Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

В очередь, сукины дети! В очередь!

Вот всегда уважал голландцев: спокойные и трезвомыслящие люди!

И пока во всём мире идиоты и паникёры давятся и дерутся в очередях за туалетной бумагой, умные голландцы и гости Амстердама перед карантином организовали свою расслабленную и бесконфликтную очередь в кофешоп.

promo hydrok july 19, 2016 17:04 9
Buy for 20 tokens
Попал Л.И. Брежнев в ад. Встречают его черти: - Добро пожаловать, дорогой Леонид Ильич, давно вас ждём! Мы тут с товарищами посовещались: вы же видный деятель партии, знаменитый полководец, гениальный писатель - так что можете выбирать себе муки по вашему вкусу! Идут по аду. Кого-то на…

Мысли старлея о глобальном потеплении

Весь мир об этом только и говорит. Задумался об этом и я: по военно-учётной специальности синоптик-метеоролог. Подозреваю, что даже в IPCC мало у кого есть такая специальность! Только одного я такого там знаю...

Не буду анализировать всякие графики, тем более что все они либо фейковые, либо построены непонятно на какой информации по отдельным точкам планеты. Но посмотрел я тут прогнозы погоды: недельной давности, трёхдневной давности, суточной давности... а за окном вдруг повалил непредсказанный ещё вчера снег!

Человечество, опомнись! Почему ты считаешь, что люди, которые не могут предсказать погоду не то, что на неделю, а даже и на три дня (причём, заметьте, нигде и никогда) правы, когда они предсказывают её же на десятилетия и столетия, называя это модными словами "климат", "углеродный след" и "глобал ворминг"? Повторяю: нигде и никогда им это не удавалось! А тут вдруг удалось? С чего бы это вдруг?

И вот сидите вы, идиоты, перед тремя бумажными стаканчиками и уверены, что шарик под средним! А рядом бегают Альберг Гор, Грета Тунберг и ещё парочка подобных глубокоуважаемых людей и кричат вам: "Под средним! Гадом буду, что под средним!". Все же обожают в "три листика" играть? Только никто в эту игру никогда ещё со времён шумерской цивилизации не выиграл.

Есть ли жизнь на Марсе? Нет ли жизни на Марсе? Это мы не знаем! Но вот то, что диктор по телевидению, рассказывая прогноз погоды на послезавтра, нам с огромной вероятностью врёт - это все люди на всех континентах знают точно!

Вот такие у меня, старшего лейтенанта по ВУС 5010 (синоптика-метеоролога ВВС) некогда непобедимой Советской Армии, на этот счёт мысли. А у вас они другие, друзья? И вы кто по ВУС, мне очень интересно?

Отшумели песни нашего полка

Услышал я по радио, что целых девять женщин обвинили Пласидо Доминго в сексуальных домогательствах. В начале 1980-х это, оказывается, было. А я тоже жил в начале 1980-х! И пусть я не женщина и сроду лично эту домингу не видел - хочу к ним присоединиться, так что считайте, товарки, меня десятым!

Поёт-то он классно и человек небедный: пусть со мной своими богатствами поделится на старости лет, например одну из своих вилл на меня отпишет. А то ишь... столько лет я про это из скромности молчал (запамятовал, видать? - а теперь вот вспомнил!).

Ну и до кучи, если речь идёт про начало 1980-х, хочу в том же обвинить другую домингу - Микеле Плачидо, он же комиссар Каттани, тот ежевечерне в телевизоре тогда нас всех домогался... и, пожалуй, Олимпийского Мишку, вот с его отцом народным художником Виктором Чижиковым я лично пару раз тогда встречался, а его Олимпийский Мишка как тогда выпрыгнет, как начнёт меня домогаться!

И всё у меня, как у этих девяти женщин по одноимённому фильму Франсуа Озона, где их восемь, теперь образуется в жизни, думаю: вернутся и деньги, и слава, и внимание прессы, и былая моя сексуальная привлекательность... "Спите себе, братцы, всё вернётся вновь! Всё должно в природе повториться...", как некогда пел поэт.


ЗЫ: К вечеру этих разгневанных женщин стало уже 13, пишет пресса.
По фильмам можно проверять: "Семь самураев", "Восемь женщин", "9 с половиной недель", "Десять негритят", "11 друзей Оушена", "12 друзей Оушена", "13 друзей Оушена"... к утру дойдём и до "Сорок первый", а к завтрашнему вечеру - и до "300 спартанок"...

Это мы придумали Windows!

Вспомнилось: когда, задолго до их популярности, появилась эта песня абсолютно никому тогда неизвестной подмосковной группы, мой друг решил ей поделиться, вставил кассету в щель магнитолы своей тогда ещё не иномарки и мы, сидя в этой душной коробке, прослушали её подряд раз, не соврать, пять!

