Category: юмор

Старый одесский анекдот

Идут два одесских еврея по кладбищу. Один:
- Моня! Таки смотри! Это могила нашего ребе! Какой был человек, какой человек, просто святой человек! Как бы я хотел бы лежать, когда таки потом после мои похороны, рядом с нашим ребе!

Идут дальше:
- Моня! Ты таки посмотри! А вот могила нашего кантора! Умнейший был человек! Просто не кантор, а целый царь Соломон! Как бы я хотел лежать рядом с нашим кантором, таким мудрым человеком! А вот ты, Моня, вот ты с кем бы рядом хотел бы лежать?
- Я? Если про лично я, Изя, я мечтал бы лежать рядом с вдовой Рабиновича!
- Таки тоже отличный выбор! Но погоди, Моня... она же ещё не умерла и прекрасно себя чувствует, да и выглядит просто великолепно?
- Вот!!!

promo hydrok april 18, 2018 11:29 16
Buy for 20 tokens
Настолько нам надоела в тот сентябрь эта картошка, хоть на комбайне работай, хоть на ручном подборе, что мы уже были согласны абсолютно на всё, лишь бы этого корнеплода не видеть! Так что когда утром приехал на газике какой-то местный бригадир и сказал, что ему нужно три бойца на силосную яму при…

Навстречу Первомаю

Завтра Первое Мая - Международный День Солидарности Трудящихся.

Вот в раньшие времена все трудящиеся и люди доброй воли в едином порыве, чтобы продемонстрировать свою солидарность, с песнями и плясками под бодрые лозунги из репродукторов, неся плакаты с изображениями Членов и даже Кандидатов в Члены (Политбюро ЦК КПСС - а вы что подумали?), а Члены радостно приветствовали их с Мавзолея. А потом все шли кто куда: трудящиеся пить водку и портвейн "Агдам" под холодец, а Члены - коньяк КВВК под осетрину и икорку. Вот это был праздник! Не то, что сейчас... даже это умудрились полностью изгадить!

В этой связи вспомнился мне такой анекдот семидесятых:

Стоит 1-го мая дорогой Леонид Ильич Брежнев на Мавзолее и видит, что по Красной Площади трудящиеся несут портреты горячо любимых ими Членов Политбюро: товарища Мазурова несут, товарища Устинова несут, товарища Демичева несут, товарища Андропова несут, товарища Катушева несут...даже товарища Рашидова портреты несут,  а вот портретов его, Брежнева - не несут! Заволновался Леонид Ильич - может, заговор против него какой или разлюбил нерушимый блок коммунистов и беспартийных своего Генерального Секретаря?
Но отлегло: видит он в толпе мужичка - и тот на палке несёт его огромный портрет! Растрогался Леонид Ильич, спустился с Мавзолея, подходит к нему:
- Спасибо вам, дорогой товарищ, за оказанное доверие!
- Отзынь, урод!
- Ну почему так сразу, товарищ? Вы, наверное, меня не узнали?
- Да узнал... вали отсюда!
- Постойте, товарищ! А я ведь хотел вас лично с праздником поздравить и подарить вам, скажем, сто рублей.
- Да не надо мне от тебя ничего! Сказано - отстань, гад!
- Но товарищ...
- Тамбовский волк тебе товарищ! А не отстанешь от меня, гнида - сейчас как этим тяжеленным чучелом тебе по башке дам, тогда узнаешь, почём фунт лиха!

А сейчас - такой праздник, а даже анекдотов про него народ не слагает!

Чувство юмора

Однажды попали мы на острове Айон, это рядом с Певеком там у них, в их знаменитый ветер южак (про это можно в Википедии почитать или, скажем, у прекрасного писателя и хорошего геолога Куваева).

Много что каждый из нас до этого видывал в этих краях.... но вот чтоб такое? Чтоб полуторатонный ботик аки птица чайка пролетел, выброшенный волной и подхваченный ветром, у тебя над головой - и на этом острове почти закончил бы свою сфинкскую финскую спасательную ботиковую жизнь? Надо бы выжить... свои жизни спасать!

