойно: «Мишка, однако, приходил. Но маленький. Кушать мясо хотел, но мало-мало взял!». Во дела! А мы и проглядели…

Доплыли до парохода, подняли всё на борт из лодок и попадали по койкам. Но поручили матросу на обед нам свежатинки пожарить: уж которую неделю только на тушёнке сидим. К обеду с трудом встали, морды ополоснули и дружно в кубрик, охотничьими трофеями наслаждаться. А матрос наш расстарался вовсю: и супчик со свежатинкой, и жарёха, и – ни разу не пробовал – лосиные губы как-то по-особенному приготовленные, и печёнка, и тушится у него что-то на печке. Вкусно аж жуть, особенно после почти двух суток работы и голодухи!

Вдруг вой мотора рядом с пароходом, стукается что-то о борт и вваливается к нам парочка мужиков: серьёзные такие мужички, один с карабином, другой поверх бушлата опоясан ремнём, а из кобуры ручка пистолета торчит. Всё, приплыли! Это ж рыб (он же здесь и охот) надзор! А за сохатого штраф – мало не покажется! Это не считая уголовного дела…

Они нам:

- Обедаем, товарищи?

- Обедаем! Присаживайтесь!

- Да нет уж, мы сытые… А мясо откуда?

- Да, встретили мы тут местных охотников… они мешок свежатинки дали…

- Местных?

- Ну а каких ещё?

- Ой, как стыдно врать…

- Почему?

- Почему-почему… у местных такой обычай: губы достаются только тому, кто этого сохатого положил. Вот готовыми он угостить может, а дать кому – не имеет права по обычаю.

- А мы и не знали…

- Ладно, мужики! Считаем, что мы этого не видели! Вы уголь-то разведали?

- Разведали! А вы откуда про нас знаете?

- Да река слухом полнится. Все про это уже знают. Всем же зимовать. Спасибо вам, мужики! Мясо у вас есть – а порыбачить не успели?

- Когда? Мы только вернулись.

- Это дело поправимое!

Кинули они нам на борт несколько чиров и тайменей и поплыли дальше браконьеров ловить.

Вот какие, оказывается, есть интересные обычаи у некоторых коренных народов Крайнего Севера!

Теперь будем знать!

И мой любимый харизматик!



Давайте подумаем!
Там харизматиков ещё много!
Это я, по врождённой скромности, только этой восьмёркой ограничился.

ИХ ЕСТЬ У МЕНЯ!
Ну, и у вас тоже:
les copain d'abord... les copain d'abord...

Ну и la belle  copaine, надеюсь, тоже у каждого давно есть?
Ну и хорошо, друзья!

_____________________________________________________________
http://www.chitalnya.ru/work/308821/ http://www.youtube.com/watch?v=rslShTbqNbo
МЫ ЗА ДРУГА ДРУГ LE COPAINS D'ABORD
Пусть плёл в порту всяк мизерабль, Non, ce n'était pas le radeau
Что плот Медузы¹ наш корабль, De la Méduse, ce bateau
И ржали пусть, что он утюг, Qu'on se le dis' au fond des ports
Все, кто лбом тюк-тюк – Dis' au fons des ports
Он, бороздя утиный пруд, Il naviguait en Pèr' Peinard
Без суеты вершил свой труд, Sur la grand-mare des canards
Гордясь девизом словно дюк – Et s'appl'lait : « Les Copains d'abord,
«Мы за друга друг!» Les copains d'abord »
Наш «fluctuat neс mergitur²», Ses fluctuat nec mergitur
Пусть не был перл литератур, C'était pas d'la littératur
И пусть мы знали слов на круг N'en deplaise aux jeteurs de sort
Две-три сотни штук, Aux jeteurs de sort
Зато, считай, сама родня – Son capitaine et ses mat'lots
И капитан, и матросня. N'étaient des enfants d'salauds
Ведь там никто не сучий внук Mais des amis franco de port
И не волчий друг. Des copains d'abords
Нет, не был то плавучий дом, C'étaient pas des amis de luxe
Где бы с Гоморрой жил Содом; Des petits Castor et Pollux
Решали б Кастор и байстрюк – Des gens de Sodome et Gomorrhe
Кто кому супруг. Sodome et Gomorrhe
Ля Боэси, Монтэнь любовь C'étaient pas des amis choisis
Там не нашли б – там нёс любой Par Montaigne et la Boetie
Тату намного выше брюк – Sur ventre ils tapaient fort
«Мы за друга друг!» Les copains d'abord
То также не был монастырь – C'étaient pas des anges non plus
На самокрутки шёл псалтырь, L'Evangile, ils l'avaient pas lu
Но, от угрозы адских мук, Mais ils avaient tout's voil's dehors
Нас не брал испуг – Tout's voil's dehors
Жан, Пьер, Поль, бражка – вот псалом, Jean, Pierre, Paul et compagnie
Что пели мы в борьбе со злом, C'était leur seule litanie
Держамшись не за библьдрук, Leur Credo, leur Confitéor
А за друга друг. Aux copains d'abord
И если бил нас «Трафальгар³», Au moindre coup de Trafalgar
То дружба шла держать удар C'est l'amitié qui prenait l'quart
И, встав на руль, вела на юг, C'est elle qui leur montrait le nord
Охмурив каюк. Leur montrait le nord
А если вдруг какой матрос Et quand ils étaient en détresse
Засемафорит с мачты SOS – Qu'leurs bras lançaient des S.O.S.
Невольно выйдет из под рук – On aurait dit les sémaphores
«Мы за друга друг!» Les copains d'abord
Когда свистали всех на грог, Au rendez-vous de bons copains
То абстиненция порок, Y'avait pas souvent de lapins
И коль пропал кто – значит вдруг Quand l'un d'entre eux manquait à bord
Он сыграл в рундук. C'est qu'il était mort
Но круг могильный, и сто лет, Oui, mais jamais, au grand jamais
Не исчезал и плыл нам вслед. Son trou dans l'eau n'se refermait
Мы лили выпивку в тот круг, Cent ans après, coquin de sort!
Чтобы грелся друг! Il manquait encore
Сменив с тех пор сто кораблей, Des bateaux j'en ai pris beaucoup
Скажу с грустцой, но без соплей: Mais le seul qu'ait tenu le coup
Лишь тот ни разу не дал крюк Qui n'ai jamais viré de bord
И не выдал трюк. Mais viré de bord
Он, бороздя утиный пруд, Naviguait en Père Peinard
Без суеты вершил свой труд, Sur la grand-mare des canards
Гордясь девизом словно дюк – Et s'app'lait les Copains d'abord
«Мы за друга друг!» Les copains d'abord  
Пусть плёл в порту всяк мизерабь, Non, ce n'était pas le radeau
Что плот Медузы наш корабь, De la Méduse, ce bateau
И ржали пусть, что он сундук, Qu'on se le dis' au fond des ports
Все, кто лбом тук-тук – Dis' au fons des ports
По пруду он и там, и сям Il naviguait en Pèr' Peinard
Ходил на зависть всем гусям. Sur la grand-mare des canards
Девиз был прост, без выпендрюг – Et s'appl'lait : « Les Copains d'abord,
«Мы за друга друг!» Les copains d'abord »
¹ 2 июля 1816 г. франц. судно Медуза потерпело крушение по пути в Сенегал. Спаслись 149 пассажиров
на плоту. Его через 12 дней обнаружили с 15-ю выжившими. Остальные утонули или были съедены.
В музее Лувр выставлена картина Теодора Жерико «Плот Медузы», написанная в 1819 г.
² (лат.) «качается, но не тонет» – девиз на парижском гербе, где изображен парусник
³ (разг.) – катастрофа