Ну и ну! Просто слов нет, молодцы какие!

RIP, Илья!

Я был очень мудрым стариком

Теперь я уже не то, считайте даже, что меня нет. Но было время, когда любой из вас пришел бы ко мне, и какая бы тяжесть ни томила его душу, какие бы грехи ни терзали его мысли, я бы обнял его и сказал: «Сын мой, утешься, ибо никакая тяжесть души твоей не томит и никаких грехов не вижу я в теле твоем», и он убежал бы от меня счастливый и радостный.

Я был велик и силен. Люди, встречая меня на улице, шарахались в сторону, и я проходил сквозь толпу, как утюг.

Мне часто целовали ноги, но я не протестовал, я знал, что достоин этого. Зачем лишать людей радости почтить меня? Я даже сам, будучи чрезвычайно гибким в теле, попробовал поцеловать себе свою собственную ногу.

Я сел на скамейку, взял в руки свою правую ногу и подтянул ее к лицу. Мне удалось поцеловать большой палец на ноге. Я был счастлив. Я понял счастье других людей.

Даниил Хармс.

Вот до сих пор мне абсолютно непонятно, почему вплоть до падения Советов Даниил Иванович был фактически запрещён?
При этом его читали в списках, сделанных на "Эрике". Вот что было у него такого крамольного? Думаю, что просто его очень боялись партийные вожди: они вообще всего боялись, что не понимали. А не понимали они многого: вот так мозги у этих людей были устроены! Хотя и не было там особых дураков, сейчас дела обстоят намного хуже!
Пугал их товарищ Ювачёв, он же Шардам, он же Баш, он же Хормс, он же Ххоермс, он же Ххаармс, он же Дандан, он же Мохов, он же Шустерлинг, он же Хармс.

Просьба к Дедушке Морозу

Вот люблю я искренних людей! И по-детски верящих во всякие сказки.
Хорошие они, как правило, люди!
Искренне желаю этому Васе, чтобы Дедушка Мороз его скромную просьбу обязательно в новом году исполнил бы!
Да и с нашими пожеланиями она вполне совпадает...

Рудольф Георгиевич

В стародавние советские времена наша экспедиция сменила речку, и опять из одной заполярной помойки мы спецрейсами перебросили свой нехитрый, но весьма объёмный, одних лодок пять штук, бутор, в похожую другую. Только собаки там немного иначе выглядели, менее лохматые, но зато часть – не с жёлтыми, а с голубыми, глазами. Как у аляскинских маламутов. Хаски они теперь называются? Собаки, правда, оказались никчемные: ни охотники из них, ни сторожа. Зато упряжку тянут – снегоход не обгонит! И красивые очень. Вот и всё отличие практически! Хоть и расстояние между этими точками – пять тысяч вёрст. Зато параллель примерно одна.

И тут – бац! Поломался наш старенький самолёт! А поскольку борт наш был не аэрофлотовский и не военный, в силу каких-то межведомственных советских тогдашних дел нам пришлось эту запчасть ждать из Мячиково аж две недели. Скучно невозможно! Три раза в день посещение столовой – вот и всё развлечение. Местными друзьями мы пока не обзавелись. Имеющийся с собой НЗ спирта весь выпит. А спиртное местным по талонам! Оно, может, и правильно: весна же, за окном минус тридцать. Запрягут они своих хаски, съездят в магазин, выпадут на обратном пути пьяными из нарт – и через час поминай, как звали!

Пришлось и нам, как столичным гостям, идти в исполком, посулить там золотые горы от нашей будущей работы, и получить талоны. Отоварились вне очереди: а там к Первомаю нехилая норма была! Не буду врать, что ребята мы были малопьющие, но даже нам на эти две недели хватило. Спирта же литр один к пяти пузырям идёт? Так у нас на каждого его по полтора литра пайка оказалась! А ещё бормотуха всякая, сухонькое болгарское, югославский вермут, шампусик… как положено мудрой советской властью с её непрестанной заботой о трудящихся!

Тащим эти коробки себе в общагу. И вдруг на мостках нам мешает пройти какой-то бич местный. Вид у него неописуемый: какие-то ватные штаны и бушлат прожжённые многократно, рожа вся чёрная от угля. Но из этой чёрной рожи смотрят на нас два весёлых и умных голубых глаза. Прямо как у хаски этих местных! Он нам говорит со странным акцентом:
- Извините, мужики, что с такой добычей вам пройти мешаю! Сейчас посторонюсь!

И прыгает с мостков. А сугроб там выше пояса за зиму намело! Сложно одному выбраться! Мы поставили коробки, подали ему руки – и вытянули! Смотрим – а у него в ватных штанах дырки прожжены чуть не до тела! И снег туда набился! Холодно ему! Мы ж не звери какие, не гестаповцы? Вскрыли коробку, достали оттуда литруху югославского вермута – и предложили сделать глоток этому интеллигентному и самоотверженному человеку!

