Category: энергетика

Человек по своей натуре бобр

Рассказывал мне историю друг мой Айдын про свою бакинскую школу с углублённым изучением русского языка. Задали им написать сочинение на тему "Человек по своей натуре добр!". Тема каллиграфическим почерком учительницы написана на доске, а внизу подписано: Максим Горький. Другое дело, что Алексей Максимович, который вообще-то много всего про "человека" наговорил, сроду такого не писал, а написал это вовсе даже Жан-Жак Руссо аж в 1754 году: "Человек по натуре своей добр, и только общество делает его плохим"... но школа-то бакинская, так что придираться не будем, кто там что из классиков сказал.

Все усиленно пишут, обдумывают и раскрывают тему. А сосед его Рауф строчит как пулемёт и первым бежит сдавать своё обширное сочинение. Пока класс мучается, учительница читает это произведение. Глаза у неё становятся всё круглей и круглей, местами она хихикает, а под конец уже просто начинает биться в истерическом припадке. А в сочинении тема раскрыта примерно так: "Человеку тоже приходится заводить семью, строить для неё жилище. Человек точно так же добывает себе пропитание и неустанно трудится. Плавает человек, конечно, намного хуже, но некоторые олимпийские чемпионы и советские воины-подводники...". И так на семи листах. Над всем этим заголовок: "Человек по своей натуре бобр!". Одну букву с доски Рауф перепутал... но пятёрку свою получил всё же заслуженно!

Через много лет и я полностью убедился в непреложности этой истины. Бобёр! Ох, и бобёр по своей натуре человек! Недаром, столько людей с фамилиями Бобров, Бивер, Кастор, Касторо, Бибер, Ход, Бевер, Биберман по просторам планеты проживают! Бобр по своей натуре человек!

Осуществляли мы тогда экологический контроль строительства магистрального газопровода, чтобы строители особо не хулиганили и природу вокруг, как это свойственно небобрым людям, не уничтожали. А регион лесной, по лесу протекают десятки речек и ручьёв. И переход трубы через водоток зачастую делается так: речка полностью перекрывается временной плотиной бульдозерами, в осушенном русле копается котлован, туда укладывается труба, засыпается грунтом, плотина разбирается. И занимает эта технология обычно дня два-три, максимум неделю.

Вот и на этой речке так... только труба уже неделю как уложена и засыпана, а временная плотина не убрана. Речка хоть и небольшая, но лес уже хорошо подтоплен выше по течению. Мы строителям: "Почему согласно проекту плотина не убрана? Мужики, имейте ввиду: вот постоит лес затопленным месяц-другой и погибнет весь. Вам лесники такой штраф выпишут, что разорят всю вашу трубоукладочную компанию. Так что вот вам строгое предписание, расписывайтесь: запруду убрать в трёхдневный срок". - "Да уберём! Вот завтра трелёвочник подгоним - и уберём!".

На следующую инспекцию приезжаем по графику лишь через месяц: глазам своим поверить не можем! Плотина вроде как ещё метра на два выше стала, леса затоплено уже гектар двадцать. Они что, очумели совсем? А права нам были гензаказчиком тогда предоставлены довольно большие: вплоть до приостановки строительства и, по нашей кляузе в Москву, за невыполнение предписания объявления моратория на перечисление компании-подрядчику всех выплат за работу. Без зарплаты могут мужики запросто оказаться...

Строители отводят глаза, с кем-то связались по рации. Подкатывает газик: оттуда вылезает Петрович, прораб участка. Опытный мужик! Всю жизнь по трубопроводам! Отводит меня в сторонку (а я рядом с ним лилипутом выгляжу): "Борисыч! Ты уж нас извини! Мы ж не внаглую и не нарочно ваше предписание не выполнили! Тут такие обстоятельства...". - "Петрович! Ну какие обстоятельства? Ну вот ты - и такое мне гонишь? А если лесники или местная экология сейчас вам штрафы предъявят и работы всей вашей компании остановят? Соображать же надо! Мы ж вам не просто так предписание выдали!". - "Понимаешь... пойдём, сам посмотри!".

Подходим к плотине этой: странная она стала. Внизу-то мешанина веток и песка, что бульдозер нагрёб, а поверх брёвна какие-то, кусты. И так хитро всё переплетено! Взбираемся по склону: плеск какой-то в этом искусственном пруду! И чёрные спины иногда с глубины выныривают... да это ж бобры! Родители малышню плавать и нырять учат.

Петрович: "Вот видишь, какое дело! Ведь это они сразу обрадовались нашей плотине и себе её нарастили! Хатки построили, детишек вывели. А разбери мы её сейчас: ведь погибнет малышня! Да и работяги мои взбунтуются: у них любимое развлечение сейчас за бобрятами наблюдать. Ну будь человеком, прикрой на месяцок глаза на это безобразие! А с лесниками в случае чего я договорюсь... там дел-то на пару ящиков водки, если что!".

Не стал я новое предписание писать. А плотину через месяц разобрали: ушли куда-то бобры, подрос молодняк и надоело им на одном месте. Выдержал, кстати, подтопление лес, не погиб.