Но захотелось нам всё же выжить. Так, для приличия. Кто стенку из брёвен складывает (она нас в результате и спасла, правда двое временно от костра ослепли)... кто дрова из плавника тащит... а Толя, попал к нам чиновник из пароходства, судорожно в отдалении жрёт тушёнку! Я ни до ни после такого не видел, чтоб человек три банки тушёнки и одну сгущёнки, нам на них, коли плохи дела, всем неделю на этом острове выживать, сразу и подряд съел - его ж немедленно тошнить должно! А того только часа через три начало... но зато как! Чуть не сдох он от этого: а следствие показало бы, что не от знаменитого певекского южака он сдох, а от белгородской тушёнки и полтавской сгущёнки... Неинтеллигентно как-то... несолидно!

Впрочем... я жив... мои все друзья тоже, даже этот Толя!

А если б у меня не было бы тогда моей предыдущей арктической пятнашки - а я не знаю, как бы я себя вёл! Может, и тушёнку бы судорожно тоже жрал, тогда бы мы все там сдохли...

Уж коли сам я в сердцах сказал рулевому этого приданного нам ботика, а вообще-то старпому с "Сибирского", тоже давно не юноше уже:

- Да! Похоже, это нам всем п...ц! Такого я ещё не видел и, видимо, больше такого никогда не увижу! Да и ты тоже, Витёк, пиши детям про это удивительное гидрометеорологическое явление заметки перед кончиной!

И тот послушно стал что-то трогательное детишкам писать на пачке от "Беломора"!

А потом мы сутки с лишним, лёжа под стенкой и пока ветер не стих, рассказывали друг другу анекдоты про Петьку, Василия Ивановича, поручика Ржевского, Наташу Ростову и дорогого Леонида Ильича. Дико ржали.

Тем и спаслись, пока Толик дристал и похоже уже, не прислушиваясь к разговорам у стенки, совсем сбрендил, и определили его позже на время в местный якутский сумасшедший дом - видать по всему, теперь он депутат или министр иль губернатор какой.

А пролив этот Малый Чаунский впервые описал Вилькицкий, а потом уже, после этого южака, померили мы с Леонидычем. И оказался он совсем не такой, как считал Вилькицкий. Не проходят там суда этого класса, или денег каждый год немерено надо, сравнимо с ледовой проводкой.

Вот с тех пор я тушёнку и недолюбливаю... с живой картошкой ем - а так нет!



Полярный Круг

Летали мы по северам, груз экспедиционный перебрасывали. Где летим – сами уже запутались, где-то между Игаркой и Дудинкой. Невысоко летим, видимость хорошая.

И вдруг Гришка говорит: «Во, сейчас Полярный Круг будем пролетать!».

Мы заржали, посыпались шуточки про пересечение Тропика Рака с Тропиком Козерога, вспомнился немедленно и армейский анекдот про «заданную траекторию» и "комариный член".

– Да не, мужики, я серьёзно! Сами посмотрите!

Прильнули к иллюминаторам: и точно, ясно видится кое-где подзаросшая просека в низкорослом полярном лиственничнике, идущая непонятно куда вдаль параллельно маршруту нашего старичка АН-26.

– Гриш, а это что? Это зачем?

– Не знаю, мне мужики в Игарке так рассказывали: был какой-то лагерь огромный, и там в какой-то момент куча лишних зеков образовалась, занять нечем и кормить нечем. Вот и послал их начальник на работу – обозначать Полярный Круг. Мало кто, конечно, из этих доходяг живым вернулся, там тысячи полегли, но Полярный Круг – вот он!

Не знаю, правда это, или набрехали мужики в Игарке Григорию: но Полярный Круг, ребята, я лично видел. Гадом буду! Значит, это всё было не зря... Или... вот же твари!