Глоток растянулся грамм на семьсот (я лично до сих пор так не умею), но не на весь литр! Остатки он культурно протянул нам и сказал:
- Давненько я бутлег Чинзано не пил! Лет уже, поди, сорок! Но Мартини он всё же всегда уступал! Букет менее мощный!

Мы онемели: Чинзано в Москве тогда ещё можно было купить. В принципе. Если очень захотеть. Но вот чтоб Мартини… мы его тогда только во французских фильмах с Бельмондо видели! А тут человек явно разбирается! Он снимает грязнющую варежку, подаёт нам руку:
- Вы москвичи что ли? И когда ваш насос привезут? А я – Рудик! Приятно познакомиться! Заходите в гости, поболтаем! Расскажете последние новости из столицы, а то одичал я уже тут малость!
- Нам тоже очень приятно… а куда, Рудик?
- Котельную речпорта знаете?
- Знаем!
- Вот рядом с ней меня и позовите громко! Я к вам и выйду!

 В тот вечер у нас другие дела оказались, сами понимаете. А к обеду, прихватив с собой пяток бутылок сухонького, мы с дикого похмелья решили навестить нашего нового местного друга. Подходим к котельной и кричим: «Рудик!». И тут как в кино про нечисть всякую – начинает шевелиться угольная яма. Шкуры какие-то из неё летят, палки… и из горы угля появляется Рудик! Широким жестом: «Заходите, друзья!». Мы не понимаем, куда… однако покорно в эту яму прыгаем. И видим в куче угля проход. Проходим, сильно пригнувшись: ничего себе!

Сверху шахтная крепь такая профессиональная, стол и топчан самодельные… горит керосиновая лампа для тепла, свет проведён. Полка с книгами… и не «Малая Земля» Брежнева какая, не справочник по угольным котлам, а всё больше заграничные с иероглифами! Он китаец что ли, этот Рудик? Ничего не понимаем!

Хорошо мы в тот вечер посидели в пещере Рудика! Ещё два раза за добавкой и закусью в общагу бегали! Потрясающе интересный человек оказался! А моего друга, тот тогда запрещёнными философиями типа Рерихов и битловского индийского гуру увлекался, он просто своими знаниями восточных духовных практик покорил!

На редкость интересный человек! Родился в Харбине. Закончил там гимназию и два курса университета. Отсюда и странный акцент. Но не у белоэмигрантов, а у четы советских инженеров КВЖД, которые мудро решили тогда в СССР не возвращаться. А кто вернулся – расстреляли всех! Или не всех? Мы тогда этой истории вообще не знали, не писали тогда про неё в учебниках…

Знает несколько языков: английский, французский, немецкий, китайский и японский отлично, а вот корейский, испанский и португальский – по признанию самого Рудика, так себе. Не свободно!

Я подозреваю, таких людей тогда и в МИД СССР по пальцам одной руки пересчитать можно было! Да и сейчас, полагаю… сейчас, наверное, таких там вообще нет!

Забрали его в 1946-м. Так, до кучи вместе с родителями. Родители пропали. Не выжили на Колыме. А он отсидел свою десятку и вышел. Так в этих краях  и задержался. Паспорта нет, работает истопником в котельной, живёт в угольной яме – в общаге ему некомфортно как-то!

К вечеру мы его из уважения к возрасту, уму и заслугам стали называть Рудольфом Георгиевичем. Общее было наше решение! Хотя и время занимает лишнее такое обращение: обычно людей в этих краях зовут лишь только по имени, или, из уважения, только по отчеству.

А вернулись мы опять в этот посёлок только в конце июня после ледохода, пошли на угольную яму, кричим, кричим  – нет Рудольфа Георгиевича! Грустно… теперь в этом посёлке и поговорить об умных вещах толком не с кем…

Только на следующий день нам причину рассказали: какая-то сволочь-снабженец перепутал бочки. И пришла в качестве антиобледенителя в аэропорт тогда в большой партии одна бочка не султыги (этил/глицерин), а чистого метилового спирта. Много людей тогда в посёлке от этой ошибки полегло. В том числе и наш друг Рудик.

Ну… за твои голубые глаза, Рудольф Георгиевич!
Я их никогда не забуду!

Он на эти штуки мастер, этот самый Джон Ланкастер!

Роуз Макгоуэн,одной из первых обвинивших кинопродюсера Харви Вайнштейна в домогательствах, посвящается!
Вот, собственно, и всё!


А , с другой стороны, наших плечевых начинаешь уважать, друзья-дальнобои!
Одеваются они интеллигентно и прилично, по сезону: вот оно, оказывается, что типа насчёт них хорошего могу сказать, наших подруг дальних трасс, мужики!