Цитаты из великих

«В иную пору протопопица бедная брела, брела, да и повалилась и встать не может. А иной томной же тут же взвалилася: оба карабкаются, а встать не смогут. Опосле на меня бедная пеняет: "Долго ль, протопоп, сего мучения будет? И я ей сказал: "Марковна, до самыя до смерти". Она же против: "Добро, Петрович, и мы еще побредем впредь."»

Протопоп Аввакум

2473-OTk4MjQ0NGE2ZA

«Черт догадал меня родиться в России с душою и с талантом»

А.С. Пушкин

1243629338_aleksandr-sergeevich-pushkin1

«Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. А когда весело живется, работа спорится…»

И.В. Сталин

fe852a5558f1

«Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно»

В.В. Путин

85058712_putin

Дорожное происшествие

Был у меня приятель Женя. Нет, он и теперь есть - просто во Франции проживает...

Фарцовал он тогда всячески. Идея Жени состояла в том, чтобы слинять из этой советской помойки – а для этого, на первую пору, пока освоишься, надо накопить сколько-то денег в несоветских дензнаках. В принципе, у него это получалось.

Жил Женя в какой-то жуткой коммуналке в ту пору, переехав с женой, уж не знаю почему, из элитного жилья родителей. Но жил на Тверской.

Машину Женя себе тоже купил: какую-то поразительно убитую шестёрку, побывавшую ранее в  неимоверных баталиях с другими участниками дорожного движения… Но «шестёрку»!

Одевался Женя тоже очень экстравагантно тогда: он мог напялить на себя какую-то замаранную извёсткой телогрейку, а сверху намотать умопомрачительной длины и вызывающей красоты французский шарф….

Милицию, надо сказать, в те годы подобное очень нервировало. Они ещё к такому не привыкли тогда.

Едем мы как-то с Женей на его шестёрке. Она то едет, то раздумывает: на фига ей это надо. Останавливаемся у светофора. И вдруг: «Бум!». Нам кто-то въехал в зад.

Я Жене:

– Жень! Нам в жопу въехали!

Женя белого цвета и абсолютно не реагирует:

– Подожди чуток. Сейчас, ты иди-разберись: а я подумаю пока, прикину…

И сидит за рулём как прикованный…

Я вышел разбираться: во въехавшей в нас машине за рулём девочка-одуванчик. Ей явно не то, что руль – ей приличный член нельзя в руки доверить! Она сидит за рулём, вся трясётся, плачет – первая авария у неё! Я её утешаю, как могу…ну ерунда, ну бампер…

Наконец, выходит и Женя. Идёт он как зомби. Цвета белей петербургских ночей… Достаёт ключи…

«Если это так – это полный трындец! Мне не жить!», говорит Женя. Я ничего не понимаю…

Дрожащими руками он пытается засунуть ключ в личинку замка своего багажника. Получилось! Закрывает глаза… распахивает багажник! И выражение лица у него тут же меняется!

– Слушай, кошёлка! Ты где права купила, дура? Курсы хоть какие пройди…

– Да… я виновата… А вы не знаете, это лишение прав? Да я вам заплачу!

– Лишение – это если мы ГАИ ждать будем… Так что вали отсюда скорей, малахольная!

Девочка, не веря своему счастью, тут же по газам. Я заглядываю в багажник, там какие-то коробки штабелями лежат красивые. Опа-на!

– Жень! А это что?

– Это видики. Не мои. Случись чего – мне кранты, убьют, да и тебя за компанию как свидетеля... Каждый как два таких жигуля стоит. Ох, и повезло же мне сегодня с этой дурой! Всё цело! А бампер и так битый всегда был…

Только появились тогда видеомагнитофоны. Ну очень дорого они тогда стоили!