Потому что человек, как справедливо нам указывали классики мировой литературы, по своей натуре - бобр!

promo hydrok october 11, 2014 11:59 5
Buy for 20 tokens
1988-й год. Три часа ночи, звонит телефон. Беру трубку, там помехи... телефонистка через пятьсот тарелок и завывания: - Вас Якутия! Говорить будете? - Буду! Там сходу женский вой: - Поздно, врач сказал, что поздно! Оставлять надо! И будет у нас маленький, Витёк... Ты представляешь? Я спросонья: -…

Надзирающий орган

  Ну не мог я тогда на этом газопроводе жить! У меня и других дел куча...

И начал я нанимать местных инспекторов. Их задача - раз в неделю проезжать по трассе, фотографировать казённым аппаратом, посылать снимки и докладывать, когда уж совсем, по их мнению, вопиющие случаи.

А разбираться уж мне из Москвы. Или по ежемесячному приезду на объекты: я как-бы уже в курсе всех этих текущих безобразий.

Требований к кандидатам немного: трезвомыслящие люди, чтоб фотоаппарат казённый не пропили, да просто требуется приличный народ! Работа непыльная, оплата хорошая... и потянулась к нам очередь из школьных учителей и врачей районных больниц.

Но этот кадр был особым. Устроился он к нам по блату - троюродный брат его наш друг. Порекомендовал он его нам.

А как такого не взять? Он один такой в этом районе! Во-первых, не пьёт. В завязке он. Во-вторых - афганец и кавалер боевых орденов. В-третьих - майор по званию. В четвёртых - начальник убойного отдела целого отдалённого района. Никого не крышует, взяток не берёт. В-пятых - Саша ему троюродный брат!

Такими кадрами не разбрасываются! Наняли! Ездил по трассе, фотографировал, докладывал… Хорошо работал человек!

И вдруг коллизия… «Газпром» придумал «Газпромохрану» свою, чуть ли не с автоматами… вдруг кто неправильный на трассе окажется?

Звонит мне мой майор: «Борисыч, меня на трассу не пускают! Даже с пропуском! Говорят, новый нужен!».

Я ему: «Да ладно, Викторыч, сейчас позвоню: внесут тебя в список  и завтра пустят!».

Но не сработала вовремя бюрократическая машина…. это мы оба не учли…

Приезжает он на трассу на своей девятке, показывает новый пропуск. Охранники идут в будку и ему говорят:

- Вот вы, Викторыч, никак на трассу не попадёте! Нет у нас в компьютере вашего пропуска!

- Почему так? Я ж инспектор этой трассы? Вы что, друзья, ополоумели совсем?

- Иди на отсюда, идиот!

И пистолетиками в кобурах поигрывают. Они здесь теперь начальники!

Викторычу обидно. Сел в машину. Подумал. А ведь если эту инспекцию не провести – прощай стиральная машина, давно обещанная супруге! И родился в мозгах у майора план…

Вернулся он в городок. Зашёл, пусть и выходной, в райотдел. Открыл сейф. Взял два ствола. Одел форму. Надел бронежилет. Прихватил все наличные наручники и дубинки. Построил двух сержантов, вооружил их калашами. Сел в газик – и поехал восстанавливать справедливость во вверенном ему районе.

Подъезжают к посту охраны… Те лыбятся:

- Так, Викторыч, мы же тебе сказали, что нельзя! Пропуск твой недействительный! Вали отсюда!

Викторыч командует бойцам: «Захват!».

Не зря он их тренировал: через пять секунд оба охранника корчатся в наручниках.

Викторыч, стокилограммовая туша в бронике, подходит – и пинает самого наглого ногой!

- Вы, суки, совсем оборзели! Поверили – вы здесь власть? Я здесь власть! Мне государством доверено! А вы – Газпрём (дальше нецензурно). Вот есть у меня объективка – банда Умарова хочет устроить взрыв на газопроводе! А вы, суки, меня не пускаете? Меня? Даже в форме? Пособники, бля? Мулла Омар вас, сук, так подучил?

- Викторыч! Ну прости ты нас… нам так приказано…

- Кем приказано? Басаевым каким? Вот отвезу я вас в райотдел, посажу в подвал, там как раз стёкла выбиты. У нас сегодня четверг? Завтра минус семь обещано. Допрашивать, суки, буду в понедельник… это как замначальника РОВД говорю, а не как инспектор по экологии!

- Викторыч! Ну пожалей ты нас! У нас дети! Мы случайно!

- Фиг с вами! Расковывайте, бойцы! Но, суки, имейте в виду, я ваш Газпром (дальше нецензурно)…

Следующие полгода, пока не кончилась стройка, Викторыч работал у меня образцово. Как охрана видела его личную девятку – отдавала честь и загодя распахивала ворота перед экологическим инспектором.

         Он здесь власть! Он надзирающий орган, а не какие-то сроду здесь не виданные ушлёпки из Москвы!

Пусть таким в тот момент был и я, его тогдашний приятель и работодатель...


Поездка по Москве (впечатления менеджера Газпрома)

Сел в свой недавно купленный подержанный Феррари.

Проехал по Москве, чтоб об этом все узнали.

Странно это – снег глубок, нет обычных пробок.

Мейл в Италию? Клиренсу для нас побольше чтобы!


У суши-бара нет швейцаров японотаджиков.

Мраморную говядину не мажет народ аджикой.

На моллах нет вывесок о посленовогоднем сейле.

В атмосфере ощутимо всеобщее невеселье.


И непонятен мне происходящего генезис.

Хотя, говорил генеральный – ожидается кризис.

Мне наплевать. Мне это уже не раз знакомо.

Я, вашу мать, нерядовой работник Газпрома!