Чудные люди

Был при советской власти в устье одной крупной сибирской реки посёлок. А при нём порт, аэропорт, нефтебаза, склады всякие, погранзастава, небольшая воинская часть, школа, больница, клуб, даже бассейн - всё как положено! Посёлок немаленький - постоянного населения тысячи под три, а в навигацию с сезонниками и до пяти доходило.

Насчёт женщин не скажу, но местные мужики были...ммм...серьёзные ребята, многие с весьма приличным багажом за спиной и нетривиальными биографиями, про некоторых хоть статью в газету пиши: но не напечатали бы тогда, посколько статьи у этих некоторых в своё время были весьма впечатляющие, да обычно и не одна! Тёртый народ, одно слово! Суровый и немногословный, с такими лучше не ссориться. Не советовал бы я вам лично по крайней мере.

Все рыбаки, охотники. Причём многих я за настоящих охотников не считал - ну что это за охотник, который надуется спиртяги и палит во всё, что шевелится, надо ему мясо или не надо? Бессмысленное истребление живого, даже такого, что и есть нельзя: просто чтобы рядом не бегало и не летало. Дураки, короче! Но в глаза же таким это не скажешь?

Как-то в сентябре под конец навигации заплыл в посёлок тюлень. Редкое явление, что ему в реке делать. До моря километров сорок: наверное, предпринял он этот поход из чисто познавательных целей, перед друзьями потом похвастаться. Понырял у берега дня три, поизумлял народ, покидали ему детишки рыбки, а потом отправился перед самым ледоставом в море восвояси. Какие-то пьяные идиоты даже палили в него из спортивного интереса, но к счастью не попали. А через неделю он вновь появился.

И что тут выяснилось? У посёлка река пока безо льда, море пока чистое, а километров на десять ниже разветвление реки, где скорость течения совсем низкая, уже льдом прихватило. Видимо, не проплыть под водой до моря ему эти несколько километров! Вот и вернулся.

А морозы ночью уже капитальные стоят, покрывается льдом река, лишь у плавучей насосной станции пока полынья, да и та на глазах льдом зарастает. Там он и выныривает воздуха глотнуть. Уже почти как домашнее животное он стал, подкармливают его.

И решили как-то за вечерней выпивкой портовские крановщики ему эту полынью поддерживать. Разделились на утреннюю и вечернюю бригады, дважды в день выходят к насосной с пешнями и бензопилами и колют нарастающий лёд. А всё холодней! Иной раз и до полуметра нового льда в промежутке нарастает! Тяжело мужикам! И тут к крановщикам присоединились складские, потом аэропортовские, потом нефтебазовские, потом техучастовские, потом и врачи с учителями, потом и вояки с "ушей" свою будку для обогрева бригад подогнали и прожектор установили... весь посёлок, короче, кроме ментовских - тем, видимо, устав таким глупым и ненужным делом заниматься запрещает.

Вот так с сентября по май у поселковых мужиков появилось новое занятие: лёд резать и колоть. А ты поколи-ка, если он двухметровый, минус пятьдесят и полярная ночь! Но ничего, сдюжили!

А в мае, когда прошёл ледоход, тюлень Васька последний раз искушал мороженой ряпушки, покивал детишкам башкой и поплыл к себе в море домой. Вот его друзья, думаю, удивились и не могли поверить его рассказам "Как я провёл эту зиму"!

А мужики поселковые... до сих пор не могу понять, чудные они всё же люди или чудные - сами выбирайте, на какой букве ударение ставить!

А посёлок этот сейчас практически полностью убит и позаброшен. Вот такие дела!

Забавный вопрос

Я когда-то был начальником экспедиции. А там так у меня было: два-три человека, которым я абсолютно доверяю свою жизнь, и ещё два-три подчинённых, которым в принципе можно её доверять.

Это Север Якутии. Это такие места, что если ты не доверяешь людям рядом с тобой, то тебе через пару дней ну просто...

Ну и что? С севера Якутии в тридцатые сослано на юг столько людей, которые там не умеют жить.... но зато прислано, которые там тоже не умеют жить, на три! порядка! больше... Ну и что?

В целом население северной Якутии с тех пор и до 1999, как сообщает нам статистика...

Потом эти данные закрыты.
Закрыта и твоя там погибель тоже, дружок, и твоих друзей тоже
Пока.

Хоть певца спроси, хоть статистика, хоть кого...

Но нормальные люди там всё же редко погибают, и каждый такой случай очень долго нормальными мужиками долго потом обсуждается...долго обсуждается... а потом случаются и всякие другие абсолютно закономерные и неизбежные для таких краёв несчастные случаи, которые хрен там номальным мужикам обсуждать?

Вот за что я люблю Арктику!